Jump to content

Слоелолог

Пользователи
  • Content Count

    1,424
  • Joined

  • Last visited

About Слоелолог

  • Rank
    Житель усадьбы

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Проживает
    Башкирия

Recent Profile Visitors

3,137 profile views
  1. Ну уж если и этот на Владимира Владимировича голос поднял, то режим в шаге от переворота
  2. Э нет. Сидя в уголочке реванша не сделаешь. Понятно что вам этого хочется, ну так что. Перехочется.
  3. Ну так история то еще не кончилась. Глядишь проигравшие "лузеры" и возьмут реванш.
  4. Вы правы, но убирать не буду. Как уж сказалось. Есть и было много замечательных американцев
  5. В слове пропаганда нет ничего плохого. Вы тоже пропагандой занимаетесь, только она у вас стремная и маргинальная. А это вот качественная.
  6. Не себя а ребенка. Ребенок хоть и американский не виноват и его жалко. судьбу сломают
  7. снизу ссылка на пдф файл. там гораздо больше текста и весь ссылочный набор. Про иностранный капитал есть, но слишком длинный текст был бы. Представленная работа кол в глотку булкохрустам. Достаточно сжато и по делу.
  8. Об этом в приведенной работе есть. Но спасибо за ваш комментарий.
  9. Просвящайтесь. Это качественная пропаганада со ссылками.
  10. Доказанное и укоренившееся в СССР представление о России конца XIX — начала XX вв. как о преимущественно аграрной стране, отсталой в промышленном отношении, в постсоветские годы нередко называют «историческими фальсификациями» и «советским мифом об отсталости дореволюционной России». Начиная с перестройки, в противовес этому представлению настойчиво формируется то, что можно назвать мифом со знаком плюс. Одно за другим следуют заявления о том, что Российская империя конца XIX — начала XX вв. была «Россией на взлете» и имела все возможности исторически почти мгновенно стать одним из лидеров мировой экономики. Истоки и воспроизведение мифа «Бездефицитный бюджет»? «Один шаг до экономического лидерства»? Центральный тезис рассматриваемого мифа, циркулирующий в нашей стране со времен перестройки, утверждает, что Российская империя конца XIX — начала XX вв. беспрецедентно быстро развивалась и, если бы не большевики, то смогла бы не только догнать, но и в самое ближайшее время перегнать многие ведущие страны мира, занять одно из лидирующих мест в мире по своему экономическому развитию. «К 1914 году Россия вошла в пятерку крупнейших индустриальных держав мира. Остался только шаг, чтобы занять в этой пятерке первое место», — говорится, к примеру, в официальной партийной литературе ЛДПР, повторяющей тезисы Ольденбурга и Бразоля. Однако для того, чтобы кого-то догнать и перегнать, нужно не просто быстро бежать, необходимо бежать быстрее других. Развивалась ли Россия быстрее других в конце XIX — начале XX вв.? В период с 1885 по 1913 гг. ВВП Российской империи вырос приблизительно вдвое. В то же самое время ВВП Германской империи увеличился в 2,37 раза, США — в 2,92 раза, Японии — в 3,6 раза. Даже в странах «старого» капитализма, которые уже начали сдавать свои лидерские экономические позиции в глобальном мире, таких, как Великобритания и Франция, ВВП за указанный период увеличился в 1,74 и 1,64 раза соответственно. Но и по темпам роста подушевого ВВП Россия также стояла далеко не на первых местах в мире, уступая США, Германии, Франции и даже Японии. Уже этих данных достаточно, чтобы усомниться в том, что Российская империя в обозримом будущем могла рассчитывать на призовые места в гонке за мировое экономическое лидерство. Но дело было не только в росте национального или подушевого ВВП. После технологической революции XIX в. положение великой державы можно было занять и отстоять лишь при соответствующем промышленном потенциале. Это стало ясно уже в провальную для России Крымскую войну и неоднократно подтверждалось в разных вооруженных конфликтах конца XIX века. При доминировании даже в российской промышленности простого ручного труда никаких шансов выйти на передовые рубежи мирового развития у Российской империи не было. Для быстрого развития промышленности в крестьянской стране, для преодоления технологичес­кого отставания и создания высокоразвитой национальной индустрии были нужны очень большие средства. В России же практически не было внутренних накоплений, способных финансировать масштабное промышленное развитие. Основной промышленный рост достигался за счет государственных программ поддержки железнодорожного строительства и оборонных казенных программ, которые финансировались главным образом за счет широкомасштабного поступления в страну иностранного капитала, в том числе в виде прямых инвестиций в новые производственные мощности. «Привлечение иностранных капиталов представляется одним из условий для развития отечественной промышленности...»43 — указывал министр финансов И.Вышнеградский. Той же политики придерживался и его преемник на посту главы Минфина С.Витте. Оплачивалось же развитие промышленности в огромной степени за счет зарубежных кредитов и экспорта продукции товарного сектора сельского хозяйства (как, по свидетельству очевидца, говорил министр Вышнеградский, «сами не будем есть, но будем вывозить» 44). Именно этот сектор обеспечивал включение страны в формирующуюся систему глобального рынка и глобального разделения труда, приносил стране золото, давал возможность приобретать необходимые технологии и производственные активы. Никаких серьезных попыток изменить сложившуюся ситуацию в начале XX века не предпринималось. Не поднимался вопрос и о разработке государственной стратегии, направленной на преодоление этой тенденции. В результате разрыв между стоимостью промышленного импорта и экспорта Российской империи неуклонно рос (рис. 4)45. Далее, говоря о стране, «стремительно идущей по пути технического прогресса»46, пропагандисты рассматриваемого мифа о «России на взлете» почему-то всегда забывают упомянуть, что периоды роста национальной экономики и промышленного производства чередовались с периодами экономических кризисов, свойственных капиталистическому развитию. После активного роста в 90-е годы XIX в. Российскую империю, как и весь мир, охватил кризис 1900 года. Но, в отличие от западных стран, он в нашей стране продолжался значительно дольше. Только к концу 1909 г. российская экономика начала показывать признаки оживления. Нельзя не признать, что за 30 лет, предшествующих Первой мировой войне, промышленность Российской империи действительно совершила крупный шаг вперед. Появлялись принципиально новые отрасли в народном хозяйстве, такие, как химическая, нефтяная, топливная промышленность, строительство. Развивалась металлургия. Однако при этом страна так и не смогла уйти от экспортно-сырьевой модели экономики. Товары высокого промышленного передела приобретались за вывозимые ресурсы. Станкостроение, точное машиностроение, электротехническая отрасль в России фактически отсутствовали. «Прозевала» Российская империя и начало новой технологической волны, когда чугун и пар начали уступать свое место стали и электричеству. Новые высокотехнологические направления промышленного производства — такие, как двигателе-, турбино-, автомобилестроение, — присутствовали в России либо в зачаточном состоянии, либо на уровне «отверточной» сборки. Первоначальный толчок развития, который дали стране реформы Александра II, постепенно угасал. Среднегодовые темпы роста промышленности, мощь которой и должна была определять роль страны в наступающем индустриальном мире, уменьшалась от царствования к царствованию. Эти темпы с 8 % в среднем во времена Александра II упали до 5,5% в царствование Николая II 47. Потому, подчеркнем, ни о каком ежегодном промышленном 19 %-ном росте в Российской империи, о котором говорит Николай Сванидзе в цикле своих «исторических» телепрограмм 48, речи быть не может. Модель экономики, ориентированная на экспорт сырья при высоких мировых ценах, принципиально не предполагала возможности прорывного развития. Не наблюдалось ни подготовки к переводу экономики на новые рельсы, ни попыток разработки и реализации программ развития промышленности с опорой, прежде всего, на собственные ресурсы. Это, в частности, показывает тенденция среднегодового прироста основных фондов Империи в начале XX века. 49 Табл. 3. Табл. 3. Среднегодовой прирост основных фондов Российской империи по периодам 1900–1905 0,90 % 1905–1911 0,85 % 1911–1913 0,90 % Очевидно, что такой мизерный прирост основных фондов был принципиально не способен обеспечить даже «догоняющее» или, тем более, «опережающее» развитие промышленного комплекса страны. Тем не менее, сторонники рассматриваемого мифа в качестве доказательства стремительного индустриального развития дореволюционной империи приводят тот факт, что доля России в мировом промышленном производстве увеличилась с 3,1 % в 1881 году до 5,3 % к 1914 году. Эти цифры верны. Однако достаточен ли был такой подъем для того, чтобы Россия смогла занять призовое место в пятерке крупнейших индустриальных держав мира? Обратимся к докладу Лиги Наций от 1945 г., из которого и были взяты названные выше показатели. Доклад был посвящен состоянию мировой торговли и промышленности конца XIX — середины XX в. и приводит уточненные на основании новых статистических данных сравнительные показатели развития стран мира 50. Более наглядно эти соотношения представлены на рис. 5 для стран Европы. Как мы видим, до 1900 г. за лидерство по темпам промышленного роста на Европейском континенте шла борьба между Германской и Российской империями. Российская промышленность развивалась быстрее, чем французская или английская. Однако после кризиса начала XX в. темпы роста российской промышленности по сравнению со странами-лидерами упали. С 1900 по 1909 гг. Россия по росту доли промышленности в мировом хозяйстве стала уступать не только Германии, США, Великобритании, но и Франции. Некоторый скачок темпов промышленного развития России наблюдался в 1910–1911 гг., но он быстро сошел на нет. Перед началом Первой мировой войны темп роста российской промышленности в мировом масштабе стал сравним с французским, однако сильно уступал темпам роста США, Германии и даже Великобритании. То есть при сохранении существовавшей на тот момент модели развития Россия ни догнать, ни тем более перегнать ведущие промышленные державы не могла. Исследователи начала века еще могли добросовестно ошибаться в оценках блестящих перспектив промышленности Российской империи, хотя бы в силу неполноты накопленных к тому моменту экономических, демографических и прочих знаний. Однако в наше время заявлять, что России 1913 года оставался лишь шаг до мирового промышленного лидерства, можно только с откровенно пропагандистскими целями. Но в мифе о близком промышленном лидерстве России накануне Первой мировой войны есть и еще один фундаментальный изъян. Иностранный капитал в российской промышленности «Железнодорожный провал» императорской России «Передовое рабочее законодательство»? «В 1912 году в Российской империи уже было социальное страхование»? «Самые низкие во всём мире налоги»? «Народное образование достигло необыкновенного развития»? Выводы 1. Утверждения об экономическом и промышленном «взлете» России конца XIX — начала XX века — это миф, созданный правомонархическими черносотенными кругами русской эмиграции, тесно связанными с германским нацизмом с самого раннего периода его развития. Авторы и первые популяризаторы этого мифа активно сотрудничали с Гитлером, воевали против Советского Союза на стороне фашистской Германии, а после ее разгрома перешли «под крыло» американских спецслужб. 2. С конца 1980-х годов этот миф, призванный очернить советскую эпоху в сравнении с «благой» имперской, а также стать аргументом для реставрации монархии на территории СССР и легитимации притязаний «Кирилловичей» на российский престол, — был подхвачен и распространен на постсоветском пространстве так называемыми «либеральными» и беломонархическими кругами, работавшими на дискредитацию и разгром СССР и далее России. 3. Все основополагающие компоненты рассматриваемого мифа о стремительном «взлете» России в начале ХХ века, якобы прерванном мировой войной и Революциями, — являются грубой апологетической фальсификацией реального положения дел в Российской империи. 4. Бюджет Российской империи предвоенного десятилетия не только не был устойчиво профицитным, но и в очень большой степени зависел от зарубежных кредитов. Общий финансовый итог жизни России за 1903–1913 гг. — потери почти 2 млрд золотых рублей, а вовсе не накопление и использование финансовых средств на экономический и социальный, в том числе индустриальный, «рывок». 5. Серьезных внутренних капитальных накоплений для форсированной модернизации страны (и, в том числе, жизненно необходимой индустриализации) власть Российской империи обеспечить не смогла и в результате получила глубокую зависимость национальной финансовой системы от большого долгового бремени и постоянной масштабной кредитной «подпитки» экономики зарубежными кредитами, а также спекулятивными (портфельными) и прямыми инвестициями. 6. Эта зависимость в преддверии войны лишала страну устойчивого финансового суверенитета. Она приводила к фактическому захвату большой части банковского сектора страны иностранным капиталом и вынуждала — для обеспечения критически важного импорта и поддержки бюджета — к форсированному «выкачиванию» средств из отраслей сельскохозяйственного и сырьевого производства, а также из казенной промышленности (прежде всего, из сферы железнодорожных перевозок). ссылка
  11. Николай 2 убил Российскую империю и его приближенная тусовка. Иностранные державы приложили руку, но это их долг, так сказать, интриговать против других держав. А за крах империи несет ответственность её руководитель на момент краха. СССР рухнул по вине Горбачева и я не встречал коммунистов, которые бы это отрицали. И только упоротые царебожники винят кого угодно, кроме руководителя на тот момент, царя Николая 2. Большевики боролись против этой власти, потому что понимали, промедли с таким царем тряпкой и империя догниет до такого состояния, что её уже никакая революция не спасет. При всем при этом их вклад в развал по сравнению со вкладом других политических сил и прежде всего по сравнению со вкладом самого Николая 2 и элитной клоаки ничтожен. Зато их вклад в вытаскивание страны из пропасти огромен.
  12. А вы у белорусов спрашивали? Не хочет Лукашенко и вся элитная их хевра, как и везде. Народ они обычно не очень спрашивают.
  13. Если бояре царя обманывают (что вполне возможно) это тоже упущение царя, как же он великий умный и могучий такое допустил.
×