Jump to content

Inzovu

Пользователи
  • Content Count

    2,101
  • Joined

  • Last visited

Everything posted by Inzovu

  1. Источник: https://aftershock.news/?q=node/940152 Посадите на коня. Посмотрите на меня! (Один из первых твиттов Д. Трампа в 2016 г.) Заканчивается четырехлетний срок «правления» Трампа. Заканчивается вполне закономерно – объединившись, демократы и республиканцы делают всё, чтобы выкинуть Трампа из Белого дома и гарантировать невозможность появления новых подобных политиков. Часто слышу или читаю: «А как же Трамп попал во власть? Это ведь неслучайно? Он ведь представляет огромный слой населения?!". Вопросы, безусловно, важные для понимания ситуации…. Давайте рассмотрим это подробней... При любом сломе эпох, при любом переходе из одной социально-экономической формации к другой, огромная масса людей не успевает вписаться в новую эпоху, испытывает личную трагедию и недовольна ситуацией. В Америке сейчас это люди из классов эпохи капитализма: предприниматели (в хорошем смысле этого слова), рабочие, инженеры, шахтеры, фермеры, «не британские» ученые и т.д. Все те, кто еще 30-40 лет назад являлись опорой и гордостью нации, а сейчас называются «реднеками с опасными мыслями о белом превосходстве». Разумеется, даже сегодня (после пятидесяти лет движения к паразитизму и спустя десять-пятнадцать лет, которые можно отсчитывать с момента «победы» паразитизма на территории США) эти люди составляют значительную часть населения. Сейчас многие из них, потеряв работу, бизнес и смысл жизни, испытывают зависть, ярость, негодование, депрессию, глядя на то, как некий праагресивный чел «заработал» миллиарды, продав акции стартапа по «дистрибьюции» кошачьей еды, марихуаны, солнечных панелек или вовремя вложившись в один из бесконечных пузырей на биржах. Даже те из них, кто нашли хорошо оплачиваемый симулякр работы в одной из спонсируемых государством сфер, испытывают депрессию, понимая, что они живут бесцельно, занимаясь никому не нужной деятельностью… Которую даже работой назвать стыдно… Для нормального человека это достаточно тяжело. Все эти фантомные боли об умершей эпохе капитализма заставляют их массово мечтать о «Сделать Америке хорошо опять». О возврате в тот период, когда Америка была не мировым центром мошенничества и финансовых пузырей, а мировым центром производства, передовой науки, и серьезного военного превосходства. Разумеется, эти мечты красивы и даже по-своему благородны. Все-таки люди мечтают о том, чтобы их страна перестала быть паразитом и им дали возможность нормально работать. Но, как говорится, бойся своих желаний… Насколько эти люди действительно понимают, чего они хотят? Наверное, на вопросы «Хотите ли вы, чтобы промышленность вернулась бы в США?» «Чтобы у вас были рабочие места?» «Чтобы США стало конкурентоспособной на мировом рынке?» каждый из них ответит «Да!». А на вопросы «Хотите ли вы зарабатывать в два-три раза меньше чем сейчас?» «Жить в однокомнатной квартире?» «Не иметь пенсий?» «Добираться на работу на автобусе?» - каждый из них с негодованием ответит «Нет!». А ведь есть же еще и вопрос к гетто-нигерам: «Хотите ли, чтобы вас жестко ставили перед выбором: или работа, или жизнь на помойке?». На что афроамериканцы тут же начнут кричать о подлых белых расистах, заставляющих их трудиться идти в рабство. А ведь эти вопросы связаны неразрывно, и именно неразрывность этих вопросов - тот момент, который не способны понять большинство американцев. Высокий уровень жизни был достигнут американцами за счет высокой производительности труда в период капитализма (и ограбления колоний, конечно же). Но сверхвысокий уровень жизни был достигнут за счет работы «печатного станка», системы нефтедоллара и огромного объема получаемых безвозмездных ресурсов уже от всего мира (и России). (Уровень жизни - понятие относительное, для хронически безработного гетто-нигера любой уровень жизни вдали от помойки уже является незаслуженно сверхвысоким). И как я неоднократно рассматривал, этот процесс является и благом и злом для страны. Он обеспечивает процветание, высокий уровень жизни и, казалось бы, неиссякаемый источник «богатства». Но он же, медленно но верно, убил американский капитализм, американскую промышленность и заставил даже остатки капиталистических отраслей существовать только в условиях постоянной паразитической внешней подпитки. Безусловно, многие американцы хотят «сделать Америку грейт эгейн». Но большинство из них, имея узкоспециализированное образование или не имея его вообще, просто не понимают абсолютную невозможность и недостижимость такой мечты. Никто из них не готов отказаться от незаслуженно высокого или сверхвысокого уровня жизни ради воплощения этой мечты в жизнь. Страна не способна отказаться от печати необеспеченного доллара. И тут вопрос даже не в уровне доходов и достатка, это банально вопрос выживания страны. Любое нарушение поставки безвозмездных ресурсов в страну сразу отбросит её в ситуацию хаоса и разрушения. И что мы, в итоге, получаем? - Мы получаем ситуацию, в которой примерно половина населения страны испытывает фрустрацию, депрессию и мечтают о какой-то сказке. Чтобы у них все было [как прежде] и им за это ничего [плохого] не было. На самом деле это, безусловно, инфантилизм и проявление общего низкого уровня образованности и интеллекта. Нельзя дать реднекам то, что они хотят, потому что они хотят одновременно прямо противоположные вещи, они хотят нечто, что физически невозможно реализовать. И тут появляется веселый актер Донни. Парень, который абсолютно не разбирается в экономике, политике, политэкономии; но зато отлично разбирается в том, как манипулировать массами и как играть на чувствах и мечтах людей: «Вы помните, что раньше Америка была Великой? Вы хотите это вернуть? – Да! Мы сделаем Америку великой опять!»; «Вы хотите, чтобы промышленность вернулась в Америку? – Да!!! Я сделаю это! Я издам указ и все корпорации вернут заводы в Америку!»; «Вам не нравится засилье китайских товаров? – ДА!!! Легко!!! Я заключу самую лучшую сделку с китайцами и заставлю их покупать американское!!!»; «Вы не понимаете зачем нужны международные договоры о торговле? ДА… Я тоже не понимаю… Я отменю их все к чертям! Да!!!»; «Вам кажется, что эмигрантов слишком много? Так в чем проблема?! Я построю высокую стену!»; «Вы хотите, чтобы виски текло из водопровода в каждой квартире бесплатно? – Нет ничего легче, я обязательно подпишу такой указ!!!»; «Вы хотите чтобы у вас все было, и вам за это ничего не было? – Да! Вы пришли к правильному парню! Веселый клоун Донни вам это обещает!». Его называли популистом, лжецом и мошенником, потому что грамотные люди понимали, что он обманывает реднековские быдломассы, обещая им то, что он не сможет им дать. То, что никто не сможет им дать. Но люди были рады обманываться, ведь, в отличие от остальных политиков, Донни - он такой душка, он все понимает, он обещает именно то, что от него хотят услышать. Вот он, настоящий ВОЖДЬ, который поведет реднеков к счастливому капиталистическому прошлому! Точнее так: Вот он, настоящий актер, который будет играть роль вождя, ведущего реднеков к счастливому капиталистическому прошлому, в то время как ручонки его родственничков будут шариться по государственным и частным карманам. Что получилось в результате? В результате получилось четыре потерянных года безвластия… Безвластия не в том смысле, что было мало желающих порулить страной и планетой, а безвластия в том смысле, что Трамп, разумеется, не мог сделать ничего из того что он обещал своим избирателям. И вовсе не потому, что злые, подлые глобалисты «ставили ему палки в колеса». Вовсе нет. Исключительно потому, что это физически невозможно было сделать. Теоретически, цели, декларируемые Трампом, могли бы быть достигнуты в ходе «шоковой терапии», с обрушением уровня жизни американцев до его «естественного» уровня. Практически же, страна, живущая так долго в состоянии искусственного благополучия, неспособна пережить подобную терапию. Да, собственно, никто и не захочет такой терапии. Как я говорил выше, все эти реднеки, безусловно, хотят возвращения промышленности… Но только обязательно с высокими зарплатами. А то, что при высоких зарплатах промышленность не конкурентоспособна, - это политэкономическая заумь, которая им непонятна. А вот Донни – добрый. Он обещает и промышленность и высокую зарплату, а те кто говорит, что это невозможно, – это подлые яйцеголовые враги. Конечно, дип стейт вел свою героическую борьбу за сохранение управляемости ситуации и сохранение целостности страны. («Героическую» с точки зрения американского общества. С моей точки зрения они, безусловно, преступники, подло не допустившие уничтожения Америки.) Большинство инициатив Трампа удалось заблокировать, саботировать, отменить, извратить (исправить) и так далее. Но, в любом случае, государство, которое вместо управления занимается борьбой с популистами, случайно попавшим во власть, не может быть особо эффективным. Поэтому сейчас вменяемая часть американских элит (объединившись и заключив некое соглашение) предпринимает титанические усилия, чтобы, с одной стороны, убрать Трампа и Ко от власти, а, с другой стороны, успокоить возбужденных сказками Трампа реднеков и не допустить скатывания государства в хаос. Тут есть одна очень существенная трудность в борьбе с Трампом: в Америке с ним невозможно бороться на основе научных знаний, фактов и доказательств. Почему? Бредовость и неисполнимость идей Трампа легко демонстрируется с помощью фактов и доказательств. Думаю, даже американцы способны были бы это понять… Но…. На если на шаг дальше, - раскрытие фактов и доказательств, раскрытие научных законов, по которым развивается американское общество, неизбежно вынуждает прийти к очень простому выводу: «Американская нация - это паразитическая опухоль на планете Земля. И самое лучшее, что может сделать американский народ для человеческой цивилизации – это совершить быстрое массовое самоубийство». Так как американские политики не способны донести эту простую мысль до широких масс и оставаться после этого политиками, то они вынуждены бороться с Трампом не на поле науки, а на поле эмоций. Трамп не прав не потому, что его идеи неисполнимы, нет… Трамп не прав, потому что не любит педерастов… Он не прав, так как он расист… Он не прав, так как он сорок лет тому назад изнасиловал девушку в лифте… И именно поэтому сейчас потребовалась провокация с захватом конгресса – теперь можно говорить, что Трамп не прав, потому что он мятежник, негодяй и против демократии. Впрочем, основная атака уже идет даже не на Трампа. Это всё сейчас превентивные меры, чтобы не допустить к власти новых заметных политиков-популистов. Это некий «месседж» для молодых и борзых: «Конечно, бесстыдно врать реднекам, обещать им несбыточные сказки, обвинять элиты в антинародности – это весьма простой путь к власти. Но, учтите, будет сделано всё, чтобы маргинализировать таких политиков, исключить их из информационного пространства и не допустить до власти любыми методами». В Америке сегодня, безусловно, существует кризисная ситуация, связанная с объективными классовыми противоречиями между капиталистическими и паразитическими классами. Несколько примеров таких противоречий: Паразитические классы живут не только за счет колониального налога, но также проедая и ту энергию, которую добывают, приобретают и перерабатывают капиталистические классы; Паразитические классы будут и дальше добиваться политики, объективно ухудшающей положение капиталистических классов. В том числе за счет увеличения налогов и снижения цены нефти; Капиталистические и паразитические классы конкурируют за перераспределение колониального налога. (Как я писал ранее, в штатах уже даже капиталистические классы критично зависят от паразитарной подпитки колониальными налогами). Данный кризис существует объективно. К его возникновению Трамп или другой политик прямого отношения не имеют. Кризис – следствие перехода страны от одной социально-экономической формации к другой. Трагедия американского капитализма сейчас заключается в том, что для капиталистических классов (реднеков и им подобных) хорошего выхода из кризиса физически не существует. Законы политэкономии уже не позволяют штатам двинуться обратно. Вопрос только в том, будут ли реднеки вымирать «естественным» путем (постепенно переходя на пенсию или в прогрессивные ряды паразитов)? Или это произойдет быстро (с переходом реднеков в состояние охотников [на крыс] и собирателей [металлолома] на территории бывшей США)? Как правые политики могут реагировать на эту ситуацию? Наиболее адекватные понимают, что паразитизм уже победил. (Наверное, не многие формулируют это именно в таких терминах, но на уровне смутных образов они это понимают). Следовательно, нужно, используя легальные возможности и особенности американской избирательной системы, максимально защищать интересы остатков своего класса, противодействовать попыткам обложить их новыми поборами, бороться с паразитами за куски колониальных налогов. Данные политики не слишком популярны, так как их позиция выглядит пораженческой; Наиболее отмороженные могут призывать к вооруженной борьбе за права реднеков, к массовым уничтожениям паразитов (что на уровне лозунгов будет часто сводиться к призывам массового уничтожения негров), к призывам (как обычно) отнять и поделить собственность банкиров, финансистов и прочих спекулянтов. Разумеется, всё это - такой же инфантилизм и следствие низкого интеллекта американских шариковых. Подобная борьба не имеет никаких шансов на успешное завершение, но есть огромное количество людей, которые в это не поверят до завершения «следственного» эксперимента. (Конечно, в комментариях мне опять будут писать о том, как легко американская армия уничтожит всех негров). С моей точки зрения это лучшие представители американской нации, и именно с их деятельность связаны надежды на массовое самоубийство Америки; Наиболее циничные и/или тупые это популисты Трампа. Те, кто верят или декларируют веру в возможность возврата Америки в период капитализма. Те, кто эксплуатируют надежду быдломасс на чудо. Они хороши [для нас] тем, что не способны ничего делать полезного для Америки, но, к сожалению, они достаточно практичны, чтобы сосредоточиться на вопросах собственного благополучия и не будут предпринимать действительно радикальных и опасных шагов. В качестве положительного момента можно выделить, что реднеки, возбужденные популистами и поверившие в сказку, в какой-то момент начинают раздражаться тем, что сказка почему-то не хочет становиться былью. Разумеется, Трамп не может сказать: «Сорян, братцы, я четыре года лечил вам мозг откровенным враньем. Всем спасибо, с вами было очень приятно, все расходимся по домам». Конечно же, нет. Он скажет: «Я четыре года дигитализированно боролся в твиттере за ваши интересы, и мне почти удалось сделать Америку великой, но тут пришли демократы, украли выборы, и все обгадили.». Есть вероятность что некая часть реднеков поверивших, что они «обмануты демократами», радикализируется и перейдет в число сторонников теории «весь мир в труху». Более того, очевидно, что именно такая тенденция и будет. Опросы показывают, что реднеки по-прежнему поддерживают Трампа и верят в сказки. Значит, они будут вынуждены радикализироваться и выступать против демократов. Это очень сильно раскачивает штатовское государство и, по идее, вынудит демократов идти на какие-то встречные меры. В какой степени эти меры будут карательные, а в какой успокаивающими, пока сказать сложно. Можно понадеяться, что в условиях ковидлокризиса ресурсов на «пряники» будет мало, и демократы сосредоточатся на использовании «кнута». В любом случае, демократам теперь на несколько лет хватит проблем с наследством Трампа и это отчасти радует. Не радует то, что, вероятно, эти проблемы будут решать традиционным способом,- за чужой счет. Власти США (не важно, демократы или республиканцы) будут вынуждены бороться с излишним возбуждением реднеков для сохранения стабильности государства. Это будет не борьба элит с народом ради его (народа) ограбления. Нет…Этакая марксистская демагогия тут будет излишней. Это именно борьба за сохранение государства в целом, как преступно паразитической общности. Включая и борьбу за интересы самих ренднеков, как неотъемлемой части этой общности. Даже если они этого сами и не понимают. Какие это могут быть меры? Ну, прежде всего, физическое и идеологическое уничтожение или изоляция лидеров и вождей (или актеров, изображающих вождей) этого движения; Ликвидация и/или изоляция средств массовой дезинформации возбуждающих реднеков; Ну и, как следствие, ликвидация каналов массового распространения информации от идеологов «трампизма» к широким массам; Широкая компания очернения, демонизации, маргинализации членов движения. В Америке будет стыдно, страшно, опасно для карьеры и социальной жизни признаться в поддержке этого движения; Некие финансовые подачки, пособия и льготы (все равно ведь за чужой счет), которые немного снизят остроту кризиса для реднековских масс. Думаю, что учитывая такие факторы как: отсутствие реальных лидеров; индивидуализм реднеков; отсутствие адекватной идеологии; отсутствие шансов на «победу»; слабую представленность реднеков в городах и штатах обоих побережий; слабую представленность реднеков в научных, образовательных, финансовых и правительственных кругах; отсутствие контролируемых реднеками средств массовой дезинформации и социальных сетей; можно уверенно сказать, что массовых выступлений и беспорядков не будет. Во всяком случае до того, как сильно ухудшится экономическая ситуация в целом по стране. Возможно, будут отдельные провокации, типа «захвата конгресса», которые потребуются в ходе проведения политтехнологической борьбы против реднеков. Так все-таки, кто такой Трамп? Мошенник, популист, негодяй, мятежник, борец за права народа, герой, вождь? И ответ зависит от точки зрения… Для своих еврейских родственников – он безусловно герой. [Уверен] он дал им хорошо заработать за четыре года, он дал им известность. И он честно закрыл все пункты еврейской повестки дня. Иерусалим как столица, посольство, финансовая помощь Израилю, конфронтация с Ираном. Он сделал всё, как ему велели. Конечно же, он герой! Для Америки в целом, как общества – он популист, обманщик, негодяй и, в общем, политический урод. Собственно, вопрос только в том, является ли он добрым, туповатым, честным уродом, искренне верящим в тот бред, который он нес реднековским быдломассам? Или же он грамотный, циничный, подлый урод, отлично понимающий нереализуемость своей «программы», но готовый транслировать любой бред для получения «пяти минут славы» для себя и допуска к кормушке для своих еврейских родственников? Я думаю, что нечто среднее: он достаточно тупой, чтобы не понимать, что он реально делает, но и достаточно циничный, чтобы ему было на это наплевать; Для реднеков – он останется «вождем», трагической фигурой борца за все хорошее против всего плохого. Большинство реднеков не поняли и никогда не поймут, что Трамп их полюбил в жестокой и извращенной форме. Для них виноваты будут все кто угодно, кроме объективных законов, не позволяющих сказке стать былью. Понятно, что вождем он является только в болезненно воспаленном воображении реднеков; Для «глубинного государства» - Трамп крайне сложный и опасный пациент. Его способность побудить реднеков к разрушению грозит стране самоубийством. Конечно, дип стейт имеет рычаги контроля ситуации, но все-таки государство четыре года не могло эффективно заниматься своими функциями. Только в 2020 году деятельность пациента удалось полностью локализовать в области твиттера. Кстати, немногие действия которые не блокировались дип стейтом – это как раз действия из «еврейской повести дня»; Для демократов - это конечно враг и преступник. Мало того что, украв выборы 16-го года, он лишил честного заработка многих достойных людей (ведь не только у него есть еврейские родственники), так он еще и вынудил демократов пойти на крайние меры для борьбы с ним. Выпустить на улицы революцию баклажанов, начать инфопандемию ковида, опозорится с грубыми подтасовками на президентских выборах; Для России – Трамп скорее проходит по категории «полезного идиота». Личности, принесшей огромный вред для своего государства хотя бы тем, что прекратил или сократил объективно необходимую для паразитического государства зарубежную активность, вынудил демократов начать разрушать легитимность государства и совершать экономическую диверсию против страны в период ковидлобесия. Любой человек, нанесший вред американскому государству является «союзником» для России. Хочется, чтобы таких «союзников» становилось бы все больше, и они ушатали бы к шайтанам все это преступное образование; Масса аналитиков и простой публики, грызущих семечки и попкорн, совершают колоссальную ошибку, представляя Трампа как вождя реднековских масс и всю эту борьбу - как борьбу американского народа против элит. Трамп не является вождем хотя бы по одной простой причине, - реднеков некуда вести, у них нет адекватной цели, у них впереди только быстрое или медленное вымирание. А к этой цели они доберутся без всякого вождя. Будем надеяться, что это произойдет быстро… P.S. Ну и, чтобы вам не казалось, что я изображаю Донни как единственную демоническую фигуру и негодяя, окруженного сплошь белыми и пушистыми «адекватными» политиками, давайте немножко поговорим о прочих «политических уродах» Америки. Собственно, к таким можно отнести каждого первого политика в Штатах. По количеству политиков-уродов на душу населения только Украина, возможно, может с ними конкурировать. Помимо правых популистов, типа Трампистов, там есть еще и выдающиеся фигуры левых популистов Сандерса и Ко. И если Трамп эксплуатирует глупость, наивность, желание работать и веру в сказку реднеков, то Сандерс эксплуатирует дебилизм, жажду халявы и природное отвращение к труду среди гетто-нигеров и снежинок- миллениалов. С точки зрения нормального человека, это намного более мерзко и отвратительно. Так же как Трамп обещает реднекам нечто физически неисполнимое, так же и «социалисты» обещают гетто-нигерам нечто, на что физически нет ресурсов. Но придя к власти, они постараются отжать от мира максимум, стараясь в какой-то степени исполнить свои обещания. На фоне Сандерса фигуры политиков-центристов выглядят почти приличными. Люди делают свою работу, «честно» отрабатывая взятки, называемые в Америке лоббизмом. В целом, они выполняют социальный заказ на максимально долгое сохранение существования Америки. Это общее требование и националистов, и глобалистов. Базовая платформа любого «нормального» политика в штатах - это удержание ситуации от хаоса. Другой Америки у них нет, чтобы там ни писали наши аналитики. Ради спасения Америки задержки гибели Америки они готовы идти на любые преступления, как в внутри страны, так и за рубежом. 2021, Станислав Безгин (also known as Тояма Токанава)
  2. Я думаю, уместнее трактовать как заботу о безопасности, точнее, о том, чтобы с ним ничего не случилось в их зоне ответственности. Насчёт выступать в аэропорту - а кто он, собственно, такой? Пусть у себя в Мордоре выступает.
  3. Я думаю, дело не в том, что он там заявил. Были бы им недовольны - не посылали бы с ним сотню журналистов, ловящих каждый его пук. Просто в изгнании от него толку никакого, он им здесь нужен.
  4. Чёрта лысого дали бы ему тратить, не для него морозили, там правильных пацанов очередь стоит. Небось сидел на окладе в 2000 баксов, периодически вскукарекивая в масс-медиа. А сейчас решили, что он и того не стоит.
  5. Отношение порядка там есть, каждая невычеркнутая комбинация соответствует какому-то действительному числу. Например "пи пополам"<"корень из пяти". Насчёт выхватывать новые числа и перенумеровывать - этак вы докажете счётность точек отрезка.
  6. Автор предлагает оставить только комбинации, соответствующие действительным числам, и пронумеровать их. Потом он строит число, не описываемое ни одной комбинацией, чем доказывает несчётность множества этих комбинаций. Отношение порядка здесь не важно, построение от этого не меняется. Можно упорядочивать как действительные числа, можно - как 34-ричные числа.
  7. Я бы сказал, что приведенные выше рассуждения - доказательство несчётности множества комбинаций от противного. Очень похоже на доказательство несчётности множества точек отрезка. И никакого парадокса я тут не вижу.
  8. Похоже на попытку объяснить верблюду, что у него горб кривой. А что у него прямое?
  9. Ложь, звездёж и провокация. Учителя в Восточной Африке в массе своей столько не получают. Разве что местные учителя в иностранных школах, типа бельгийской или французской.
  10. Месье в корне не прав. То есть, конечно, какое-то сиюминутное облегчение они бы почувствовали. Но кого бы им потом пришлось винить в своих косяках? Кто бы им срал по ночам в шаровары? Об этом уже писал Лимонов, "Исчезновение варваров" называется. Прочтите - не пожалеете!
  11. Как тут не вспомнить бессмертное: zigzaur — Раз уж меня спросили, я отвечу! Европа должна покупать сырье у России. При условии, что: 1. Месторождения и шахты должны принадлежать европейским и американским фирмам, но никак не российским. 2. трубопроводы и порты тоже. 3. Не следует платить налоги в российский бюджет. 4. Прибыль должна переправляться за границу. 5. цену должен устанавливать получатель, а не поставщик. 6. Российское правительство должно дотировать экспорт. 7. Запад должен иметь право вводить войска для охраны шахт, трубопроводов и портов от бунтовщиков.
  12. Агитка какая-то. Осталось встать и хором спеть "Широка страна моя родная". Роджерс настолько туп и примитивен, что лучше с Романенко потерять, чем с Роджерсом найти.
  13. Что такое вообще институт космической политики? Ладно бы из ИКИ что-то пробурчали
  14. Источник: https://ivanov-petrov.livejournal.com/2287616.html Идеология wokeism'а или социальной справедливости (СС) еще ждет своего исследователя. Попытаюсь дальше вкратце перечислить основные корни и положения этого интеллектуально-философского активистского течения.Модернизм.1. Началось все, если игнорировать ранних утопистов, конечно с Маркса. Маркс добавил к философии, в числе прочего, во-первых, представление о том, что общественная наука должна не изучать принципы функционирования общества, а менять общество (активизм). Вторая важная нам мысль Маркса - теория конфликта, т.е. представление что общественные силы (разделенные в его понимании по экономическому признаку) находятся в постоянном конфликте с нулевой суммой за материальные ресурсы, власть и возможнoсти для самореализации. Третья релевантная идея - предположение о том, что массы держатся в подчинении в том числе и при помощи культуры, созданной господствующим классом; то, что в целом впоследствии критики назвали культурный марксизм.2. Франкфуртская школа, в попытках разобраться, почему же пролетарской революции на Западе не случилось, соединив идеи Маркса и Фрейда, решила, что причина - то, что они назвали структурным или системным угнетением. Пролетарские массы интернализировали угнетение потому что последнее присутствует во всех общественных институтах: семья, церковь, культура, мораль и нормы приличия.Ее представитель Макс Хоркхаймер в 1934 сформулировал основные положения того, что сейчас в западных вузах преподают как критическую теорию. Общественные науки должны четко понимать конечную точку общественного развития (коммунизм), искать и находить недостатки общества, под которыми понимаются расхождения между текущей ситуацией в обществе и конечной точкой, а также организовывать деятельность по социальному активизму.В то же время в итальянской тюрьме, коммунист Антонио Грамши пишет о том, что единственный способ осуществить значимые социальные изменения - медленно и планомерно оккупировать (путем устройства туда на работу) все общественные институты: университеты, школы, госслужбу, газеты, театры (Долгий марш). Потом Европе на некоторое время стало не до общественных наук, а затем пришел второй большой компонент идеологии СС - постмодернизм.Постмодернизм.Если у марксистов и последователей все еще присутствовал материализм - представление о том, что существует объективная реальность, совпадение представлений о которой с ее проявлениями есть истина, то постмодернизм покончил с этим пережитком XIX века.3. Мишель Фуко успешно запустил в ноосферу идею о том, что реальность, даже если она и существует, неважна и недоступна. Знания неполны, чувства неточны; то, что в обществе считается истиной формирует тот, у кого есть власть. Истина - социальный конструкт, продукт общественной системы. Наука, к примеру, процесс осуществления власти через претензию на знание истины. Власть применяется через дискурс. Дискурс - то, что допустимо говорить о каком-либо событии или явлении. Все общество, сознательно или нет, принимает участие в создании и формировании дискурса. Так появился еще один ключевой тезис идеологии СС - о принципиальной недоступности истины.4. Герберт Маркузe в работе 1965 г. "Одномерный человек" впервые сделал вывод, что культурное доминирование и консьюмеризм настолько расчеловечили обывателя, что социальный активизм возможен только альянсом из либеральной интеллигенции (мозг) и этнических меньшинств (мускулы). Имя самой известной его студентки, Анджелы Девис, знает каждый советский человек. Его студенты сыграли значительную роль в бунтах середины 70-х. Он же - автор эссе "Репрессивная толерантность”, где сформулирована очень актуальная сейчас идея, что настоящая толерантность состоит в агрессивном неприятии согласия (других людей) с любыми идеями, несоответствующими его представлениям об истинной свободе.5. Вот мы и добрались до ключевого инструмента идеологии СС - деконструкции. Деконструкция придумана философом-постмодернистом Жаком Деррида для анализа текстов, понятий и значений. Если формулирование понятий - осуществление власти, то деконструкция - анализ высказывания, текста или понятия до тех пор, пока не прояснится, кем и в целях доминирования над кем оно сформулировано. Дальше произошло соединение элементов марксизма, критической теории и постмодернизма в единый всепобеждающий комплекс идей, захвативший в конечном итоге интеллектуальный мир.Wokeism.Итак, представления об истине прошли путь от "объективная реальность" к "твоя/моя реальность", следующий шаг - "моя реальность как женщины, гея, черного или трансгендера".6. Постмодернизм установил, что представления о реальности формируются с целью осуществления доминирования одной общественной группы над другой, и истина принципиально недоступна. Критическая теория в целом приняла понятия и инструментарий, но внесла одно уточнение: если все на свете есть осуществление доминирования и власти, то единственный объективный опыт, не поддающийся деконструкции - опыт подвергшегося насилию или угнетению. Таким образом, мы можем отличить объективное и реальное от деконструируемого или иллюзорного по тому, слушаем мы угнетателя или угнетенного. Единственный критерий реальности - lived experience, или нарратив человека, пережившего опыт угнетения.7. Ключевой элемент уже современной нам идеологии социальной справедливости - интерсекциональность, сформулированная Кимберли Креншоу в 1991 в небольшой, но эпохальной работе "Исследуя границы", критикующей движение борьбы за гражданские права.Границы здесь - границы борьбы за гражданские права, где, по представлениям Креншоу (черной феминистки, это не констатация фактов о ней лично а культурно-философское течение), борьба чернокожих за расовое равноправие концентрируется на мужчинах, а борьба феминисток - на белых женщинах. Таким образом, она сама оказывается не только испытывающей два угнетения по цене одного (т.е. интерсекционально), - расовое и по признаку пола, - но и оказывается за теми самыми границами.Ключевым элементом личности, таким образом, становится осознание всех граней своего угнетения по уникальным для себя внешним признакам. Она же придумала писать расовый идентификатор Black с заглавной буквы; Black здесь не внешние признаки расы, а общий опыт угнетения по расовому признаку; единственное, что у людей (по представлениям этой группы интеллектуалов) вообще может быть общего. Эта работа же также положила начало тому, что на языке идеологии СС называется progressive stack или иерархия угнетения. Тот из присутствующих, кто испытывает наибольшее количество аспектов угнетения, т.е., к примеру, черная лесбиянка-трансгендер с инвалидностью, представляет наиболее близкую к реальности картину мира и имеет право на приоритет в высказывании своего мнения и командный голос в активистской деятельности.8. Вот мы и подошли к текущим событиям. Идеология wokeism'а или социальной справедливости в настоящее время считает, что:- общество находится в постоянном конфликте за власть, ресурсы и возможности между белыми мужчинами-угнетателями и маргинализированными группами;- весь дискурс создан и поддерживается белыми гетеросексуальными мужчинами с целью угнетения маргинализированных групп, даже и особенно если белые мужчины это не осознают или отрицают;- традиционные инструменты белого человека, такие как научный метод или либерально демократическое государство являются инструментами угнетения, не подходят для маргинализированных групп и должны быть деконструированы;- единственная доступная человеку объективная истина - опыт угнетения; единственное, что может связывать людей - совместный опыт угнетения;- наиболее полным знанием о реальности обладают наиболее угнетенные представители меньшинств, особенно нескольких сразу;- общество, таким образом несправедливо и подлежит переустройству путем деконструкции поддерживающих угнетение институтов: семьи, государства, культуры, белых мужчин; - белые в борьбе за переустройство общества могут быть только союзниками (allies), их роль состоит в выполнении команд маргинализированных меньшинств;- если представитель угнетенного меньшинства (к примеру, чернокожий) не считает необходимым деконструкцию институтов, он больше не Black так как инериоризировал whiteness и отказался по факту от своей идентичности;- цель переустройства общества определяется как equity, diversity и inclusion.В дополнение к описанным мною основным положениям идеологии, я забыл добавить главное: что это, в представлении носителей, за система, которую надлежит деконструировать? Называется она фаллологоцентрическая гетеронормативная патриархия или whiteness (в отличие от Blackness, обязательно с маленькой буквы).Это комплекс понятий, представлений о реальности, методов познания мира и общественных институтов, созданных белыми гетеросексуальными мужчинами для маргинализации и угнетения расовых меньшинств, LGBTQIA+ и женщин (порядок неслучаен), АКА современная технологическая либерально-демократическая западная цивилизация. В числе подлежащих деконструкции - такие институты угнетения как гетеросексуальная семья, наука вообще и точные науки в частности, технологии массового производства и евроатлантическая культура, в особенности элитарная.Итак, о diversity, inclusion и equity, сокращенных критиками в акроним DIE.Diversity – цель и процесс достижения такой композиции населения страны или сотрудников организации, в результате которой представлен весь ассортимент реального опыта, т.е. опыта угнетения и всевозможных пересечений разных аспектов такового. Начинается с требования нанять/пустить одного трансгендера, женщину или представителя BAME, а заканчивается требованием полного паритета (см. equity).Inclusion – представление о недопустимости в стране или организации травматического опыта, напоминающего маргинализированным группам об угнетении. К мерам по достижению относятся триггер-предупреждения, цензура и деплатформинг, а также safe spaces - расово-сегрегированные пространства, где у представителей меньшинства есть возможность избежать травматического опыта созерцания белых угнетателей.Equity – равенство результатов (в отличие от equality - равенства возможностей и равенства перед законом; это как раз институт угнетения). Состоит в предоставлении исторически угнетенным меньшинствам бОльших стартовых возможностей (позитивная дискриминация), а также исправления любого финального неравенства как продукта системного угнетения.Если у вас остались вопросы и вы живете и работаете в США, Великобритании, Австралии или Новой Зеландии, можете спросить члена Diversity and Inclusion Committee, который несомненно присутствует в вашей организации, будь она государственная или частная.Литература:1. James Lindsay – Cynical Theories2. Herbert Marcuse – One-Dimensional Man: Studies in the Ideology of Advanced Industrial Society3. Herbert Marcuse – A Critique of Pure Tolerance (1965), Essay "Repressive Tolerance"4. Kimberlé Williams Crenshaw – Mapping the Margins: Intersectionality, Identity Politics, and Violence Against Women of Color5. Peggy McIntosh – White Privilege: Unpacking the Invisible Knapsack6. Robin DiAngelo – White Fragility7. Ibram X. Kendi – How to Be an Antiracist
  15. Источник: https://www.facebook.com/GustavErve/posts/1049861238862426 Спадает ли Америка в анархию и гражданскую войну между расами, религиями и регионами? Является ли страна более разделённой, чем когда-либо? Ответ: нет. Социальное и экономическое деление между белыми северянами и белями южанами, чёрными и белыми, католиками и протестантами и евреями было гораздо более напряжённым в 1920 году, чем в 2020 году. Случилось же то, что ранее единый, преимущественно северный мейнистримный протестантский американский истеблишмент раскололся – возможно, временно, что позволило действительному разнообразию интересов и мнений в США быть выраженным, а не быть подавляемым. Если появляющийся «пробуждённый» (woke) национальный истеблишмент добьётся своего, тогда различие точек зрения и ценностей скоро будет подавлено вновь ради нетолератной и исключительной доктрины, сильно напоминающей старомодное Социальное Евангелие, от которого она и происходит. За исключением Гровера Кливленда и Вудро Вильсона, каждый американский президент между 1861 годом и 1933 годом был республиканским мейнстримным протестантом с Севера или Северо-Запада. Республиканская партия, всё ещё остававшаяся со времён Линкольна коалицией северных промышленников и протестантов-янки, господствовала в Конгрессе в тот же период. Промышленность и финансы были в руках небольшого числа северо-восточных протестантских финансистов, многие из которых, как, например, Дж.П. Морган, были родом из старых северо-восточных протестантских семей. Хотя было несколько значимых еврейских финансистов, евреев, как и католиков, не пускали в многие снобские фирмы Уолл-стрит до периода, последовавшего за Второй Мировой. Революцию Нового курса 1930-х годов крайне неправильно интерпретируют, как политически, так и культурно, когда относятся к ней как к левому восстанию против правого капитализма. В основе своей она представляла частичное завершение гегемонии протестантов-янки в американском обществе коалицией аутсайдеров, преимущественно провинциальных белых южан и западников и европейских иммигрантов на Севере, многие из которых были католиками. В демократической партии, господствовавшей в США с 1930-х по 1980-е годы, имела в своих рядах мало прогрессистов-янки, но по сути она была старым джексоновским альянсом и не-английских «белых этносов» на Севере. Если трактовать Гарри Трумэна правильно, как южанина по культуре из штата Миссури, то за единственным исключением каждый президент-демократ между Рузвельтом и Обамой – Трумэн, Джонсон, Картер, Клинтон – были белыми южанами. Единственным исключением был Джон Кеннеди, который представлял другое крыло джексоновского анти-новоанглийского альянса южан и ирландо-американцев. Между тем, «прочный Юг» господствовал посредством системы старшинства, обеспечил южанам, многие из которых были сегрегационистами, господствовать в период Нового Курса в Конгрессе и Сенате. Большая часть демократов сторонников Нового Курса не была настроена антикапиталистически или против промышленности. Они часто представляли социально консервативные местные деловые элиты, которых задевало то, что северные банкиры часто финансировали лишь те проекты, что закрепляли отведённую им Югу и Западу роль сырьевых колоний для фабрик Севера и Среднего Запада. Чтобы разрушить эту неоколониальную модель экономического господства Северо-Востока, демократы Нового Курса использовали федеральный государственный капитализм для индустриализации и модернизации южной и западной периферии, с помощью кооперативов по электрификации сельской местности, Администрацию Долины реки Теннеси и другие гидроэлектрические проекты, размещения военных заводов на Западе и Юге в годы Второй Мировой войны и системе шоссе между штатов (любимый проект ФДР, реализованный только при президенте Эйзенхауэре). Вкратце, южные и западные политики, вместе со своими северными этническими союзниками, что господствовали в федеральном государственном аппарате в годы Нового Курса, использовали федеральный государственный капитализм для того, чтобы покончить с господством несимпатичных им капиталистов-янки, а не для движения в сторону социализма или социал-демократии. Эра Нового Курса также была свидетельницей падения гегемонии Новой Англии и Среднего Запада в американской литературе и культуре, установившейся после Гражданской войны. После Первой Мировой войны прогрессивные интеллектуалы насмехались над пуританской традицией Новой Англии и её ответвлением, верхним Средним Западом, родиной Бэббита Синклера Льюиса и «Вайнберга, штат Огайо» Шервуда Андерсона. Как отмечает Кеннет Рексор в «Американской поэзии в двадцатом веке» (1971), после Второй Мировой войны южные писатели и профессора литературы, вроде Роберта Пена Уоррена и Клинта Брукса, проникли в университеты Лиги Плюща, куда начали прорываться и еврейские писатели: «…[южане] в годы «спора о гуманизме» [в 1920-1930-е годы] выдвинули ряд важных притязаний на влиятельные книжные обзоры (следует отметить, что «гуманизм» был движением со стороны консервативных, академических кругов под руководством преподавателя французского в Гарварде Ирвина Бэббита, ученика Морраса, вырвать книжное обозрение из рук Г. Менкена и его последователей со Среднего Запада) <…> со временем они вступили в союз с воинствующими антисталинистами из числа бывших коммунистов…» Послевоенный литературный мир пережил этническое перерождение, во время которого многие южане – среди которых были Вили Моррис, Том Вольф, Вильям Стайрон, Гор Видал и Трумэн Капоте – вместе с еврейскими писателями и интеллектуалами, такими, как Сол Беллоу и Филипп Рот, отодвинули в сторону профессоров и писателей ВАСП-ов с Северо-Востока и провели чистку американского литературного канона от представителей Новой Англии, таких, как Лонгфелло, Виттиэр и Каминные Поэты (Fireside Poets). Поэт Роберт Лоуэлл был одним из немногих «мейфлауэрских» типажей [т.е. представителем Новой Англии] в поколении американской творческой интеллигенции после 1945 года – и он был протеже поэта-южанина Аллена Тэйта. Между тем , другая фракция, нетвёрдо связанная с демократами Нового Курса попыталась сломать контроль богатых жителей Северо-Востока в области изящных искусств. Хольгер Кэхилл, иммигрант из Исландии, возглавивший Проект Федерального Искусства рузвельтовского Управления Промышленно-строительными работами общественного назначения во время Нового Курса, вдохновлялся революционным мексиканским муралистским движением и потому субсидировал фрески, изображающие местную историю или темы в зданиях федеральных судов на Юге и на Западе. Так же, как сторонники Нового Курса пытались децентрализовать политическую и экономическую власть, уведя её с Северо-Востока, они отвергали идею, что изящные искусства являются предметами роскоши, которые делают богатые снобы из нескольких картинных галерей Нью-Йорка и Бостона. Исследование Роберта Дормана об искусстве Нового Курса озаглавлено «Восстание провинций: регионалистское движение в Америке, 1920-1945»(2003) Выдавленные на полвека из Белого Дома после 1932 года, маргинализованные в Конгрессе, обойдённые федеральным государственным капитализмом, северные протестантские мейнстримные элиты сумели сохранить контроль над тремя сферами: «Глубоком государстве», некоммерческих организациях и в элитных школах и университетах. В кинофильме «Пастырь добрый» (2007) мафиози, которого играет Джо Пеши, спрашивает WASP-а – агента ЦРУ – которого играет Мэтт Деймон: «…Вы знаете, у нас, итальянцев, есть семьи и церковь, у ирландцев есть их родина, у евреев – традиции, у [чёрных] – их музыка. А у вас, парни, что есть?». На что персонаж Дэймона отвечает: «У нас есть США. Вы все здесь проездом». Вдобавок к «Глубинному государству», другими институтами, которые нео-джексоновцы из коалиции Нового Курса так никогда и не смогли завоевать во время своей революции против духа янки, были некоммерческие фонды, вроде фонда Форда или Рокфеллера и университеты Лиги Плюща. Культура того, что можно назвать НКО-академически-разведывательным комплексом оставалась глубоко укоренённой в крыле «социального Евангелия» северных мейнстримных протестантов с начала 1900-х годов. Прогрессизм «Социального Евангелия» этих учреждений давно имеют двойную традицию, делающую его похожим на Януса. Один его лик технократический, утверждающий, что социальные и глобальные конфликты не столько выражают трагическую природу человеческого существования, сколько являются «проблемами», которые могут быть «решены» не-партийными экспертами, ведомыми тем, что иногда называют «социологией». Другое лицо Социального Евангелия иррационально, оно родом из пост-милленаристской протестантской теологии, убеждённой, что мы стоим на пороге прцоветающего мира без войн, если только нам удастся раз-навсегда сокрушить порочных людей у себя дома и порочные режимы за рубежом. Этот склад ума , с его занятным смешением милленаристского пыла и вдохновлённым наукой технократизмом, разделялся многими прогрессистами рубежа 19-20 веков, включая Вудро Вильсона, урождённого южанина, пересаженного на Север. Как отмечает Дороти Росс в «Истоках американской социологии» (1990), Вильсон, как многие ведущие американские прогрессисты, был сыном мейнстримного протестантского священника. Версия протестантизма Социального Евангелия, лишившись своих специфически северно-протестантских атрибутов, мутировала в секулярную религию «пробуждения» (wokeness), ортодоксию университетов и всё более важного некоммеческого сектора. Её новообращённые включаю в себя многих белых секулярных детей и внуков членов мейнстримных протестантских деноминаций, вроде епископальной церкви, пресвитерианской церкви и методистов, члены которых [до того] стремительно утекали в категорию «нерелигиозных людей». Эволюционировав из этнорегиональной культуры в крестоносную светскую религию, распространяемую университетами, системой государственного образования, корпоративными СМИ и корпоративными кадровыми отделами, пост-протестантская «разбуженость» (wokeness) Способна ассимилировать кого угодно, человека любой расы или этноса, местного или мигранта, кто готов подчиниться её странным ритуалам и снобскому этикету. Тягучий акцент Лонг Айленда заменён постоянно обновляемым «пробудившимся» диалектом в качестве маркера принадлежности к появляющейся американской элите. Вы можете иметь азиатскую или испанскую фамилию, но если вы знаете, что значит слово «небинарный» и говорите «латинкс» (термин, отвергаемый подавляющим большинством американцев латиноамериканского происхождения), тогда вы потенциально пригодны для членства в новом национальном правящем классе. Недавнее обращение в «пробуждённость» СМИ и крупного бизнеса может быть приписано всё возрастающей опоре обоих секторов на несколько престижных университетов для набора своих высших кадров. Нынешнее поколение помнят, что если вы хотели получить работу в престижной юридической фирме или компании в Далласе или Атланте, вам нужно учиться в местном элитном университете штата или элитном частном университета, чтобы завести полезные знакомства с потомками местной элиты; а наличие диплома выпускника университета Лиги Плюща не только не было преимуществом, но могло стать и не достатком. Национализация и глобализация американского бизнеса, однако, породили новою, всё более однородную элиту управляющих, процеженную сквозь небольшое число школ Лиги Плюща и сверх-престижных государственных университетов, которые служат приготовительной школой для «пробудившегося» надкласса. Хотя «разбуженная» менеджерская культура в США утратила большую часть своих рудиментов, выдающих её новоанглийской мейнстримное протестантское поколение, появляющаяся американская национальная олигархия имеет тех же врагов, что старая новоанглийско-среднезападная олигархия ВАСП-ов: белых южан, белых католиков и ортодоксов-евреев. Это стало ясно летом 2020 года. «Пробудившиеся» левые не только потребовали убрать статуи предателей-конфедератов – совершенно разумное требование – но также взяли на прицел и Колумба, икону итало-американцев, и испано-американских католических святых и конкистадоров. Демократические либералы, вполне в духе нативистов янки-протестантов 19 века, предупреждали об опасности того, что паписты поставят под контроль Верховный Суд. В то же время, губернатор штата Нью-Йор Эндрю Куомо и мэр города Нью-Йорка Билл де Блазио, оба итало-американцы по происхождению, но «пробудившиеся» по культуре, продемонстрировали потрясающие двойные стандарты, когда дело коснулось публичных собраний левых протестующих с одной стороны и ортодоксальных евреев и хасидов с другой. Всё более могущественный и нетерпимый «пробудившийся» национальный надкласс оправдывает своё культурное иконоборчество именем угнетённых меньшинств. Но это просто предлог для спускаемой сверху вниз программы культурного империализма, созданной преимущественно белыми богатыми менеджерами, интеллектуалами и рантье с высшим образованием. Подходы «пробудившихся» гораздо менее распространены среди чёрных американцев и испано-американцев, чем среди белой образованной элиты. Мы являемся свидетелями того, как одни белые американцы отнимают власть у других белых американцев. Цель нового «пробудившегося» истеблишмента, преемника старого северо-восточного мейнстримно-протестантского истеблишмента, временного смещённого коалицией нео-джексоновских сторонников Нового Курса, заключается в стигматизации, унижении и лишении власти строптивых южных, католических и еврейских белых, заодно с теми представителями этнических и расовых меньшинств, которые отказываются ассимилироваться в новую национальную ортодоксию, распространяемую Нью-Йорком, Сан-Франциско, Вашингтоном, округ Колумбия, и престижными частными университетами Новой Англии. Правильно понимать это так: Великое Прабуждение (Awokening) – месть янки Комментарий переводчика: Линд, с моей точки зрения, полностью прав. Добавлю от себя то, что этот ход для "белых англосаксонских протестантов" был абсолютно неизбежен: истеблишмент Новой Англии знает, как никто другой, что с демагогией, всё равно, социальной ли, национальной ли, можно бороться только демагогией, поэтому на демагогию в духе "простых американцев угнетают банкиры и элиты" последовала ответная демагогия в духе "расисты обижают нацменьшинства". Более того, истеблишмент Новой Англии именно так добился своего господства в США после событий Гражданской войны: возгоняя последовательно демагогические волны против масонов, католиков и рабовладельцев, им удалось провести в 1860 году своего кандидата в Белый Дом и реализовать экономическую программу, которая за десять лет, несмотря на войну и послевоенные разрушения, довела американский ВВП до уровня ВВП Британии. Разумеется, аналогия неполная. Если в 19 веке главным интересом США был долгий период мира и изоляции, чтобы выиграть время для экономического роста и освоения огромных пространств, и потому сторонники истеблишмента выступали против военной экспансии, то теперь, когда США остаются мировой державой №1, сторонники истеблишмента демонстрируют агрессивное поведение и желают "мускулистой" внешней политики относительно тех правительств, что вызвали недовольство Вашингтона.
  16. Если среди поляков выделить наиболее угнетённое меньшинство, которое, согласно концепции, должно стать носителем реальности, то получится что-нибудь вроде гомосека-транса-атеиста, т.к. обижены они на Россию так или иначе почти все. Религию и государство деконструируем. Ну наличие прадедушки в Катыни может пару очков подкинуть.
  17. Совершенно верно. А если кто-то из них так не считает, то теряет статус обиженки со всеми присущими ему ништяками.
  18. Ну какая у поляков может быть реальность, если они там все белые гетеросексуальные? В пределах Польши они свою реальность активно насаждают, но с точки зрения мейнстрима их реальность никому не интересна, т.к. опыт угнетения поляков монголокацапами ничто по сравнению с угнетением белыми гетеросексуальными мужчинами приоритетных обиженок.
  19. Они не уничтожают реальность, они провозглашают, что реальность у всех своя, а раз они такие угнетённые, то их реальность рулит, а кто несогласен, того надо закидать ссаными тряпками подвергнуть остракизму.
  20. Зачем это здесь? В интернете х...ёв мало?
  21. Африканская чума свиней обычно обнаруживается, когда в регион собирается заходить Мираторг
  22. Скандал в тайном борделе Георгий Зотов сожалеет о том, что мы не умеем троллить Америку Георгий Зотов Фото: AP/TASS …Я просто не верил своим глазам. Творилось нечто реально страшное. Одна сторона обвиняла противника в издевательстве над избирателями, организации «карусели» со вбросом фальшивых бюллетеней, угрожала митингами протеста, и заявляла о своей победе. Другая сторона тоже провозглашала победу, чморила противника, как орёл суслика, снисходительно приглашала сдаться и признать свой проигрыш. Кандидат не унимался. Он требовал остановить подсчёт голосов, грыз общественность, кричал об обманах, подтасовках и махинациях. Его противник, сделав пофигистичное лицо, просил принять поражение, объясняя — лапуль, всё точно, как в аптеке. Полиция равнодушно отоваривала дубинками протестующих, вышедших митинговать против нечестных выборов. «Фига себе, — похолодев, думал я. — Ущипните меня. Это происходит на Украине, в Грузии, в Киргизии или в России? А почему же тогда Соединённые Штаты молчат? Куда делись заявления о недопустимости насилия, прозрачных выборах, честном подсчёте голосов? Что творится, граждане? Их в телевизоре кто-то забанил?». Собственно, ответить мне никто не мог. Ибо это были выборы, идущие в самих США. …Безумно смешно. Натурально цирк с конями. Страна, учившая через губу весь мир, как ему жить. Лезущая в государства на краю света, как Грузия и Киргизия (которые средний американец никогда не найдёт на карте) со стандартами правильной демократии. Установившая в Ираке, Афганистане и Ливии свою власть на штыках… или на ракетах, штыки уже отжившее явление. Объясняя — только её понимание демократии и выборов разлюли-малина. Самое верное, сладкое, миленькое и красивое. И вдруг выясняется — ни хрена подобного. В божественной, святой Америке в ходу ужасное досрочное голосование, позволяющее манипулировать избирателями. За углом скалят зубы губернаторы, мухлюющие в пользу родимой партии: считающие нужное количество голосов за приятного кандидата, и ненужное — за неприятного. И пропаганда прессы и телевидения, когда 90% масс-медиа дружно мажут дерьмом один персонаж, и сливками с мёдом — другой. Судебные наблюдатели, заявляющие о махинации с почти двумя миллионами голосов — с классическими «мёртвыми душами», завышением количества избирателей. Боже, да честное слово — всё в традициях бывшего СССР, только ещё хуже. …Это уж не говоря о том, что в Америке рулит поросшая мхом избирательная система XVIII века — революционная для того времени, но совершенно гнилая и заржавевшая сейчас. Избранным считается президент, набравший 270 голосов из числа выборщиков — представителей электоральной комиссии (от каждого штата — разное число): всего их 538, то бишь, надо получить тупо больше половины. Благодаря этому, США остаются единственной страной мира, где президентом может стать человек, набравший МЕНЬШИНСТВО голосов. Да-да, а вы не знали? Именно столько получил в 2000-м году кресло проклинаемый до сих пор Джордж Буш-младший: за него проголосовало на 500 000 человек меньше, чем за кандидата демократов Альберта Гора. Да и сам Дональд Трамп по мировым стандартам тоже в 2016-м году проиграл выборы: его обошла Хиллари Клинтон, пусть и на самую малость — 138 тысяч голосов. Представьте себе, какая чума началась бы, обойди кто-то проамериканского кандидата в России (или вообще где угодно) — появились бы санкции, угрозы, а если страна маленькая — так ещё и ракеты. …Не забудем и то, что в Штатах у власти всего две партии. Уже почти 250 лет они сменяют друг друга, не позволяя вскарабкаться на трон никому другому. Ни в Сенате, ни в Конгрессе иных партий нет. Только республиканцы и демократы. Только «слон» и «осёл» (неофициальные клички этих организаций). Нет, можно свободно регистрировать и всякие разные партии и независимых кандидатов, вот только избирательная система США дарует им нулевой успех победы на выборах. Тот же Трамп хотел идти отдельно, но понял — шансов победить иначе у него нет (как у провалившегося ранее на выборах миллиардера Росса Перо, набравшего аж 19% голосов), и переметнулся в тень «слона». Откровенно говоря, шоу с двумя партиями, выборщиками, избирательной системой XVIII века выглядит тупой голливудской комедией. Ни хрена это не демократия, простите. Это реально тупая замшелая олигархия, вконец отставшая от современной системы выборов. …Мы не умеем веселиться, понятно. Иначе сейчас Россия, да заодно и Белоруссия с Венесуэлой знатно троллили бы США, требуя проведения новых выборов по стандартам демократии, и угрожая санкциями за битьё полицией демонстрантов. Спикер МИДа Захарова с постным лицом выражала бы озабоченность нарушением прав избирателей, «каруселями» и «вбросами», а Лукашенко, хватаясь за сердце, переживал за разгон митингующих. Заодно уж следовало признать Трампа законным президентом Америки, а Байдена — узурпатором, и объявить об отказе считать выборы в США свободными и демократическими. Призыв к американскому телевидению предоставить всем кандидатам равные права и вовсе гляделся бы вишенкой на торте. Ведь штатовская пресса откровенно ненавидит Трампа за его закидоны, обидчивость и неуравновешенность, и макала Дональда в унитаз весь президентский срок. О, ну в отношении США такое не принято. У них всё правильно, хоть они кролика в президенты захотят избрать. Что позволено Юпитеру — не позволено быку. Поэтому быковать мы станем лишь тогда, когда американцы в очередной раз наедут на качество нашей избирательной кампании. …Выборы президента США в 2020 году реально войдут в историю. Конкретно там развеялась завеса сахарного дыма, всегда окутывавшего «самую большую демократию в мире», как пафосно называют её сами американцы. Не, у меня нет иллюзий по поводу России, где смухлевать в глубинке как воды выпить, а уж притянуть за уши голоса правящей партии, особенно в национальных республиках, так это вообще стало почти законно. Но дело тут в другом. Мы получили ещё одно подтверждение основного закона жизни в человеческом обществе. Личность, каковая по виду прямо святее папы римского, постоянно придирающаяся к своим знакомым и соседям относительно их недостаточного благочестия, скорее всего содержит тайный бордель. Ничего нового, конечно. Но просто приятный факт. Источник: https://svpressa.ru/politic/article/281139
×