Перейти к содержанию

Космополит

Толмач «Казино с роялем»
  • Публикаций

    3 419
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Информация о Космополит

  • Звание
    Персона
  • День рождения 23.10.1972

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Проживает
    Подмосковье

Посетители профиля

12 136 просмотров профиля
  1. Поделюсь одним наблюдением. Уже невозможно врать и отрицать, что негативно к беженцам относится более половины населения. Лживая пресса стелется в тупой либерастической пропаганде, но разрыв между реальностью и медийной картинкой настолько велик, что эта пропаганда имеет обратный эффект. Можно ожидать, что простые люди озлобятся на власти, за то, что их голоса не слышат, их мнение нигде не представлено. В центральных газетах тотально цензурируется все, что не укладывается в схему "добрые европейцы делятся последним с несчастными страдальцами". Большинство населения скоро начнет понимать, что они чужие у себя дома, и чужими их сделали либеральные предатели национальных интересов, наводнивших коридоры власти. Схема устройста общества столь милого сердцу наших либерастов. Когда кучка креаклов присваивает себе права высшего класса.
  2. С Порошенко - больше, чем всегда Источник Моя новая встреча с Петро Порошенко в киевском президентском дворце прошла в том же офисе с слегка кичевым декором, где он принимал меня в прошлый раз. Он напряжен, но невозмутим. Он снова в образе готового к схватке бойца и его взгляд излучает уверенность, которой я не заметил при прошлой встрече в Париже. Он начинает с того же, с чего его министр финансов Натали Яресько начинала прошлый вечер - с пресс конференции по ходу которой выяснилось, что президент Франции Франсуа Олланд раздумывает над смягчением антироссийских санкций. Я объяснил, что виденное нами - это недоразумение и прекрасный пример москальской пропаганды, которую мы уже обсуждали в этот день (12 сентября) на форуме Ялта - Европейская Стратегия, проводимого фондом Пинчука. Я сказал: "Российские пресс-службы поспешили выдернуть слова Олланда из контекста и придали такой тон, чтобы заявление звучало как их победа. Французский президент имел ввиду совершенно обратное. А по поводу давления, то это на Путина, а не на вас". Он повел головой вверх, показывая, что не удивлен, что подозревал нечто подобное. Он уверен в Олланде, уверен в "Нормандском Формате", созданном 15 месяцев назад на празднованиях дня высадки союзников, когда Франция пригласила его и российского Президента участвовать в церемонии празднования разгрома нацизма. Некоторым бы хотелось изменить формат, расширить его, включив, например, американцев, но его он устраивает и так. Ему нравится идея франко-германского единства - мотора Европы и гаранта целостности Украины. "Только посмотрите",- продолжает он и его страсть нарастает, "о целостности мы уже не слышим от России. Правда прекращение огня соблюдается, и это просто здорово проснувшись узнать, что ни один храбрый украинский солдат не погиб этой ночью. То же самое..." Он начинает напоминать мне Алию Изетбеговича в октябре 1993 года. Его глаза сверкали свежей гордостью, когда он объявил мне о первой победе Боснии над Сербией. "Вы знаете когда и почему Путин смягчился? Это произошло тогда, когда он понял, что за последние несколько месяцев мы смогли создать армию. Не только решительную, но и сильную, одну из сильнейших и мощнейших на континенте. И цена для него стала слишком высока". Помощник принес ему папку со счетами на военное снаряжение, покупку которого он финансирует из собственных средств, чтобы не терять время. Он подписывает счета и поворачивается ко мне. "Есть еще вопрос - ноябрьские выборы в восточных областях",- говорит он. "Вы уже знаете, что мы обязались провести эти выборы. И это будет прелюдией к беспрецедентной децентрализации власти". "Я знаю",- произнес я. "Это было мужественное решение. И это редко, когда посреди войны осмеливаются выйти с программой глубоких реформ". "Возможно. Но представьте себе, что сепаратисты сдержат свое обещание и проведут фальшивые выборы месяцем раньше. Это будет нарушением минских соглашений, такое же серьезное, как возобновление военных действий. И каждый из четырех участников Нормандского Формата должен отдавать себе в этом отчет". Наблюдая за ним, я делаю пометки, а он мне помогает. "Начнем с Путина, он же не может просто пожать плечами, как он любит это делать, и сказать: я тут непричем". Последнюю фразу он произнес по-французски с ироничной улыбкой. "А если это случится, то Олланду и Меркель нужно сразу переходить к плану «Б». Потому что, Минск - это пакет и не надо об этом забывать. Идея о свободных и прозрачных выборах проводимых, по украинским законам, это часть того, под чем четверка тоже подписалась". Он прервался, что бы познакомить меня со своим дипломатическим советником Константином Елищевым (у него беглый французский), который принес отчет и остался до конца интервью. "Тогда план «Б» должен означать новые санкции. Эффективное присутствие Европейского Союза в зоне конфликта. И поставки оборонительного вооружения, исключительно оборонительного, такого как радары и связное оборудование, электронику и так далее. Простите, но другого решения нет." Он встает и отодвигает одну штору, которая отделяет его кабинет от заднего дворика, как будто захотел посмотреть наступила уже ночь или нет. За стол он вернулся улыбаясь. "Да ладно. Я вам так скажу, всегда можно найти что-то хорошее. Наша армия, какой бы мужественной ни была, это все еще армия 20-го века. Как минимум План «Б» поможет нам в 21 веке!" Мы обсудили кризис с беженцами, пробудивший в нем христианина, которого он, как кажется, боится показывать на всеобщее обозрение. Мы поговорили про Грецию. Он нашел странным, что Греция получила в 20 раз больше помощи, чем Украина, хотя Украина прикладывает в 20 раз больше усилий, чтобы соответствовать стандартам Евросоюза. Становится поздно. Я сказал, что планирую послезавтра съездить в Умань, чтобы принять участие в ежегодном паломничестве десятков тысяч евреев со всего мира к могиле Раби Нахмана Бресловского - одного из величайших мыслителей иудаизма. "Хорошо",- прошептал он,-"очень хорошо". Прежде, чем попрощаться его лицо приняло такое же одобрительное выражение, какое я видел у него в Париже, когда он выложил план памятных мероприятий 75-й годовщины трагедии Бабьего Яра - символа Холокоста, и рассыпал на нем пули, которыми расстреливали его страну. "Это прекрасная церемония - вот увидите, и это тоже часть новой Украины". Перевод на английский Стивена Кеннеди.
  3. Путин циник в хорошем смысле этого слова. Он руку протягивает только один раз. Комсомолка сама сделала выбор.
  4. По последним данным популярность Меркель в Германии падает By Christoph Löbel Источник Posted: 09/24/2015 1:18 pm EDT Updated: 09/24/2015 1:59 pm EDT Канцлер Германии Ангела Меркель 24 сентября 2015 обратилась к нижней палате Парламента — Бундестагу. Меркель сказала, что соглашение Европейского Союза по размещению 120000 беженцев — это делеко не все, что нужно, чтобы разрешить крупнейший мигрантский кризис, с которым столкнулся регион со Второй Мировой Войны. JOHN MACDOUGALL via Getty Images Кризис с беженцами расколол Германию. Несмотря на теплые слова Канцлера Ангелы Меркель и чистые намерения взвалить на себя тяжесть кризиса с беженцами, ее усилия встречают сопротивления дома. Народ в растерянности, не зная куда денут столько людей. Даже в Социал-Демократической Партии (СДП) - партнере по коалиции Христианского Демократического Союза растет недовольство Канцлером. Баварский Христианский Социалистический Союз (ХСС), являющийся родным братом ХДС, возглавляемым Меркель, более активен в своей критике взглядов Канцлера на проблему беженцев. Чтобы продемонстрировать это глава ХСС Херст Зигофер публично пригласил Премьер Министра Венгрии Виктора Орбана в Баварию. А еще крайне правые провокаторы, типа анти иммигрантской группировки Педига из Дрездена, сообщили, что посещаемость их протестных акций выросла. По последним исследованиям общественного мнения, проводимым институтом INSA для журнала Фокус Онлайн, немцы все более скептически смотрят на политику Канцлера в вопросе беженцев. Каждый второй немец не согласен с Меркель в этом вопросе, утверждает исследование. Ниже три наиболее важных вывода из исследования: 1. Политика Меркель сталкивается с критикой. Только 41 процент респондентов согласен с утверждением: "я в основном одобряю политику Канцлера". 48 процентов респондентов заявили, что недовольны этой политикой и 11 процентов не определились. 2. Высокая поддержка Виктора Орбана Крайне правому Премьер Министру симпатизируют не только так называемые озабоченные граждане страны. Исследование показывает, что каждый третий немец считает, что меры, принятые Орбаном на границах ЕС оправданы. Орбан получил высокую поддержку от сторонников Свободной Демократической Партии, Либеральной Партии Германии (44 процента) и сторонников крайних правых и "евроскептиков" из Альтернативной Партии Германии (85 процентов). В соответствии с опросом 44 процента восточных немцев одобрили бы пример Венгрии. Для сравнения: только 30 процентов западных немцев одобряют Орбана. 3. Восточные немцы гораздо более недовольны В целом граждане из Восточной Германии значительно более критичны к нынешней политике в вопросе беженцев, чем граждане из Западной Германии: 56 процентов восточных немцев отвергают политику Канцлера и только 31 процент согласны с ней. На западе другие цифры: 44 процента согласны с текущей политикой, а 46 процентов нет.
  5. Почему Германия переживет в этом году радикальные перемены Источник Sebastian Matthes Posted: 09/01/2015 10:50 am EDT Updated: 09/01/2015 11:59 am EDT Anadolu Agency via Getty Images Еще совсем недавно мир с восторгом смотрел на нашу страну. Во время чемпионата мира 2006 года Германия была похожа на приветливый студенческий городок. Здесь были рады гостям, любой мог веселиться по полной. В последующие годы Германия совсем вжилась в эту роль. Пока европейские соседи сползали в рецессию, здесь создавались рабочие места. Молодежь со всего мира приезжала к нам, потому что здесь будущее светилось ярче. А потом наступило лето 2015. Неожиданно в общежития для беженцев полетели коктейли Молотова. За первые шесть месяцев этого года произошло около 200 нападений на эти общежития. Только за июль и август уголовная полиция зафиксировала 131 нападение крайне правых экстремистов. Растет количество нападений и приставаний к иностранцам в подземке, а однажды произошел совсем вопиющий случай — нацисты публично обоссали детей семьи иммигрантов. Они сотнями маршировали у лагерей беженцев вроде Хайденау, Саксони. Во время визита Ангелы Меркель в один из лагерей нацисты встретили ее воплями, назвав «национал-предателем» - этот мерзкий ярлык использовали пропагандисты нацизма (если мне не изменяет склероз, то он принадлежит Геббельсу. Прим. Мое). Не могут не шокировать перспективы происходящего в Германии. Причина в том, что ничего не возможно поделать с нашей страной, и мы это видим ежедневно. В ней нет той космополитичной атмосферы, что характерна для больших городов типа Гамбурга, Берлина, Кельна или Мюнхена. Рост волн ненависти к иностранцам — феномен малых городов, где высокая безработица, ограниченные возможности и сильны крайне-правые настроения. Там одни погромщики покрывают других. Один из подозреваемых в недавнем нападении, когда был подожжен лагерь беженцев, оказался пожарным. А чуть позже он помогал тушить огонь. Памперсы сложены в зале на вокзале Мюнхена. 1 сентября 2015. Годами СМИ и политики смотрели сквозь пальцы на националистическое движение и недооценивали его силу в некоторых частях Германии. Они игнорировали то, что небольшие города в землях Восточной Германии «почти полностью находятся под культурным контролем крайних правых экстремистов», с граффити в нацистском стиле, напоминанием о родине Гитлера и атмосферой страха, усиленной экстремизмом. В этих городках экстремисткая культура доминирует повсюду от школ до мебельных мастерских. Но и на Юге, и Западе Германии тоже были нападения на кварталы беженцев. Таким образом, радикализация немецкого общества — это не исключительно восточногерманский феномен. Федеральная Комиссия по Защите Конституции причисляет эту угрозу к крайнему правому терроризму. Иногда я просто хочу проснуться от этого кошмара. Здесь будут расти мои дети? Неужели я раньше не знал этой страны? Моя жена приехала из Англии и имеет индийские корни. Как и тысячи других иммигрантов она повсюду встретила теплый прием, приехав сюда. В нашей жизни этой уродливой Германии никогда не было раньше. И теперь небольшая группа недовольных совершенно отказывается понимать, что будучи богатейшей страной мира, Германия обязана помогать людям в нужде. Люди в ожидании регистрации выстроились в очередь в центре Берлина. Именно об этом нужно говорить. Сорок процентов беженцев из числа приезжающих в Европу, едут в Германию. По оценкам правительства до конца года ожидается 800 тыс. человек. Это равно количеству жителей Франкфурта на Майне. Многие немцы напуганы. Многие из, как они любят называть себя, «озабоченных граждан» на самом деле не волнуются за беженцев. Они волнуются за себя. Они напуганы экономическим спадом, напуганы старческой бедностью. Напуганы тем, что у них что-то отберут. А теперь они нашли причины своего страха — а вдруг беженцы, приехавшие в Германию, отберут у них последние пару евро. Такие страхи используют проповедники ненависти и экстремистские партии, которые раньше выпадали из поля зрения. Они нашли свою аудиторию, распространяя лживые статьи про беженцев, которые якобы приехали ради немецких школьниц, и, в конце концов, эксплуатировать нашу социальную систему. Веря этим рассказам, политикам и лживой прессе, они создают собственную реальность. В русле их больной логики возникает «желание людей» проявить насилие против сограждан иностранного происхождения. Таким образом, мы не только переживаем одну из сильнейших со времен Второй Мировой Войны волн националистического террора, но и пик уродливой ксенофобской пропаганды. Скажем прямо: таких меньшинство. У нас в Германии совсем нет сильной анти-иммигрантской партии, как есть в Дании или Швеции. Однако, все может поменяться, если опасное и крикливое меньшинство станет сильнее из-за отсутствия противодействия. Издавна большинство немцев смотрело на это с недоверием. Например, Канцлер Ангела Меркель, долго хранившая молчание по поводу нападений на беженцев, а многие даже ожидали, что буря пронесется над нами. С другой стороны молчание большинства служило катализатором. Неожиданно меньшинство почувствовало себя большинством. С начала не так много народу участвовало в этих дебатах. Немецкая версия Huffington Post была одним из первых изданий, занявших четкую позицию: в большой статье 200 политиков, актеров, профессоров, студентов и пенсионеров заявили: «Дорогие беженцы, добро пожаловать. Мы рады, что вы здесь». Тот, кто осмелится встать на сторону беженцев, должен знать и другую - уродливую сторону нашей страны. Нас завалили письмами, сообщениями на Фейсбуке и телефонными звонками. Там беженцев называли «грязными подонками» и предлагали «газовыми камерами» решить проблему, заверяя, что беженцы не принесут ничего кроме «насилия и инфекций». Наконец стало формироваться движение противоположного толка. Студенты, актер, менеджеры, блоггеры и политики собирают одежду, участвуют в делах беженцев и, используя социальные сети, находят аргументы для борьбы с нацистским безумием. Они видят ситуацию как она есть — это сильнейшее испытание для всех нас. Даже таблоиды борются с мифами о беженцах. А всего несколько лет назад они отравляли атмосферу с так называемой «правдой» об иммигрантах. И это только начало. В будущем мы столкнемся с новыми испытаниями. Теперь это дошло и до Ангелы Меркель. На пресс-конференции в понедельник она сравнила предстоящие усилия по интеграции с «восстановлением Востока» после объединения Германии. В грядущие месяцы и даже годы нам необходимо реинтегрировать сразу две группы меньшинств: с одной стороны беженцев, которые приехали к нам надолго, а с другой стороны «озабоченных граждан» - носителей культуры страха. Весьма вероятно, что со второй группой будет сложнее. Это исторический вызов. Куда мы направим — туда страна и пойдет. И здесь вызревает вопрос: хочет ли Германия оставаться приветливой страной, в которой нам бы хотелось жить - как на том Чемпионате Мира? Эта статья в блоге сначала появилась в немецкой версии HuffPost, а потом переведена на английский.
  6. Извращение сути американского президентства Фред Вермейер Издавна, американские родители учат своих детей, что в Америке любой может дорасти до звания Президента. Сегодня стоит пересмотреть этот посыл: любой может стать президентом, если он готов нарушать национальные финансовые антикоррупционные законы и рад прогибаться перед отдельными богачами страны. Именно так разыгрывается президентская гонка 2016 года. По данным издания «Политико» в эти выходные (1 августа. Прим. Мое) четыре ведущих республиканских кандидата в президенты собрались, чтобы обсудить финансовую поддержку братьев Кох и их клана миллионеров и миллиардеров. Сообщается, что братья Кохи через свои структуры планируют потратить 889 миллионов долларов в избирательном цикле. Когда дело доходит до денег в политике, неприкрытая президентская гонка становится непохожей ни на что в национальной истории. Комитеты Политических Действий и их супер богатые спонсоры уже собрали более 250 миллионов долларов в поддержку республиканских кандидатов, а это в четыре раза больше, чем собрано в предвыборных акциях кандидатов от республиканцев. В нынешнем процессе кандидаты забыли афоризм Авраама Линкольна:"Можно часть людей обманывать все время, можно всех людей обманывать некоторое время, но нельзя ВСЕХ людей обманывать ВСЕ время". Кандидаты в президенты делают вид, что ни напрямую ни косвенно не контролируют сбор средств Комитетами Политических Действий. Они претворяются, что не обстряпывают дела с огромными, неограниченными вливаниями в свою поддержку и соблюдают лимит пожертвований не более 2700 долларов на одного спонсора. Они претворяются, что не связаны с некоммерческими группами поддержки отдельных кандидатов и не пользуются их помощью. А НКО претворяются, что они "социальные благотворительные" организации, а не политические группы в поддержку кандидатов в президенты. Все это следует добавить к параллельным струтурам финансирования президентской гонки: ее иллюзорность в том виде, как представляют кандидаты и реальность того, как они обходят законы, а в результате становятся глубоко обязанными богатейшим людям страны. Эта возня началась после вступления в силу в 2002 закона о финансировании предвыборной кампании, который запрещает кандидату федерального уровня "прямо или косвенно" создавать, финансировать, управлять или поддерживать организации, которые неограниченно собирают или тратят пожертвования типа Комитетов Политических Действий. Однако, кандидаты игнорируют этот запрет и оттачивают искусство "косвенного контроля" (это как минимум) над Комитетами, которые являются орудиями в их руках. Такими Комитетами руководят лица, которые ранее были "политическим альтер эго" кандидатов, например близкие политические советники, менеджеры, главы предвыборных штабов, или что-то в этом роде. Кандидаты в президенты считают, что FEC (Федеральная Избирательная Комиссия. Прим. мое) парализована и расшатана настолько, что не сможет заставить соблюдать финансовые законы. И пока Министерство Юстиции не начнет расследовать эту мошенническую практику, о чем требовали Демократия-21 и Центр Предвыборной Законности, никаких соблюдений законов не будет. Нынешний крах законности начал свой отсчет с решения по делу организации Объединенных Граждан 2010 года. Тогда пять судей Верховного Суда то ли цинично, то ли наивно (а может и то и другое) установили, что сторонние группы, делающие независимые пожертвования не могут оказывать коррупционное влияние на чиновников и кандидатов. Этот бестолковый довод опровергает один из ведущих консервативных юристов. Судья апелляционного суда седьмого округа Ричард Познер пишет, что с коррупционной точки зрения трудно разглядеть практическую разницу между взносами Комитетов Политических Действий и прямыми пожертвованиями. В ноябре 2016 года наш следующий президент скорее всего будет избран при поддержке 500 миллионов долларов неограниченных коррупционных взносов. Извращение сути нашего президентства происходит прямо на наших глазах. Люди хотят лучшей доли. По опросам Нью-Йорк Таймс/CBS (2 июня) 85 процентов американцев считают, что нужны фундаментальные перемены в деле финансирования предвыборных кампаний. Для этого недавно двенадцать организаций в целях реформирования запустили национальный проект под лозунгом "Нет капиталам, власть народу - смысл демократии 21-го века". В его рамках предложен отдельный обширный план оздоровления нашей демократии и призыв к будущему Президенту Соединенных Штатов с первого дня сделать проведение этих реформ национальным приоритетом. Сейчас в Конгрессе рассматриваются два важных законопроекта реформ, которые могут фундаментально изменить способы финансирования президентских предвыборных кампаний. Предложенные Конгрессменами Дэвидом Прайсом и Крисом Ван Холленом, а так же Сенатором Патом Лихи законы могли бы окончательно прикрыть отравляющие нашу политическую систему Комитеты Политических Действий отдельных кандидатов. Скандальная роль, которую большие деньги играют в американской политике подходит к точке перелома. Тогда люди будут готовы сражаться ради победы в борьбе за чистоту нашей демократии. И только после этого, родители смогут честно рассказывать детям, что в Америке любой может стать президентом.
  7. Говорят Виндзоры имеют гешефт с торговли наркотиками. Еще со времен опиумных войн пошло, а сейчас афганский герыч барыжат.
  8. Пора сменить гардеробчик

  9. Что Вы к этим слонам пристали ? Есть другие темы до снимок. Нп. у нас вот были Тарги ФОТО-ЕКСПО в Лодзи. Там показаны были самые новые фотоаппараты и объективы.Были тоже модельки на которых можно было проверить и фотоаппараты и объективы : И этим женатый человек занимается! Кстати, а почему среди фотографов так много лысых?
  10. Вместо слона , белки показываю. Одна белка = 0,5 слона. Нормальные слоны. Только заросшие и хобот не там вырос.
×