Перейти к содержанию

Ursa

«Хозяйка всея Усадьбы»
  • Публикаций

    11 039
  • Зарегистрирован

  • Посещение

2 Подписчика

Информация о Ursa

  • Звание
    Мама-Медведица

Информация

  • Пол
    Женщина
  • Проживает
    Москва
  1. Насчёт бумажных газет не знаю. Но вот проПИСовские издания радостно сообщают, что «Газета Выборча» разоряется, того гляди – объявит о банкротстве. Что касается приложения – то оно платное и подзамочное. Причём платное отдельно от основной «Жепы». Дополнительно. Может быть, Вы не заметили, что речь идёт о статье в «Жечьпосполитой», а ссылка на Белсат. И перевела я не саму статью, а её пересказ. Потому что в оное приложение я проникнуть не могу, а Белсат – это телеканал и сайт, работающий на Белоруссию. Его давеча прикрыть хотели, но они устроили ужасный вой насчёт того, что правительство не хочет прибрать к рукам Белоруссию, отдаёт её без боя Путину, наверное, в правительстве окопались путинские агенты. Правительство, дабы доказать свою приверженность демократии и прометеизму, дало Белсату денег. И, поскольку им зарабатывать не надо – государственное же финансирование, они могут пересказывать (не перепечатывать) у себя подзамочные статьи. Чем я и воспользовалась. Вот на какие хитрости приходится идти. А так – да, скоро забесплатно и прогноз погоды по-польски не прочитаешь… .
  2. Адам Эберхард пессимистично о перспективах белорусской независимости после Лукашенко - Лукашенко своей политикой превращения Белоруссии в «Россию, только лучше» вместо усиления национальной идентичности привёл к тому, что она беззащитна перед возможными русскими планами аннексии страны, - утверждает в статье в приложении к «Жечьпосполитой» «Плюс Минус» руководитель Центра Восточных Исследований. - Является ли белорусская государственность реальной сущностью? А может, закат правления Александра Лукашенко станет также и закатом независимой Белоруссии? – такой вопрос в своей статье «Поглотит ли Россия Белоруссию?» задаёт эксперт. По его мнению, проблемы эти обострились после аннексии Крыма и начала войны в Донбассе. Он считает, что на Украине политика укрепления национальной идентичности и обособленности от Москвы привела к тому, что она была в состоянии защититься от российской агрессии. Однако Лукашенко все 25 лет своего правления проводил политику совершенно противоположную. - Он начал президентство борьбой с исторической национальной символикой, перечеркнул деятельность своих предшественников, которые укрепляли позицию белорусского языка, маргинализованного в глубоко русифицированной стране. Он сделал ставку на синтез (нео)советской и колхозной идеологии, он утверждал, что «белорусы – это русские со знаком качества», - утверждает Эберхард. По мнению автора, только после того, как вспыхнул конфликт на Украине, белорусский президент «покаялся и признал обоснованность усиления родной национальной идентичности». Однако единственное, на что он способен, - это мягкая белорусизация, то есть умеренный допуск белорусского языка в общественное пространство. Однако до сих пор школы и университеты остаются бастионами «russkiego miru». Ситуацию ухудшает также повсеместная доступность привлекательных российских СМИ. Руководитель ЦВИ подчёркивает, что долгие годы Лукашенко умело пользовался экономической поддержкой России, консервируя советскую модель экономики и обеспечивая стабильность в стране. Однако эта модель себя исчерпывает, и Белоруссия может встать перед фактом, что она, в сущности, является худшей копией России, совершенно непривлекательной для своих граждан. - Что шокирует, когда разговариваешь с белорусами, особенно за пределами столичного Минска, это концентрация на индивидуальных стратегиях выживания, которой сопутствует почти повсеместное равнодушие к судьбам государства. Жители Витебска, Баранович и Лиды на вопрос о том, как они проголосовали бы в гипотетическом референдуме относительно вхождения Белоруссии в состав России, в сущности, единогласно одобряют ликвидацию белорусской государственности, видя в этом шанс на улучшение условий жизни, - пишет Эберхард. По мнению эксперта, многолетние преследования и маргинализация оппозиции привела к тому, что единственной альтернативой Лукашенко в глазах белорусов может стать Путин. Российский президент, по мнению автора, мог бы использовать присоединение Белоруссии к России как фактор, укрепляющий его власть на очередной срок после 2024 года. - В случае, если власть Лукашенко пошатнётся, проявится естественная или спровоцированная нестабильность, скоординированные между собою пророссийские группы (при поддержке кремлёвских СМИ) могут оказаться ключевыми для проведения бархатного переворота, навязав равнодушному к судьбам государства обществу промосковские эмоции. Следует предполагать, что возможное появление на улицах «зелёных человечков» не вызвало бы массового сопротивления, а в час испытания белорусская номенклатура – не говоря уж об армии, в которую внедрены множество российских агентов, а также значительной части спецслужб – без особых терзаний будет склонна поменять в своих кабинетах портреты Лукашенко на портреты Путина. Аннексия с согласия аннексируемых – это весьма соблазнительный для Кремля сценарий. И что парадоксально, с каждым годом белорусской независимости он становится всё более вероятным, - констатирует автор. belsat.eu Adam Eberhard pesymistycznie o perspektywach białoruskiej niepodległości po Łukaszence
  3. Томаш Сакевич: I Речь Посполита была воссозданием всей Римской Империи – восточной и западной Редакционная статья - В Европе со времён разделения Римской Империи существовала идея воссоздания Рима. Воссоздавали его разными методами. Германцы хотели воссоздать его в форме германской империи, вот только это опирается на западный образец. Что гениального было в I Речи Посполитой? А то, что она была воссозданием всего Рима – восточного и западного, поскольку православие уцелело только в I Речи Посполитой. (…) Наследником Византии стал Киев. (…) Чем была I Речь Посполита? Римской демократией на стороне Королевства Польского и государством византийским на стороне Руси и Литвы, - сказал в своём выступлении в рамках V Полонийного Форума в американской Ченстохове Томаш Сакевич, главный редактор «Газеты Польской». В субботу, 14 апреля, в ходе V Полонийного Форума в американской Ченстохове – Дойлстауне – Томаш Сакевич, главный редактор «Газеты Польской» и «Газеты Польской Ежеденевно», в рамках панели, посвящённой 100-летию отвоевания Польшей независимости, выступил с докладом «Актуальная политическая ситуации Польши на фоне международных отношений – исторический контекст». Ниже мы публикуем фрагменты доклада, а также видеозапись всей лекции. - Как вы знаете, в прошлом году имело место необыкновенное событие. Президент Трамп приехал в Польшу и начал рассказывать польскую историю. И он начал рассказывать неплохо, с полным пониманием (…), с большим чувством польскости. То, что он прекрасно рассказал о Варшавском Восстании, - заслуга его польских советников, но он говорил и ещё кое-что очень важное. Он говорил о Междуморье. Это такая великолепная часть истории, о которой не знают поляки – потому что им запретили, потому что это было стёрто в нашем сознании, и то, чем в реальности была Речь Посполита, было весьма эффективными методами уничтожено в сознании и патриотизме поляков и заменено неким эрзацем, продуктом сначала царской охранки, а потом коммунистической пропаганды, - подчеркнул во вступлении главный редактор «Газеты Польской». Томаш Сакевич констатировал, что польский многокультурный патриотизм старались заменить неизвестным ранее в Польше этническим патриотизмом. - Это была очень важная операция, которая должна была привести к изоляции Польши от великих геополитических и политических проектов, - добавил он. - Теперь я дам определение некоего организма – многокультурная, многонациональная страна, опирающаяся на общие ценности. Какой страны это определение? Тут можно задуматься – США или I Речь Посполита? Проблема в том, что I Речь Посполита была на 500 лет раньше, по крайней мере, в этой форме, чем Соединённые Штаты. И когда мы осознаем это, когда основательно изучим эту историю и познаем истинную историю Польши, которую мы изучаем таким образом – обрывками из разных источников, а смысла её не понимаем, чем она в действительности было, то только тогда нас потрясает тот факт, что первые соединённые штаты, причём такие многокрасочные, создали наши предки, а потом американцы и многие другие нации, в том числе и основатели ЕС, у нас учились, - продолжал Томаш Сакевич. - Мы – представители невероятного народа с невероятной историей, и не потому, что мы выигрывали битвы в стиле Фермопил или хотя бы были в состоянии совершить такое самопожертвование. И не потому, что в то время у нас была лучшая кавалерия в мире, которая отрядом в 300 человек разбивала до двадцати тысяч противника, но потому, что мы создали самый великолепный геополитический проект того времени, который сегодня излучает свой свет на политические взгляды величайших мировых держав, - которого боятся русские и которым восхищаются американцы, - заметил главный редактор «Газеты Польской». В следующей части своего выступления Томаш Сакевич указал, что существенной чертой, объединяющей I Речь Посполиту и США, являются гражданские свободы и привилегии. Другая важная черта – возможность выбора. - Дело в том, что демократия не была неизвестна во времена I Речи Посполитой, она была известна за тысячи лет до этого. Мы имеем пример либо в виде площади, где собирались славяне, либо украинского Майдана. Ведь это не случайность, что украинцы на Майдане свергают свои власти, потому что там они создавали демократию. На площади, на майдане славяне выбирали свои власти. Плюс мы имеем демократию греческую, которая впоследствии повлияла на демократию римскую. Это городские демократии. В городе легко выбрать вождя. Проблемы начались тогда, когда вождя надо было выбрать на большой территории, когда эти малые демократии начинают создавать государственные структуры. Откуда же тогда возьмётся власть, - объяснял он. - Какое гениальное открытие использовали поляки? Это знают американцы как нечто архаичное – систему выборщиков. Раз весь народ не может выбрать (…), значит, надо было изобрести систему выборов, и поляки её изобрели. Система выборщиков служила избранию короля. Американцы имели готовый проект, как выбрать президента. Без этого демократия не существовала бы. Лишь когда ввели систему выборщиков, тогда наступила демократия, потому что она требует не только идеи, но и реальных механизмов действия. I Речь Посполита учит демократии, учит, как её формально и технически ввести, учит все остальные демократии в мире, - подчеркнул редактор Сакевич. - Ещё одна интересная идея – в Европе со времён разделения Римской Империи существовала идея воссоздания Рима. Воссоздавали его разными методами. Германцы хотели воссоздать его в форме германской империи, вот только это опирается на западный образец. Что гениального было в I Речи Посполитой? А то, что она была воссозданием всего Рима – восточного и западного, поскольку православие уцелело только в I Речи Посполитой. В сущности, не было православия нигде кроме I Речи Посполитой, потому что тюркское и монгольское нашествие смело эту религию. Наследником Византии стал Киев, а Россия очень сильно соперничает, кто является наследником православия и Византии. Чем была I Речь Посполита? Римской демократией на стороне Королевства Польского и государством византийским на стороне Руси и Литвы, - указал Томаш Сакевич. Niezależna.pl Tomasz Sakiewicz: I RP była odtworzeniem całego Cesarstwa Rzymskiego - wschodniego i zachodniego Redakcja
  4. Томаш Сакевич: I Речь Посполита была воссозданием всей Римской Империи – восточной и западной Редакционная статья - В Европе со времён разделения Римской Империи существовала идея воссоздания Рима. Воссоздавали его разными методами. Германцы хотели воссоздать его в форме германской империи, вот только это опирается на западный образец. Что гениального было в I Речи Посполитой? А то, что она была воссозданием всего Рима – восточного и западного, поскольку православие уцелело только в I Речи Посполитой. (…) Наследником Византии стал Киев. (…) Чем была I Речь Посполита? Римской демократией на стороне Королевства Польского и государством византийским на стороне Руси и Литвы, - сказал в своём выступлении в рамках V Полонийного Форума в американской Ченстохове Томаш Сакевич, главный редактор «Газеты Польской». В субботу, 14 апреля, в ходе V Полонийного Форума в американской Ченстохове – Дойлстауне – Томаш Сакевич, главный редактор «Газеты Польской» и «Газеты Польской Ежеденевно», в рамках панели, посвящённой 100-летию отвоевания Польшей независимости, выступил с докладом «Актуальная политическая ситуации Польши на фоне международных отношений – исторический контекст». Ниже мы публикуем фрагменты доклада, а также видеозапись всей лекции. - Как вы знаете, в прошлом году имело место необыкновенное событие. Президент Трамп приехал в Польшу и начал рассказывать польскую историю. И он начал рассказывать неплохо, с полным пониманием (…), с большим чувством польскости. То, что он прекрасно рассказал о Варшавском Восстании, - заслуга его польских советников, но он говорил и ещё кое-что очень важное. Он говорил о Междуморье. Это такая великолепная часть истории, о которой не знают поляки – потому что им запретили, потому что это было стёрто в нашем сознании, и то, чем в реальности была Речь Посполита, было весьма эффективными методами уничтожено в сознании и патриотизме поляков и заменено неким эрзацем, продуктом сначала царской охранки, а потом коммунистической пропаганды, - подчеркнул во вступлении главный редактор «Газеты Польской». Томаш Сакевич констатировал, что польский многокультурный патриотизм старались заменить неизвестным ранее в Польше этническим патриотизмом. - Это была очень важная операция, которая должна была привести к изоляции Польши от великих геополитических и политических проектов, - добавил он. - Теперь я дам определение некоего организма – многокультурная, многонациональная страна, опирающаяся на общие ценности. Какой страны это определение? Тут можно задуматься – США или I Речь Посполита? Проблема в том, что I Речь Посполита была на 500 лет раньше, по крайней мере, в этой форме, чем Соединённые Штаты. И когда мы осознаем это, когда основательно изучим эту историю и познаем истинную историю Польши, которую мы изучаем таким образом – обрывками из разных источников, а смысла её не понимаем, чем она в действительности было, то только тогда нас потрясает тот факт, что первые соединённые штаты, причём такие многокрасочные, создали наши предки, а потом американцы и многие другие нации, в том числе и основатели ЕС, у нас учились, - продолжал Томаш Сакевич. - Мы – представители невероятного народа с невероятной историей, и не потому, что мы выигрывали битвы в стиле Фермопил или хотя бы были в состоянии совершить такое самопожертвование. И не потому, что в то время у нас была лучшая кавалерия в мире, которая отрядом в 300 человек разбивала до двадцати тысяч противника, но потому, что мы создали самый великолепный геополитический проект того времени, который сегодня излучает свой свет на политические взгляды величайших мировых держав, - которого боятся русские и которым восхищаются американцы, - заметил главный редактор «Газеты Польской». В следующей части своего выступления Томаш Сакевич указал, что существенной чертой, объединяющей I Речь Посполиту и США, являются гражданские свободы и привилегии. Другая важная черта – возможность выбора. - Дело в том, что демократия не была неизвестна во времена I Речи Посполитой, она была известна за тысячи лет до этого. Мы имеем пример либо в виде площади, где собирались славяне, либо украинского Майдана. Ведь это не случайность, что украинцы на Майдане свергают свои власти, потому что там они создавали демократию. На площади, на майдане славяне выбирали свои власти. Плюс мы имеем демократию греческую, которая впоследствии повлияла на демократию римскую. Это городские демократии. В городе легко выбрать вождя. Проблемы начались тогда, когда вождя надо было выбрать на большой территории, когда эти малые демократии начинают создавать государственные структуры. Откуда же тогда возьмётся власть, - объяснял он. - Какое гениальное открытие использовали поляки? Это знают американцы как нечто архаичное – систему выборщиков. Раз весь народ не может выбрать (…), значит, надо было изобрести систему выборов, и поляки её изобрели. Система выборщиков служила избранию короля. Американцы имели готовый проект, как выбрать президента. Без этого демократия не существовала бы. Лишь когда ввели систему выборщиков, тогда наступила демократия, потому что она требует не только идеи, но и реальных механизмов действия. I Речь Посполита учит демократии, учит, как её формально и технически ввести, учит все остальные демократии в мире, - подчеркнул редактор Сакевич. - Ещё одна интересная идея – в Европе со времён разделения Римской Империи существовала идея воссоздания Рима. Воссоздавали его разными методами. Германцы хотели воссоздать его в форме германской империи, вот только это опирается на западный образец. Что гениального было в I Речи Посполитой? А то, что она была воссозданием всего Рима – восточного и западного, поскольку православие уцелело только в I Речи Посполитой. В сущности, не было православия нигде кроме I Речи Посполитой, потому что тюркское и монгольское нашествие смело эту религию. Наследником Византии стал Киев, а Россия очень сильно соперничает, кто является наследником православия и Византии. Чем была I Речь Посполита? Римской демократией на стороне Королевства Польского и государством византийским на стороне Руси и Литвы, - указал Томаш Сакевич. Niezależna.pl Tomasz Sakiewicz: I RP była odtworzeniem całego Cesarstwa Rzymskiego - wschodniego i zachodniego Redakcja
  5. Я совершенно с Вами согласна – на то и дан человеку разум, чтобы думать о последствиях. А мужчина – разве он не человек? Он тоже должен думать о последствиях. Мало того, по моему разумению, он-то в первую очередь и должен думать о последствиях. Или только женщина? В Польше решили, что о последствиях должна думать женщина и ответственность должна нести она же – и вот к чему пришли. Но ведь мы у себя такого же не хотим, правда?
  6. Так вот, про постинор. В Польше такие препараты называются «таблетка на другой день» и официально признаны абортивными средствами, поскольку прерывают беременность – даже если этой беременности всего несколько часов. А потому их можно купить только по рецепту врача в количество одной (!) штуки – чтоб хитроумные женщины запасов на всякий случай не делали. Что из этого выходит – много рассказов в Полонете. Допустила женщина незащищённый секс – не обязательно было насилие, а по глупости, по легкомыслию… да мало ли, жизнь, знаете, сложна и многообразна. И даже не на следующий день, а прямо через пару часов бежит она к врачу, в государственную клинику или в частный кабинет. Это хорошо, если большой город, там таких кабинетов много, а если маленький городок? Там эту таблетку могут всего, например, два врача прописать. А врачи – тоже ведь люди. И они бывают разные… И устраивает врач женщине допрос с пристрастием. Когда? Как? С кем? С мужем? Ах, не с мужем? А с кем? А муж знает? А дети есть? А возраст? Образование? Материальное положение? И так далее, и так далее. Наиздевавшись вволю, объявляет, что он – правоверный католик и что клаузула совести не позволяет ему участвовать в прерывании беременности. С такой квартирой да с такими-то деньжищами – иди, рожай! Думать надо было! Сама виновата! И бежит женщина к другому врачу, к третьему… Едет в другой город… Пытается подкупить аптекаря… Уговаривает подругу добыть таблетку на своё имя… В итоге пропускает все сроки и начинает копить деньги на поездку в Словакию. А уж что с душой-то её творится в это время, как она корчится от стыда и отчаяния… Да что об этом говорить, сама виновата! Я бы ещё, набравшись сил, про профессора Хазана и его подвиги написала, да, ладно, может, потом как-нибудь. Тут ведь дело даже не в отдельных случаях. А дело вот в этом – женщина всегда виновата. Отношение к женщине как к существу низкому, дикому, развратному от природы прямо записано в законе. Ведь с трибуны Сейма говорят, что женщина по сути своей развратна, она ведь обожает аборты делать, им только дай волю, они каждый месяц будут в эти клиники бегать и наслаждаться процессом! Значит, за ней надо следить неотступно, держать взаперти и под присмотром человека разумного (то есть от мужчины). Вот что по-настоящему ужасно. Считая себя православной христианкой, я, конечно же, противница абортов. Но я и противница запрещения абортов. По той же причине, по какой, будучи противницей супружеской измены (ибо сказано – не прелюбы сотвори), если бы наше государство вдруг вздумало ввести уголовное наказание за адюльтер, я была бы против, может, даже на демонстрацию пошла бы… Да, согласна, в России ситуация с абортами плохая – лёгкая доступность этой операции приводит к слишком простому к ней отношению. И надо что-то с этим делать. Очень надо. Прямо сейчас. Но вот, как в Польше, официально низводить женщину до уровня скота бессловесного – нет уж, увольте, добра от этого не будет.
  7. Ой, Даночка, ну зачем Вы спрашиваете? Конечно, можно.
  8. Вы чрезвычайно проницательны, дорогая Даночка! Был такой проект закона – проверять, не беременна ли женщина, собирающаяся за границу. А если беременна, то не пущать. Был также проект против «абортивного туризма» - сажать в тюрьму не только женщину, сделавшую аборт, но всякого, кто так или иначе помог ей в этом: предоставил информацию, транспорт, деньги, сопроводил в клинику и пр. Эти предложения в закон пока не вошли – но кто знает… А женщины в Сейме есть. Но дело в том, что ПиС имеет большинство в Сейме, так ему даже коалиций не надо. Вот писовские дамы и кричат - спасите женщин, а не то они станут убийцами!
  9. Именно это они и делают. Словаки перетащили к границе множество маленьких частных клиник и даже посылают собственный транспорт в Польшу, привозят и отвозят (за дополнительную плату) – всё происходит в течение одного дня. Хорошо зарабатывают. Зато в Польше прекрасная статистика – польки не делают абортов!
  10. О, сейчас это горячая тема. Аборты давно уже были запрещены. Но были исключения – угроза жизни матери, нежизнеспособный плод, изнасилование, инцест. Сейчас в Сейме утверждается закон, который ликвидирует все эти исключения. То есть аборты запрещаются абсолютно. Было ещё предложение сажать в тюрьму женщин за аборт и выкидыш, но пока не прошло. Однако ПиС не сдаётся. В законе также прописана так называемая «клаузула совести». То есть врач имеет право отказать не только в аборте (теперь это уж и по закону так), но также не выписывать противозачаточные (потому что они всё равно лишают ребёнка права на рождение) и не проводить пренатальные исследования (потому что, узнав о нежизнеспособности плода, женщина может решиться на аборт). Вот такие дела. Так что, может, и добавят бедняжке срок – она-де специально на полицейских набросилась, чтобы ушибить живот и спровоцировать выкидыш.
  11. Да, относительно польской свободы и демократии. Много у меня есть мыслей на этот счёт да ленюсь писать… Я думаю, что мы гораздо свободнее поляков. А в последнее время меня посещают еретические мысли, что и всегда были свободнее – и при царях, и при Советском Союзе. Давеча прочитала одну заметку в Салоне да заленилась переводить, опять же не имеет она отношения к России. Но суть в том, что планомерно уничтожаются все блогерские площадки на крупных порталах. Или делаются платными. Сильно платными. Того гляди, один Салон останется. А в Салоне цензура строгая… Так вот, полякам никогда и в голову не придёт собраться и организовать нечто вроде Усадьбы. Почему? А потому что. Другая история. Другой менталитет. Крику много, а истинной свободы (как мы её понимаем) и нету.
  12. Молчит. По этому поводу я написала на ветке с переводом. Если позволите, процитирую здесь: В другой своей заметке тот же автор говорит о том, что с 1998 года число приговоров за «нарушение физической неприкосновенности полицейского» выросло на 300%. Ага, официальная статистика. Вот прямо кидаются граждане на польских полицейских и бьют их, бьют… А граждан сажают, сажают… И главное, никаких доказательств кроме показаний самого пострадавшего полицейского суду не требуется. При таких истинно демократических принципах кто ж осмелится чего пискнуть против бравых польских правоохранителей?
  13. Да нет никому до этого дела. У них вон Пискорский два года без всяких доказательств сидит и ещё сидеть будет. А тут какая-то никому неизвестная женщина… В другой своей заметке тот же автор говорит о том, что с 1998 года число приговоров за «нарушение физической неприкосновенности полицейского» выросло на 300%. Ага, официальная статистика. Вот прямо кидаются граждане на польских полицейских и бьют их, бьют… А граждан сажают, сажают… И главное, никаких доказательств кроме показаний самого пострадавшего полицейского суду не требуется. При таких истинно демократических принципах кто ж осмелится чего пискнуть против бравых польских правоохранителей?
×