Перейти к содержанию

Ursa

«Хозяйка всея Усадьбы»
  • Публикаций

    11 576
  • Зарегистрирован

  • Посещение

3 Подписчика

Информация о Ursa

  • Звание
    Мама-Медведица

Информация

  • Пол
    Женщина
  • Проживает
    Москва

Посетители профиля

Блок последних пользователей отключён и не показывается другим пользователям.

  1. «Ведь АК стреляла нам в спину, когда мы освобождали Польшу от нацистов!». Поляки и русские за Железным Занавесом Валерий из Калининграда озирается о сторонам. Он говорит, что осторожен. Следит за тем, чтобы не выставлять напоказ свою гордость, потому что сразу же найдётся какой-нибудь поляк, который заставит его стыдиться. - А ведь мы вас освободили! Ведь мы за вас умирали! А польские газеты того времени писали: «Спасибо вам, русские, впереди у нас мир и новая жизнь. Мы так долго этого ждали!». Фрагмент книги «Долгий танец за занавесом. Полвека советской армии в Польше» Гжегожа Шиманика и Юлии Визовской, изд. Czarne, 2019. Они всегда приходят с востока и всегда в начале мая. Те, которых мы встречаем, когда они выходят из автобуса на ратушной площади в Легнице, выехали из Калининграда первого. Они озираются, закуривают сигареты, зевают, потягиваются, достают завёрнутые в фольгу бутерброды. Говорят, что они едут по пути отцов «Дорогами памяти». Второго они были в Пененжно у памятника командующего 3 Белорусским Фронтом генерала Ивана Черняховского. Их там встретили ветераны Людовего Войска Польского. - Мы просим у вас прощения, - сказали ветераны. Указали на бетонный цоколь памятника, он был разбит. На ограждении кто-то повесил флаг Армии Крайовей (генерал Черняховский разоружал АК-овцев). - Ведь АК стреляла нам в спину, когда мы освобождали Польшу от нацистов, - оскорбились приезжие, хотя среди них не было никого старше семидесяти. Третьего они были в Дзялдове. Красная звезда на обелиске подполковника Николая Герасимова замазана чёрным. Валерий Громак, бывший корреспондент «Krasnej Zwiezdy» в Калининграде, официальной газеты российского Министерства Обороны, расплакался. Уезжая, группа оставила на гранитной плите рядом с подставкой для лампадок закатанную в пластик записку «Szanowni Młodzieży, nie nieszcze Pamiątki. Serdecznie Wasz proszę» (по-польски, с ошибками – «Уважаемая молодёжь! Не уничтожайте памятные места. Сердечно вам просим», прим. перев.). В Старгарде они уселись в гостиничном ресторане вместе с польскими реконструкторами, одетыми в советскую форму. Рядом завтракали немецкие туристы. - Возьми для меня сок, Януш, - обронил по-русски один из реконструкторов (на плече у него был «калашников»). Туристы из Германии в тишине жевали яичницу. Один вынул телефон. Через десять минут к гостинице подъехала полиция и группе из Калининграда пришлось объясняться – что они делают в городе. В Домброве Гурничей они вручили медаль Давиду Зегану, который задержал вандала, разбивавшего советское надгробие. Два дня сидел в засаде около памятника, пока не схватил хулигана на месте преступления. В Варшаве, на алее кладбища советских солдат, они встретились Ирину из Краснодара. - Дедушка умирал в Польше два раза, - сказала она им. Это значит, что семья дважды получила извещение о смерти. Первый раз от врачей, которые решили, что рана настолько безнадёжна, что уже можно уведомить родственников. Дедушка выжил, но позже погиб в Варшаве. Ирина нашла место его захоронения в прошлом году. А сейчас они здесь, в Легнице, бывшем штабе Северной Группы Войск Советской Армии (СГВ). Они хотят осмотреть город, возложить цветы к памятнику Братства по Оружию. «Мы жили в дружбе. И кому это мешало?» Начинает накрапывать дождь Яна Сивец открывает зонт. Двадцать пять лет тому назад в Легнице служил её отец, а Яна провела детство в гарнизоне. Она пошла к дому, в котором они жили. Она помнит большие комнаты, балкон, яблоню в саду. Она нашла всё, кроме яблони. - Мы здесь жили в дружбе. И кому это мешало? – спрашивает нас Михаил Пыресин. В эту поездку он отправился из-за навязчивых воспоминаний. В 1986 года он служил в Балтийском Флоте в Свиноустье. С недавних пор он не может перестать думать о том, что это было самое лучшее время в его жизни. Валерий озирается по сторонам. Он говорит, что осторожен. Следит за тем, чтобы не выставлять напоказ свою гордость, потому что сразу же найдётся какой-нибудь поляк, который заставит его стыдиться. Когда несколько лет назад по случаю двадцатой годовщины вывода советских войск в Легницу съехалось аж несколько сот русских, белорусов и украинцев, в городе организовали протесты и демонстрации. Болельщики легницкой «Меди» на матче развернули транспарант: «Не маленькая Москва, а большая Легница». Марек Завадка, директор центра культуры из Люблина, организовал в качестве противовеса годовщину – «Советский ад 39-56». Попытки избавиться от стереотипа русского оккупанта, объяснял он, это всё равно что избавляться от стереотипа эсэсовца. Валерий говорит, что даже оранжево-чёрные георгиевские ленточки им пришлось спрятать на границе. - Со страху. А ведь мы вас освободили! Ведь мы за вас умирали! Мы идём по городу ленивым шагом. Нам вспоминается, что когда-то в Легнице говорили, что город с высоты птичьего полёта напоминает тарелку вареников – полу-русских, полу-ленивых. Вместе с тургруппой «По следам отцов» мы пытаемся распознавать здания. Это нелегко. Дом Офицера – советские военные проводили там свободное время с алкоголем и музыкой – теперь курия епископа и высшая духовная семинария. В здании УСС (Управление Социального Страхования – прим. перев.) был отдан приказ о начале нашествия на Чехословакию в 1968 году, это бывший штаб (посадочная площадка для вертолётов – теперь паркинг для клиентов УСС). Рядом со сквером Львовских Орлят (бывшая площадь Польско-Советской Дружбы) стоит здание окружного суда – бывшая военная комендатура. Валерий рассказывает об отце, который воевал в Польше. Он мог погибнуть в Катовицах. Такое известие получила его мать в Новоалексеевке. - Но, видимо, выжил? - спрашиваем мы, потому что Громак ещё молодой. - Выжил, попал в госпиталь. Домой привёз много медалей. Больше всего он гордился той, что «За освобождение Варшавы». - Там нечего было освобождать, Валерий, - роняем мы. - Я видел в советской кинохронике толпы варшавян. Исхудавших, в лохмотьях. Они радуются и среди руин встречают Красную Армию. А польские газеты того времени пишут: «Благодарим вас, русские, у нас впереди мир и новая жизнь. Мы так долго вас ждали!». Он дрожит от эмоций, как будто свернуть с главной, установленной в расписании трассы на боковую дорогу означало бы перечеркнуть страдание и самопожертвование его отца. Или привести к тому, что Валерий рассыплется в прах. Исчезнет. История крепко укоренена в нём. Похоже, сильнее, чем что-либо другое. Как будто война закончилась вчера. Разговор не клеится, а потому мы идём молча. Ян, Иван и пээнэрка Мы останавливаемся на площади. По памятнику польско-советского братства по оружию струится вода. Слышны отдельные покашливания сзади и торжественные речи впереди. Ещё в начале девяностых советских памятников было в Легнице несколько. Напротив Дома Офицеров стоял Рокоссовский. Первого Рокоссовского – одна голова маршала на прямоугольном постаменте – жители называли «головоногом». Маршал Николай Огарков счёл, однако, что памятник искажает человеческую природу Рокоссовского, и приказал заменить его другой, классической фигурой выше пояса (жители Легницы по этой причине называли другой памятник «яйцевиком»). Самым большим и самым важным всегда был памятник на Славянской площади (раньше площадь Сталина, а ещё раньше площадь Рокоссовского, а ещё раньше площадь Фридриха Великого), перед которым мы стоим. Он изображает двух солдат, советского и польского, которые вместе держат на руках маленькую девочку. Их изваял (из переплавленных памятников Фридриха II и императора Вильгельма I) в 1951 году Юзеф Газы, скульптор из Лодзи. Он объяснял так: - Советский солдат, сжимая руку польского солдата, передаёт ему независимость польского государства. Польский солдат выражает (советскому солдату) благодарность и дружбу. Ребёнок, которого он держит на руках и который опёрся ручкой о надёжное плечо советского солдата, это символ молодого поколения, спасённого от гибели. Но жители-то знали, что крыша в мастерской скульптора была слишком низкой, и потому вояки вышли приземистые. И почему два мужика несут маленькую девочку? Они называли статую «Два киднеппера». А ещё «Ян и Иван». Они спрашивали, в самом ли деле это польский ребёнок. На ней передничек с оборками, в каких хаживали советские пионерки, означает ли это, что девочку воспитали на советский манер и вручили Польше? Держи, пусть растёт здоровая, направление определено. Её называли «Пээнерка» (каламбур, имеется в виду ПНР – Польская Народная Республика, прим. перев.). Ян, Иван и Пээнерка смотрели, как история скачет через Легницу. В 1956 году они могли увидеть демонстрацию на площади (толпа тогда повесила на шею красноармейцу верёвку). В 1976 году в конституцию ПНР была вписана вечная дружба с Советским Союзом, а неизвестный злоумышленник пытался перепилить ладони солдат, соединённые рукопожатием. В восьмидесятые годы у ног солдат всё чаще стали появляться два слова, написанные краской: «Москали, вон». Ветер перемен дунул в лицо скульптору Газы. В 1987 году он стал автором одного из первых памятников Яну Павлу II (в Замостье), спустя пять лет, когда из Польши уходили последние части российской армии, скульптор прислал письмо мэру Легницы. Он писал, что хотел бы, чтобы скульптуру, автором которой он является, сняли, а также закопали на два метра под землю «из-за подлого и лживого отношения тогдашних советских властей к польскому Народу». Памятник не закопали, однако споры о том, что делать с двумя мужчинами и ребёнком, следующие тридцать лет сотрясали городской совет в Легнице и отчасти напоминали наш разговор с Валерием. Один член совета закрыл памятник парашютом. Другой подал запрос: нельзя ли отпилить только красноармейца? Статую предлагали переплавить в другой памятник (Генриху Набожному, который погиб под Легницей, Владиславу Ягелло, Яну Павлу II). Спорили - символизирует ли статуя более спасение от нацизма или советский колониализм. В городской совет являлись ветераны Людовего Войска Польского, возмущённые такими идеями. Они убеждали, что именно их увековечили на памятнике в виде девочки. В 1996 году статуя вдруг исчезла. Оказалось, что временно, для ремонта. Вернулась она без таблицы, на которой упоминалось о братстве. С тех пор неизвестно, кому, собственно, посвящён памятник – просто два мужика в форме несут ребёнка. Потом в городском совете приняли решение о переносе памятника на кладбище, но сначала не нашлось денег, а потом к власти пришли левые, которые отменили переезд. По площади вокруг памятника ездили скейтбордисты. В 2005 году театр имени Хелены Моджеевской в Легнице поставил спектакль, в котором солдаты и девочка спускаются с памятника. А семь лет спустя художник Гжегож Кальман использовал дыры, просверленные в памятнике во время съёмок фильма «Маленькая Москва», и добавил к ним другие углубления, которые сложились в надпись алфавитом Брайля: «Всё – иллюзия, но даже она – отражение того, что существует. Правда в глазах смотрящего». - Поможете мне отнести цветы? – спрашивает Валерий, когда речи закончились. По лицу его стекают капельки дождя, которые он вытирает рукавом куртки. - Мы? Ведь для тебя это важнее. - Нога у меня с утра болит, и я устал, - настаивает он. - Помогите, помогите! - уговаривает Михаил Пыресин. - Ну, ладно, - говорим мы и несём букет. Группа садится в автобус и отправляется дальше по следам отцов. Через несколько месяцев в статье о «дорогах памяти» мы находим снимок, на котором возлагаем цветы к памятнику. А также упоминание о том, что польские репортёры кладут их в благодарность за освобождение. Newsweek Polska „Przecież AK strzelała nam w plecy, kiedy wyzwalaliśmy Polskę od nazistów!” Polacy i Rosjanie za Żelazną Kurtyną
  2. «Ведь АК стреляла нам в спину, когда мы освобождали Польшу от нацистов!». Поляки и русские за Железным Занавесом Валерий из Калининграда озирается о сторонам. Он говорит, что осторожен. Следит за тем, чтобы не выставлять напоказ свою гордость, потому что сразу же найдётся какой-нибудь поляк, который заставит его стыдиться. - А ведь мы вас освободили! Ведь мы за вас умирали! А польские газеты того времени писали: «Спасибо вам, русские, впереди у нас мир и новая жизнь. Мы так долго этого ждали!». Фрагмент книги «Долгий танец за занавесом. Полвека советской армии в Польше» Гжегожа Шиманика и Юлии Визовской, изд. Czarne, 2019. Они всегда приходят с востока и всегда в начале мая. Те, которых мы встречаем, когда они выходят из автобуса на ратушной площади в Легнице, выехали из Калининграда первого. Они озираются, закуривают сигареты, зевают, потягиваются, достают завёрнутые в фольгу бутерброды. Говорят, что они едут по пути отцов «Дорогами памяти». Второго они были в Пененжно у памятника командующего 3 Белорусским Фронтом генерала Ивана Черняховского. Их там встретили ветераны Людовего Войска Польского. - Мы просим у вас прощения, - сказали ветераны. Указали на бетонный цоколь памятника, он был разбит. На ограждении кто-то повесил флаг Армии Крайовей (генерал Черняховский разоружал АК-овцев). - Ведь АК стреляла нам в спину, когда мы освобождали Польшу от нацистов, - оскорбились приезжие, хотя среди них не было никого старше семидесяти. Третьего они были в Дзялдове. Красная звезда на обелиске подполковника Николая Герасимова замазана чёрным. Валерий Громак, бывший корреспондент «Krasnej Zwiezdy» в Калининграде, официальной газеты российского Министерства Обороны, расплакался. Уезжая, группа оставила на гранитной плите рядом с подставкой для лампадок закатанную в пластик записку «Szanowni Młodzieży, nie nieszcze Pamiątki. Serdecznie Wasz proszę» (по-польски, с ошибками – «Уважаемая молодёжь! Не уничтожайте памятные места. Сердечно вам просим», прим. перев.). В Старгарде они уселись в гостиничном ресторане вместе с польскими реконструкторами, одетыми в советскую форму. Рядом завтракали немецкие туристы. - Возьми для меня сок, Януш, - обронил по-русски один из реконструкторов (на плече у него был «калашников»). Туристы из Германии в тишине жевали яичницу. Один вынул телефон. Через десять минут к гостинице подъехала полиция и группе из Калининграда пришлось объясняться – что они делают в городе. В Домброве Гурничей они вручили медаль Давиду Зегану, который задержал вандала, разбивавшего советское надгробие. Два дня сидел в засаде около памятника, пока не схватил хулигана на месте преступления. В Варшаве, на алее кладбища советских солдат, они встретились Ирину из Краснодара. - Дедушка умирал в Польше два раза, - сказала она им. Это значит, что семья дважды получила извещение о смерти. Первый раз от врачей, которые решили, что рана настолько безнадёжна, что уже можно уведомить родственников. Дедушка выжил, но позже погиб в Варшаве. Ирина нашла место его захоронения в прошлом году. А сейчас они здесь, в Легнице, бывшем штабе Северной Группы Войск Советской Армии (СГВ). Они хотят осмотреть город, возложить цветы к памятнику Братства по Оружию. «Мы жили в дружбе. И кому это мешало?» Начинает накрапывать дождь Яна Сивец открывает зонт. Двадцать пять лет тому назад в Легнице служил её отец, а Яна провела детство в гарнизоне. Она пошла к дому, в котором они жили. Она помнит большие комнаты, балкон, яблоню в саду. Она нашла всё, кроме яблони. - Мы здесь жили в дружбе. И кому это мешало? – спрашивает нас Михаил Пыресин. В эту поездку он отправился из-за навязчивых воспоминаний. В 1986 года он служил в Балтийском Флоте в Свиноустье. С недавних пор он не может перестать думать о том, что это было самое лучшее время в его жизни. Валерий озирается по сторонам. Он говорит, что осторожен. Следит за тем, чтобы не выставлять напоказ свою гордость, потому что сразу же найдётся какой-нибудь поляк, который заставит его стыдиться. Когда несколько лет назад по случаю двадцатой годовщины вывода советских войск в Легницу съехалось аж несколько сот русских, белорусов и украинцев, в городе организовали протесты и демонстрации. Болельщики легницкой «Меди» на матче развернули транспарант: «Не маленькая Москва, а большая Легница». Марек Завадка, директор центра культуры из Люблина, организовал в качестве противовеса годовщину – «Советский ад 39-56». Попытки избавиться от стереотипа русского оккупанта, объяснял он, это всё равно что избавляться от стереотипа эсэсовца. Валерий говорит, что даже оранжево-чёрные георгиевские ленточки им пришлось спрятать на границе. - Со страху. А ведь мы вас освободили! Ведь мы за вас умирали! Мы идём по городу ленивым шагом. Нам вспоминается, что когда-то в Легнице говорили, что город с высоты птичьего полёта напоминает тарелку вареников – полу-русских, полу-ленивых. Вместе с тургруппой «По следам отцов» мы пытаемся распознавать здания. Это нелегко. Дом Офицера – советские военные проводили там свободное время с алкоголем и музыкой – теперь курия епископа и высшая духовная семинария. В здании УСС (Управление Социального Страхования – прим. перев.) был отдан приказ о начале нашествия на Чехословакию в 1968 году, это бывший штаб (посадочная площадка для вертолётов – теперь паркинг для клиентов УСС). Рядом со сквером Львовских Орлят (бывшая площадь Польско-Советской Дружбы) стоит здание окружного суда – бывшая военная комендатура. Валерий рассказывает об отце, который воевал в Польше. Он мог погибнуть в Катовицах. Такое известие получила его мать в Новоалексеевке. - Но, видимо, выжил? - спрашиваем мы, потому что Громак ещё молодой. - Выжил, попал в госпиталь. Домой привёз много медалей. Больше всего он гордился той, что «За освобождение Варшавы». - Там нечего было освобождать, Валерий, - роняем мы. - Я видел в советской кинохронике толпы варшавян. Исхудавших, в лохмотьях. Они радуются и среди руин встречают Красную Армию. А польские газеты того времени пишут: «Благодарим вас, русские, у нас впереди мир и новая жизнь. Мы так долго вас ждали!». Он дрожит от эмоций, как будто свернуть с главной, установленной в расписании трассы на боковую дорогу означало бы перечеркнуть страдание и самопожертвование его отца. Или привести к тому, что Валерий рассыплется в прах. Исчезнет. История крепко укоренена в нём. Похоже, сильнее, чем что-либо другое. Как будто война закончилась вчера. Разговор не клеится, а потому мы идём молча. Ян, Иван и пээнэрка Мы останавливаемся на площади. По памятнику польско-советского братства по оружию струится вода. Слышны отдельные покашливания сзади и торжественные речи впереди. Ещё в начале девяностых советских памятников было в Легнице несколько. Напротив Дома Офицеров стоял Рокоссовский. Первого Рокоссовского – одна голова маршала на прямоугольном постаменте – жители называли «головоногом». Маршал Николай Огарков счёл, однако, что памятник искажает человеческую природу Рокоссовского, и приказал заменить его другой, классической фигурой выше пояса (жители Легницы по этой причине называли другой памятник «яйцевиком»). Самым большим и самым важным всегда был памятник на Славянской площади (раньше площадь Сталина, а ещё раньше площадь Рокоссовского, а ещё раньше площадь Фридриха Великого), перед которым мы стоим. Он изображает двух солдат, советского и польского, которые вместе держат на руках маленькую девочку. Их изваял (из переплавленных памятников Фридриха II и императора Вильгельма I) в 1951 году Юзеф Газы, скульптор из Лодзи. Он объяснял так: - Советский солдат, сжимая руку польского солдата, передаёт ему независимость польского государства. Польский солдат выражает (советскому солдату) благодарность и дружбу. Ребёнок, которого он держит на руках и который опёрся ручкой о надёжное плечо советского солдата, это символ молодого поколения, спасённого от гибели. Но жители-то знали, что крыша в мастерской скульптора была слишком низкой, и потому вояки вышли приземистые. И почему два мужика несут маленькую девочку? Они называли статую «Два киднеппера». А ещё «Ян и Иван». Они спрашивали, в самом ли деле это польский ребёнок. На ней передничек с оборками, в каких хаживали советские пионерки, означает ли это, что девочку воспитали на советский манер и вручили Польше? Держи, пусть растёт здоровая, направление определено. Её называли «Пээнерка» (каламбур, имеется в виду ПНР – Польская Народная Республика, прим. перев.). Ян, Иван и Пээнерка смотрели, как история скачет через Легницу. В 1956 году они могли увидеть демонстрацию на площади (толпа тогда повесила на шею красноармейцу верёвку). В 1976 году в конституцию ПНР была вписана вечная дружба с Советским Союзом, а неизвестный злоумышленник пытался перепилить ладони солдат, соединённые рукопожатием. В восьмидесятые годы у ног солдат всё чаще стали появляться два слова, написанные краской: «Москали, вон». Ветер перемен дунул в лицо скульптору Газы. В 1987 году он стал автором одного из первых памятников Яну Павлу II (в Замостье), спустя пять лет, когда из Польши уходили последние части российской армии, скульптор прислал письмо мэру Легницы. Он писал, что хотел бы, чтобы скульптуру, автором которой он является, сняли, а также закопали на два метра под землю «из-за подлого и лживого отношения тогдашних советских властей к польскому Народу». Памятник не закопали, однако споры о том, что делать с двумя мужчинами и ребёнком, следующие тридцать лет сотрясали городской совет в Легнице и отчасти напоминали наш разговор с Валерием. Один член совета закрыл памятник парашютом. Другой подал запрос: нельзя ли отпилить только красноармейца? Статую предлагали переплавить в другой памятник (Генриху Набожному, который погиб под Легницей, Владиславу Ягелло, Яну Павлу II). Спорили - символизирует ли статуя более спасение от нацизма или советский колониализм. В городской совет являлись ветераны Людовего Войска Польского, возмущённые такими идеями. Они убеждали, что именно их увековечили на памятнике в виде девочки. В 1996 году статуя вдруг исчезла. Оказалось, что временно, для ремонта. Вернулась она без таблицы, на которой упоминалось о братстве. С тех пор неизвестно, кому, собственно, посвящён памятник – просто два мужика в форме несут ребёнка. Потом в городском совете приняли решение о переносе памятника на кладбище, но сначала не нашлось денег, а потом к власти пришли левые, которые отменили переезд. По площади вокруг памятника ездили скейтбордисты. В 2005 году театр имени Хелены Моджеевской в Легнице поставил спектакль, в котором солдаты и девочка спускаются с памятника. А семь лет спустя художник Гжегож Кальман использовал дыры, просверленные в памятнике во время съёмок фильма «Маленькая Москва», и добавил к ним другие углубления, которые сложились в надпись алфавитом Брайля: «Всё – иллюзия, но даже она – отражение того, что существует. Правда в глазах смотрящего». - Поможете мне отнести цветы? – спрашивает Валерий, когда речи закончились. По лицу его стекают капельки дождя, которые он вытирает рукавом куртки. - Мы? Ведь для тебя это важнее. - Нога у меня с утра болит, и я устал, - настаивает он. - Помогите, помогите! - уговаривает Михаил Пыресин. - Ну, ладно, - говорим мы и несём букет. Группа садится в автобус и отправляется дальше по следам отцов. Через несколько месяцев в статье о «дорогах памяти» мы находим снимок, на котором возлагаем цветы к памятнику. А также упоминание о том, что польские репортёры кладут их в благодарность за освобождение. Newsweek Polska „Przecież AK strzelała nam w plecy, kiedy wyzwalaliśmy Polskę od nazistów!” Polacy i Rosjanie za Żelazną Kurtyną
  3. Якуб Щенсны Фейсбук на войне с Россией. Это почти то же самое, что отрубать головы Гидре Одни хвалят Фейсбук за подход к проблеме «пронырливых русских», другие видят в этом предосторожности после того, как молоко уже разлилось. Несомненно, однако, то, что у гиганта большая проблема с организациями из этой страны. А те весьма охотно вмешиваются во внутренние дела других государств – по приказу Кремля, конечно. На этот раз Фейсбук хвастается тем, как ему удалось идентифицировать и удалить более 350 страниц, а также аккаунтов, которые каким-либо образом связаны с российскими организациями. Более того, удалось доказать, что они участвовали к дезинформационных кампаниях, используя фиктивные личности либо попросту распространяя фейковые новости. Это очередной раунд удаления аккаунтов, принадлежащих субъектам, связанным с Кремлём. Так что Фейсбук не прекращает вести поиски следов социальной инженерии в своей инфраструктуре. Последние открытия Фейсбука на этом поле касаются аккаунтов, которые якобы проводили кампании, направленные на пользователей в Восточной Европе, а также в Центральной Азии. Их присутствие проявляется в аккаунтах, называющих себя информационными организациями или группами весьма широко понимаемых интересов, например, путешествия, спорт, экономика и другие. Что же, однако, их объединяет? В них весьма часто публиковалась информация, подвергающая сомнению смысл существования НАТО, в них также охотно размещались материалы, касающиеся протестов или коррупционных скандалов в конкретных странах. Это, конечно, не первые аккаунты, удалённые Фейсбуком после того, как расследование Соединённых Штатов указало на организации, которые предположительно дестабилизировали ситуацию на Украине. Более того, в то же самое время было идентифицировано более 40 аккаунтов в Инстаграме, которые участвовали в дезинформационных кампаниях, инспирированных российскими спецслужбами. Собственно говоря, с 2013 года мы то и дело узнаём об аккаунтах, удаляемых Фейсбуком или обнаруженных организациями, сопротивляющимися подобным действиям. Своё значение имеют также старания органов правопорядка, особенно принадлежащих мировым сверхдержавам. Политические стычки оказались очень ловко перенесены в кибер-пространство – ведь там, как мы видим, можно достичь гораздо большего. Как я уже упоминал в другом тексте, некоторые эксперты считают, что русские «выиграли» Трампу президентскую кампанию, посчитав его гораздо более выгодным для них кандидатом. Однако борьба с этой преступной деятельностью напоминает отрубание голов Гидре – на месте ампутированной появляются три новых. И, собственно, ничего с этим поделать нельзя – кроме непрестанного выявления всё новых и новых и совершения всё новых и новых «казней». Как мы видим, русские совершенно не обращают на это внимания и продолжают активно действовать в социальных сетях. Имеет значение также и тот факт, что сами пользователи Фейсбука мало обращают внимания на эти действия. Но чего и ждать от людей, которых не волнует то, как работает эта социальная сеть? Вчера я писал вам о том, что почти три четверти пользователей сервиса Цукерберга понятия не имеет о профилировании с точки зрения интересов. Если уж такая простая вещь для такой огромной группы – нечто совершенно неизвестное, то не имеет смысла даже спрашивать об их компетентности в области распознавания дезинформации. Antyweb.pl Jakub Szczęsny Facebook na wojnie z Rosją. To trochę jak odcinanie głów Hydrze
  4. Марек В. Виват, Лукашенко! Уже много лет Лукашенко ведёт с соседями блестящую игру, манипулируя конкурирующими могущественными силами, то есть Россией и Западом. Благодаря этой хитрой политике он обеспечил себе дополнительное финансирование белорусской экономики, которая без дотаций из-за границы быстро впала бы в коллапс из-за преобладающей социалистической системы, опирающейся на государственную промышленность и сельское хозяйство. Я описал это подробнее в тексте «Лукашенко – наш неожиданный союзник». Выведенный из терпения этой эквилибристикой, Путин недавно решил пожёстче прижать Лукашенко. С этой целью Кремль заявил, что для Белоруссии заканчивается покровительственный период, когда она получала нефть без пошлины и могла её экспортировать после переработки на своих НПЗ, что приносило по несколько миллиардов долларов дохода в год. Учитывая, что весь бюджет Белоруссии составляет около 10 миллиардов долларов, можно легко понять, насколько важен этот вопрос для Лукашенко. Держа в одной руке дубину, то есть угрозу практической катастрофы белорусской экономики без российских дотаций, другую он протянул дружеским жестом :-) Всего за последние несколько недель он встречался с Лукашенко четыре раза, и разговоры были долгими. Мы не знаем точно российских требований, однако, судя по другим данным, можно сделать вывод, что речь шла об общей федерации обоих государств, что в 2024 году открыло бы Путину дорогу к повторным выборам Президентом Государства. Известно также, что планом минимум для реализации в ближайшее время является передача России, по крайней мере, двух баз на территории Белоруссии, в том числе одной авиационной. На первый взгляд не могло быть никаких сомнений в том, что, имея на руках такие карты, Путин должен выиграть переговоры с разгромным счётом, в конце концов, без российских дотаций и открытого рынка для неофициальной контрабанды западных товаров через Белоруссию Лукашенко упёрся бы в стену экономического коллапса. Несмотря на это Лукашенко не отступил ни на шаг, о чём свидетельствует его нашумевшее выступление 10 января 2019 года, в котором он категорически отверг какие-либо идеи относительно федерации. Он добавил, что дело даже не в его мнении, но что Россия в данный момент не в состоянии экономически поддерживать Белоруссию! То есть он намекнул, что русские – фактически банкроты :-) Так что совершенно очевидно, что Путин потерпел абсолютное поражение, пытаясь шантажом принудить Лукашенко к покорности. Естественно, это не конец истории, более того, само собой разумеется, что Кремль этого так не оставит, поражение слишком показательное, поэтому нас ожидают интересные времена на нашей восточной границе. В данный момент у Кремля есть три гипотетических варианта игры ради подчинения Белоруссии. Самый оптимальный шаг – это удаление Лукашенко, либо вследствие «загадочной болезни», либо внутреннего переворота. Проблема в том, что Батька сменил свою охрану, а также провёл пару основательных чисток среди «силовиков», убрав всех «людей Москвы», поэтому я предвижу, что этот вариант, хотя и возможный, будет для русских очень трудным, принимая во внимание жалкий уровень их спецслужб, что мы столь ясно наблюдали в последнее время. Следующий вариант – это экономическая блокада Белоруссии, то есть отключение её экономики от российской капельницы. Технически вариант самый лёгкий для реализации, но он грозит всяческими политическими и репутационными проблемами. Ясно, что загнанный в угол Батька должен будет обратиться к Западу за необходимыми деньгами. В столь важной стратегической игре несколько миллиардов долларов – это для Запада не деньги, гораздо важнее масштаб возможной игры, поскольку для Кремля потеря влияния также и на Белоруссию совершенно невообразима. Следовательно, сама по себе блокада в ожидании падения Лукашенко не даёт политического решения, в лучшем случае поднимет ставку в Холодной Войне 2.0 с Западом. Последний вариант – это повторение операции «зелёных человечков» в Крыму и Донбассе, то есть использование симпатий пророссийского населения восточных регионов Белоруссии для попытки расколоть государство, а потом способствовать падению центральной власти. Технически это тоже можно реализовать, я так полагаю, однако опять-таки остаётся проблема политических последствий, причём на разных уровнях. Достаточно представить себе реакцию всех соседей России, особенно в Азии, а также глобальное эхо агрессии против очередного соседа, потому что, конечно же, ни у кого не было бы никаких иллюзий. Также и позиция союзников России – таких, как подкупленные националистические партии в Европе – весьма осложнится. Поэтому я думаю, что Кремль такую рискованную игру предпримет лишь в самом крайнем случае. Несомненно, интересным аспектом является уверенность в себе Президента Белоруссии. Чтобы так жёстко противостоять шантажу Кремля, он должен иметь на руках какие-то козыри, а не полагаться на один только блеф. Известно, что он ведёт неофициальные переговоры с американцами о расширении дипломатического сотрудничества, а вот какие у него секретные контакты и с кем, об этом мы ничего не знаем. Он уже давно тесно сотрудничает с Полонией (традиционное название поляков, живущих за границами Польши – прим. перев.), доверяя ей всё более высокие посты, а также облегчая безвизовую политику с Евросоюзом, в том числе с Польшей. Когда-то я постарался бы предсказать шаги нашей дипломатии в грядущем кризисе и даже дилетантски подсказать «единственно верные шаги» :-) Сейчас я ни о чём таком даже и не думаю, потому что, например, чтобы представить Чапутовича с неофициальной миссией в Минске в качестве представителя какой-то серьёзной организации, следует иметь куда более буйное воображение, чем у меня. Иначе говоря, в столь важном для нас стратегическом пункте сегодняшняя Польша не существует и ни малейшего значения не имеет. Печально это, хотя и очевидно… Salon24 marek.w Wiwat Łukaszenko !
  5. Марек В. Виват, Лукашенко! Уже много лет Лукашенко ведёт с соседями блестящую игру, манипулируя конкурирующими могущественными силами, то есть Россией и Западом. Благодаря этой хитрой политике он обеспечил себе дополнительное финансирование белорусской экономики, которая без дотаций из-за границы быстро впала бы в коллапс из-за преобладающей социалистической системы, опирающейся на государственную промышленность и сельское хозяйство. Я описал это подробнее в тексте «Лукашенко – наш неожиданный союзник». Выведенный из терпения этой эквилибристикой, Путин недавно решил пожёстче прижать Лукашенко. С этой целью Кремль заявил, что для Белоруссии заканчивается покровительственный период, когда она получала нефть без пошлины и могла её экспортировать после переработки на своих НПЗ, что приносило по несколько миллиардов долларов дохода в год. Учитывая, что весь бюджет Белоруссии составляет около 10 миллиардов долларов, можно легко понять, насколько важен этот вопрос для Лукашенко. Держа в одной руке дубину, то есть угрозу практической катастрофы белорусской экономики без российских дотаций, другую он протянул дружеским жестом :-) Всего за последние несколько недель он встречался с Лукашенко четыре раза, и разговоры были долгими. Мы не знаем точно российских требований, однако, судя по другим данным, можно сделать вывод, что речь шла об общей федерации обоих государств, что в 2024 году открыло бы Путину дорогу к повторным выборам Президентом Государства. Известно также, что планом минимум для реализации в ближайшее время является передача России, по крайней мере, двух баз на территории Белоруссии, в том числе одной авиационной. На первый взгляд не могло быть никаких сомнений в том, что, имея на руках такие карты, Путин должен выиграть переговоры с разгромным счётом, в конце концов, без российских дотаций и открытого рынка для неофициальной контрабанды западных товаров через Белоруссию Лукашенко упёрся бы в стену экономического коллапса. Несмотря на это Лукашенко не отступил ни на шаг, о чём свидетельствует его нашумевшее выступление 10 января 2019 года, в котором он категорически отверг какие-либо идеи относительно федерации. Он добавил, что дело даже не в его мнении, но что Россия в данный момент не в состоянии экономически поддерживать Белоруссию! То есть он намекнул, что русские – фактически банкроты :-) Так что совершенно очевидно, что Путин потерпел абсолютное поражение, пытаясь шантажом принудить Лукашенко к покорности. Естественно, это не конец истории, более того, само собой разумеется, что Кремль этого так не оставит, поражение слишком показательное, поэтому нас ожидают интересные времена на нашей восточной границе. В данный момент у Кремля есть три гипотетических варианта игры ради подчинения Белоруссии. Самый оптимальный шаг – это удаление Лукашенко, либо вследствие «загадочной болезни», либо внутреннего переворота. Проблема в том, что Батька сменил свою охрану, а также провёл пару основательных чисток среди «силовиков», убрав всех «людей Москвы», поэтому я предвижу, что этот вариант, хотя и возможный, будет для русских очень трудным, принимая во внимание жалкий уровень их спецслужб, что мы столь ясно наблюдали в последнее время. Следующий вариант – это экономическая блокада Белоруссии, то есть отключение её экономики от российской капельницы. Технически вариант самый лёгкий для реализации, но он грозит всяческими политическими и репутационными проблемами. Ясно, что загнанный в угол Батька должен будет обратиться к Западу за необходимыми деньгами. В столь важной стратегической игре несколько миллиардов долларов – это для Запада не деньги, гораздо важнее масштаб возможной игры, поскольку для Кремля потеря влияния также и на Белоруссию совершенно невообразима. Следовательно, сама по себе блокада в ожидании падения Лукашенко не даёт политического решения, в лучшем случае поднимет ставку в Холодной Войне 2.0 с Западом. Последний вариант – это повторение операции «зелёных человечков» в Крыму и Донбассе, то есть использование симпатий пророссийского населения восточных регионов Белоруссии для попытки расколоть государство, а потом способствовать падению центральной власти. Технически это тоже можно реализовать, я так полагаю, однако опять-таки остаётся проблема политических последствий, причём на разных уровнях. Достаточно представить себе реакцию всех соседей России, особенно в Азии, а также глобальное эхо агрессии против очередного соседа, потому что, конечно же, ни у кого не было бы никаких иллюзий. Также и позиция союзников России – таких, как подкупленные националистические партии в Европе – весьма осложнится. Поэтому я думаю, что Кремль такую рискованную игру предпримет лишь в самом крайнем случае. Несомненно, интересным аспектом является уверенность в себе Президента Белоруссии. Чтобы так жёстко противостоять шантажу Кремля, он должен иметь на руках какие-то козыри, а не полагаться на один только блеф. Известно, что он ведёт неофициальные переговоры с американцами о расширении дипломатического сотрудничества, а вот какие у него секретные контакты и с кем, об этом мы ничего не знаем. Он уже давно тесно сотрудничает с Полонией (традиционное название поляков, живущих за границами Польши – прим. перев.), доверяя ей всё более высокие посты, а также облегчая безвизовую политику с Евросоюзом, в том числе с Польшей. Когда-то я постарался бы предсказать шаги нашей дипломатии в грядущем кризисе и даже дилетантски подсказать «единственно верные шаги» :-) Сейчас я ни о чём таком даже и не думаю, потому что, например, чтобы представить Чапутовича с неофициальной миссией в Минске в качестве представителя какой-то серьёзной организации, следует иметь куда более буйное воображение, чем у меня. Иначе говоря, в столь важном для нас стратегическом пункте сегодняшняя Польша не существует и ни малейшего значения не имеет. Печально это, хотя и очевидно… Salon24 marek.w Wiwat Łukaszenko !
  6. Поляки последние лет 15 упорно писали и говорили о том, что западная советология умерла, и никто кроме поляков Россию и русских не знает и не понимает, а потому – приглашайте нас консультантами за большие деньги! Но никто их не приглашал, и вот пани, живущая (и, надо полагать, работающая в Вашингтоне?), начавши с привычного бурчания насчёт западной никчёмной советологии, закончила осанной американской контрразведке. Может, хоть туда позовут консультировать? PS А вообще, мне просто понравилось слово «моноглот». Я не могла пройти мимо такого замечательного вклада поляков в мировую лингвистику. Вот и перевела… PPS А нет, оказывается, есть такое слово, но я его встретила впервые именно в этой статье. Ну, ладно, пусть будет... Пойду искать чего бы серьёзного перевести.
  7. В польской прессе – несколько статей нейтрального тона, и даже заголовки вполне приличные, кроме «Незалежной» - «Россия скупает Т-34», и Выборчей» - «Россия внезапно почувствовала, что ей не хватает танков». Радзивинович в видеоролике полностью соответствует методичке. Для начала прошёлся по «Армате», которая слишком дорогая и не ездит, потом по фильму – «Русские любят тешиться своими былыми победами», и напророчил, что теперь фильмы про Т-34 будут снимать десятками, для того и танки в Лаосе купили. Кстати, в разных статьях пишут разное – то ли Лаос танки подарил, то ли продал. В комментариях – свистопляска. Что танки эти и не в СССР сделаны, а в Чехословакии. Что они изначально были плохие, и один немецкий двадцать Т-34 побивал, а русские взяли только массовым производством. Что кабы не сталь из США, то и танков никаких не было бы. Впрочем, есть иронические посты типа «Скоро мы узнаем, что Т-34 производили в Америке и на кораблях доставляли в Мурманск». Но таких мало. Да, и всякая статья начинается с упоминания о сериале «Четыре танкиста и собака».
  8. Ирена Лясота Как управляется Россия Я случайно наткнулась на English Proficiency Index (EPI), ежегодно публикуемый показатель владения английским языком. Из регионов мира самый большой скачок в рейтинге продемонстрировала Африка, а регресс – Латинская Америка. Польша выглядит очень даже неплохо – на 13 месте в мире и на 11 в Европе. Из стран Центральной и Восточной Европы только Словения обогнала Польшу. Для сравнения: Франция на 35 месте, Россия всего лишь на 42, а Турция и Азербайджан оказались на последних местах в Европе – на 73 и 77. Рейтинг EPI упорядочен согласно лингвистическим познаниями людей, которые проходят стандартные тесты по английскому языку, но не отвечает на вопрос, какой процент населения говорит по-английски. Однако благодаря ему можно сориентироваться, насколько хороши учителя английского в данных странах, как долго длится обучение и насколько успешно данная языковая группа в состоянии овладеть английским или другим иностранным языком. Так, например, в Бельгии фламандцы гораздо лучше знают английский, нежели валлоны. По данным ООН, 37% поляков говорит по-английски, а вот французов - уже 54%, шведов – 86%, а русских – всего лишь 5,5%. Мои поверхностные исследования владения иностранными языками были вызваны любопытством – какой процент американцев не является моноглотами. Согласно официальным данным, 30% говорит на других языках. Однако, если мы примем во внимание, что 15% населения заявляет о себе как о «native Spanish speakers», то нам остаётся 15%, которые учили другой язык, каковым, впрочем, мог быть испанский. По собственному опыту я, однако, знаю, что американца, говорящего на языке страны, в которой он не прожил по крайней мере полгода, понять невозможно. Да и после двух-трёх лет обучения он с улыбкой скажет в лучшем случае «бонжур» или «джендобри». И всё. Но в своём резюме он напишет, что знает basic (на базовом уровне) французский или польский. Не то чтобы он врал, он на самом деле так думает. Парадокс образования в Штатах состоит в том, что с одной стороны есть школы и университеты на высочайшем мировом уровне, и в то же самое время, в том же самом городе может быть high school (7-12 классы), выпускник которой с трудом может читать, не говоря уж об умножении, и community colleges (двухлетние колледжи для выпускников средних школ), в которых те же самые ученики продолжают пребывать в состоянии блаженного неведения. В радиусе нескольких километров от моего дома в Вашингтоне находится пять университетов. Два из них входят в двадцатку самых лучших учебных заведений в США, а один ни в каком рейтинге не найдёшь. Это видно и по плате за обучение: в четырёх она колеблется в границах 45-50 тысяч долларов в год, в одном (отсутствующем в рейтинге) - 5 тысяч долларов. В основе моей заинтересованности темой «Американцы и иностранные языки» лежит изумление, или скорее возмущение тем, что большинство персон, высказывающихся в последние годы на тему России, Путина и Путинизма, не знают русского языка или знают только, как выглядит кириллица. Когда-то, когда всё было лучше, как говорят люди моего возраста, можно было верить советологам и специалистам по российской политике, что они сами пришли к выводам своих исследований. Сегодня в том же Вашингтоне я встречаю так называемых специалистов по России, которые пользуются интернет-переводами Гугла и одной или двух ассистенток из России или бывшего Советского Союза. Исчезновение университетских факультетов русистики и политологии, занимавшихся странами бывшего СССР, произошло одновременно с распадом советской империи. Постепенно умирали учёные и журналисты, которые Россию и русский язык знали лучше, чем Америку. Однако, похоже, кое-какие их хорошие ученики остались, и, хотя мы наверняка не узнаем их фамилий, их присутствие видно в результатах расследования, проведённого Робертом Мюллером по делу российского вмешательства в президентские выборы в США в 2016 году. На данный момент обвинения предъявлены более чем 20 россиянам (и россиянкам) и нескольким фирмам, принадлежащим гражданам этой страны. Их число растёт с каждым днём, и уже скоро мы увидим, может быть, новый вариант книги «How Russia is ruled», написанную, однако, не профессором Гарварда Мёрлом Фейнсодом, а отделом контрразведки ФБР. Rzeczpospolita Irena Lasota Jak rządzona jest Rosja
  9. Ирена Лясота Как управляется Россия Я случайно наткнулась на English Proficiency Index (EPI), ежегодно публикуемый показатель владения английским языком. Из регионов мира самый большой скачок в рейтинге продемонстрировала Африка, а регресс – Латинская Америка. Польша выглядит очень даже неплохо – на 13 месте в мире и на 11 в Европе. Из стран Центральной и Восточной Европы только Словения обогнала Польшу. Для сравнения: Франция на 35 месте, Россия всего лишь на 42, а Турция и Азербайджан оказались на последних местах в Европе – на 73 и 77. Рейтинг EPI упорядочен согласно лингвистическим познаниями людей, которые проходят стандартные тесты по английскому языку, но не отвечает на вопрос, какой процент населения говорит по-английски. Однако благодаря ему можно сориентироваться, насколько хороши учителя английского в данных странах, как долго длится обучение и насколько успешно данная языковая группа в состоянии овладеть английским или другим иностранным языком. Так, например, в Бельгии фламандцы гораздо лучше знают английский, нежели валлоны. По данным ООН, 37% поляков говорит по-английски, а вот французов - уже 54%, шведов – 86%, а русских – всего лишь 5,5%. Мои поверхностные исследования владения иностранными языками были вызваны любопытством – какой процент американцев не является моноглотами. Согласно официальным данным, 30% говорит на других языках. Однако, если мы примем во внимание, что 15% населения заявляет о себе как о «native Spanish speakers», то нам остаётся 15%, которые учили другой язык, каковым, впрочем, мог быть испанский. По собственному опыту я, однако, знаю, что американца, говорящего на языке страны, в которой он не прожил по крайней мере полгода, понять невозможно. Да и после двух-трёх лет обучения он с улыбкой скажет в лучшем случае «бонжур» или «джендобри». И всё. Но в своём резюме он напишет, что знает basic (на базовом уровне) французский или польский. Не то чтобы он врал, он на самом деле так думает. Парадокс образования в Штатах состоит в том, что с одной стороны есть школы и университеты на высочайшем мировом уровне, и в то же самое время, в том же самом городе может быть high school (7-12 классы), выпускник которой с трудом может читать, не говоря уж об умножении, и community colleges (двухлетние колледжи для выпускников средних школ), в которых те же самые ученики продолжают пребывать в состоянии блаженного неведения. В радиусе нескольких километров от моего дома в Вашингтоне находится пять университетов. Два из них входят в двадцатку самых лучших учебных заведений в США, а один ни в каком рейтинге не найдёшь. Это видно и по плате за обучение: в четырёх она колеблется в границах 45-50 тысяч долларов в год, в одном (отсутствующем в рейтинге) - 5 тысяч долларов. В основе моей заинтересованности темой «Американцы и иностранные языки» лежит изумление, или скорее возмущение тем, что большинство персон, высказывающихся в последние годы на тему России, Путина и Путинизма, не знают русского языка или знают только, как выглядит кириллица. Когда-то, когда всё было лучше, как говорят люди моего возраста, можно было верить советологам и специалистам по российской политике, что они сами пришли к выводам своих исследований. Сегодня в том же Вашингтоне я встречаю так называемых специалистов по России, которые пользуются интернет-переводами Гугла и одной или двух ассистенток из России или бывшего Советского Союза. Исчезновение университетских факультетов русистики и политологии, занимавшихся странами бывшего СССР, произошло одновременно с распадом советской империи. Постепенно умирали учёные и журналисты, которые Россию и русский язык знали лучше, чем Америку. Однако, похоже, кое-какие их хорошие ученики остались, и, хотя мы наверняка не узнаем их фамилий, их присутствие видно в результатах расследования, проведённого Робертом Мюллером по делу российского вмешательства в президентские выборы в США в 2016 году. На данный момент обвинения предъявлены более чем 20 россиянам (и россиянкам) и нескольким фирмам, принадлежащим гражданам этой страны. Их число растёт с каждым днём, и уже скоро мы увидим, может быть, новый вариант книги «How Russia is ruled», написанную, однако, не профессором Гарварда Мёрлом Фейнсодом, а отделом контрразведки ФБР. Rzeczpospolita Irena Lasota Jak rządzona jest Rosja
  10. Публика, конечно, в ужасе и в изумлении, потому что в Польше ничего такого быть не может. Обвиняют полицию, охранников, организаторов мероприятия (проблема в том, что организаторами были городские власти, то есть сам погибший мэр, в сущности). Обвиняют политиков и журналистов, разжигающих ненависть между людьми разных убеждений. Обвинение России я нашла пока что только в одном тексте, в «Политике». Но в комментариях большинство читателей с автором не согласны. Что будет дальше – трудно сказать. Я послежу за темой.
  11. Конрад Ренкас Польша – отбросы мира? Так что, теперь пробки из-под шампанского уже будут стрелять в Пекине, а не в Кремле? А может, охота на «агентов Тегерана» станет столь же популярной, как охота на «китайских шпионов»? Последние события – гениально прозрачное подтверждение абсолютно колониального, несамостоятельного статуса Польши. Достаточно было перевести стрелку в Вашингтоне – и местная администрация III Речи Посполитой в ту же минуту перескочила с русофобской кампании на антикитайскую и антииранскую, даже не притворяясь, что это как-то связано с польскими государственными интересами. Вот так поляки проходят краткий курс геополитической реальности, от диктовки нам законов Кнесетом и ручного управления госпожи Мосбахер (Джорджетт Мосбахер - посол США в Польше, прим. перев.) до работы американским буфером в отношениях с Китаем и Ираном, и всё это не просто задаром, но и с реальными репутационными, политическими и экономическими потерями для Польши. Увы, с нашей страной обращаются как с колонией, как с международными отбросами – потому что мы это позволили, а что ещё хуже – продолжаем терпеть. Кто хозяин в Варшаве? «Соединённые Штаты и Польша будут хозяевами конференции на тему ситуации в Иране и на Ближнем Востоке, которая в феврале пройдёт в Варшаве», - сообщил… Госдепартамент США. Так мы узнали, кто в Варшаве хозяин. И неудивительно, что это произошло как раз в контексте Ближнего Востока… Речь идёт не только об уничтоженном в Польше принципе государственного суверенитета. Китай и Иран – это одни из тех нескольких международных субъектов, с которыми у нас до сих пор не было конфликтов, с которыми у нас нет печального прошлого, и нет - пока что - причин для ссор*. И в то же время нельзя сказать, что для поляков это страны совершенно ничего не значащие и экзотические. Напротив, ещё несколько лет тому назад даже правители III Речи Посполитой признавали, что именно Иран может быть весьма перспективным партнёром в области энергетики, альтернативным поставщиком дешёвой высококачественной нефти, а также многообещающим регионом совместных инвестиций. К сожалению, прекрасно начавшиеся контакты были грубо прерваны по не завуалированному требованию американского посольства (ещё при предыдущем президенте). А сейчас правительство провозглашает, что успехом для Польши будет не покупка дешёвого топлива – а предоставление ночлега участникам дискуссии о всемирной обязанности защитить «Израиль» и уничтожить Иран. Тут уж речь идёт даже не мышлении в категориях польских государственных и национальных интересов, никто даже и не смеет требовать чего-то подобного. Это прямой отказ от очевидной прибыли только ради того, чтобы принять гостя, который нам в гостиной кучу наложит!... Что же касается Китая… Инициатива Пояса и Пути: Новый Шёлковый Путь – ведь это всего лишь кульминация почти двух десятилетий растущего китайского присутствия в Европе и на всём евроазиатском мосту. Даже наиболее неразумные и геополитически наивные, полные сомнений, комплексов и страхов относительно новых возможностей для Польши – даже они соглашались с тем, что именно китайское направление кажется совершенно очевидным, а при этом безопасным для Польши. Китайские инфраструктурные инвестиции – такие, как трансконтинентальная железная дорога и знаменитый хаб – объективно лишь укрепили бы потенциал нашей страны, прежде всего экономический, причём без всей этой тягостной и ненужной идеологической надстройки, навязываемой нам с других геополитических направлений. Внезапное охлаждение отношений, ощущаемое в Варшаве вместе с усиливающейся антикитайской риторикой и практикой Вашингтона, ведущее к возможное захвату всех европейско-китайских отношений, например, немецко-российскими консорциумами – столь же согласно было признано не соответствующей польским интересам аномалией властей III Речи Посполитой. Но, как это обычно и бывает в Польше, - оказалось, что может быть ещё хуже. Польша добровольно присоединилась к антикитайской кампании, проявив сразу же невиданную активность. Из простого (что не значит, что менее грубого и полного шумных обвинений) соперничества между концернами США и Китая в польской (а ранее – в канадской) колонии сразу же сделали большой шпионский скандал, уже на первый взгляд - ребяческий и, как это сказать, достойный сожаления – потому что как можно отнестись к открытию, что коммуникационные фирмы имеют нечто общее с разведками всего мира? Ибо в то, что только с китайской, кажется, никто не верит? Сколько можно потерять? Между тем главный вопрос должен звучать не – активны ли иностранные разведки на территории Польши. Потому что, во-первых, это дело контрразведки, а во-вторых, это звучало бы весьма оптимистично, потому что значило бы, что есть для нас ещё какая-то надежда, если у нас осталось что-то, достойное шпионажа. Нет, самый главный вопрос – что поляки могут приобрести, а что потерять, принимая участие в не своих геополитических экономических кампаниях? Мы уже знаем, что Америка Трампа знает только один вид ведения бизнеса: брать, что хочется, не платить и не давать ничего взамен. Соединённые Штаты, беря Польшу на мелкие роли в своих операциях, не предлагают никаких компенсаций за потери, никаких эквивалентных ценностей. Или, может быть, мы прямо сейчас узнаем, что US Army на своих неустойчивых грузовиках защищает нас от «жёлтой опасности» или вступления в Варшаву Стражей Исламской Революции? Польша не может достичь суверенности, опираясь лишь на одно геополитическое направление, словно на руль, припаянный навечно к борту судна. Напротив, страна наших размеров, народ с нашей историей и экономикой (точнее с её остатками…), после таких испытаний – должен проявлять хитрость, осторожность и прежде всего многовекторность своих интересов. Создание контактов, связей, многосторонних выгодных интересов, постепенно увеличивающих не только польские прибыли, но и наше политическое значение. Априори отказываясь от всяких шансов, молча, в версии радикальной, правительственной, даже с энтузиазмом принимая роль чьей-то шестёрки – мы обрекаем себя и наших потомков на то, чтобы вечно оставаться геополитическими отбросами мира. Как там было-то? Сидит баца (пастух в Татрах – прим. перев.) на бережку, под глазом фингал, зубы выбиты, рука сломана, за спиной хата горит, а жена бацы лежит с чупажкой (чупага – пастушеский топорик, прим. перев.) в спине. Баца – как бы не обращая внимания на эти неблагоприятные обстоятельства - рассуждает: - Что разбойники пришли – такое ихнее разбойничье право, ага. Что хозяйство спалили, овечек сожрали и уворовали – ихнее разбойничье право, ага. Что тебя снасильничали – тоже ихнее право! Но вот за то, что ты им подмахивала – пришлось мне тебя чупажкой тюкнуть, потому как это бл…во! Хотелось бы, чтобы правительство Речи Посполитой по крайней мере не подмахивало… Это программа минимум для Польши. * И даже наоборот, как я уже писал где-то в другом тексте, когда 398 лет назад, после разгрома под Цецорой, казалось, что погибла Речь Посполита, только одно государство в мире помогло полякам. Шах Аббас Великий атаковал (несмотря на неблагоприятную для Персии ситуацию) Османскую империю, облегчив положение поляков, сражающихся под Хочимом. Турки, верные принципу не воевать на два фронта, постарались как можно быстрее закончить войну. Может, пора уже как-то отблагодарить персов?... Salon24 Konrad Rękas Polska śmieciem świata?
  12. Конрад Ренкас Польша – отходы мира? Так что, теперь пробки из-под шампанского уже будут стрелять в Пекине, а не в Кремле? А может, охота на «агентов Тегерана» станет столь же популярной, как охота на «китайских шпионов»? Последние события – гениально прозрачное подтверждение абсолютно колониального, несамостоятельного статуса Польши. Достаточно было перевести стрелку в Вашингтоне – и местная администрация III Речи Посполитой в ту же минуту перескочила с русофобской кампании на антикитайскую и антииранскую, даже не притворяясь, что это как-то связано с польскими государственными интересами. Вот так поляки проходят краткий курс геополитической реальности, от диктовки нам законов Кнесетом и ручного управления госпожи Мосбахер (Джорджетт Мосбахер - посол США в Польше, прим. перев.) до работы американским буфером в отношениях с Китаем и Ираном, и всё это не просто задаром, но и с реальными репутационными, политическими и экономическими потерями для Польши. Увы, с нашей страной обращаются как с колонией, как с международными отходами – потому что мы это позволили, а что ещё хуже – продолжаем терпеть. Кто хозяин в Варшаве? «Соединённые Штаты и Польша будут хозяевами конференции на тему ситуации в Иране и на Ближнем Востоке, которая в феврале пройдёт в Варшаве», - сообщил… Госдепартамент США. Так мы узнали, кто в Варшаве хозяин. И неудивительно, что это произошло как раз в контексте Ближнего Востока… Речь идёт не только об уничтоженном в Польше принципе государственного суверенитета. Китай и Иран – это одни из тех нескольких международных субъектов, с которыми у нас до сих пор не было конфликтов, с которыми у нас нет печального прошлого, и нет - пока что - причин для ссор*. И в то же время нельзя сказать, что для поляков это страны совершенно ничего не значащие и экзотические. Напротив, ещё несколько лет тому назад даже правители III Речи Посполитой признавали, что именно Иран может быть весьма перспективным партнёром в области энергетики, альтернативным поставщиком дешёвой высококачественной нефти, а также многообещающим регионом совместных инвестиций. К сожалению, прекрасно начавшиеся контакты были грубо прерваны по не завуалированному требованию американского посольства (ещё при предыдущем президенте). А сейчас правительство провозглашает, что успехом для Польши будет не покупка дешёвого топлива – а предоставление ночлега участникам дискуссии о всемирной обязанности защитить «Израиль» и уничтожить Иран. Тут уж речь идёт даже не мышлении в категориях польских государственных и национальных интересов, никто даже и не смеет требовать чего-то подобного. Это прямой отказ от очевидной прибыли только ради того, чтобы принять гостя, который нам в гостиной кучу наложит!... Что же касается Китая… Инициатива Пояса и Пути: Новый Шёлковый Путь – ведь это всего лишь кульминация почти двух десятилетий растущего китайского присутствия в Европе и на всём евроазиатском мосту. Даже наиболее неразумные и геополитически наивные, полные сомнений, комплексов и страхов относительно новых возможностей для Польши – даже они соглашались с тем, что именно китайское направление кажется совершенно очевидным, а при этом безопасным для Польши. Китайские инфраструктурные инвестиции – такие, как трансконтинентальная железная дорога и знаменитый хаб – объективно лишь укрепили бы потенциал нашей страны, прежде всего экономический, причём без всей этой тягостной и ненужной идеологической надстройки, навязываемой нам с других геополитических направлений. Внезапное охлаждение отношений, ощущаемое в Варшаве вместе с усиливающейся антикитайской риторикой и практикой Вашингтона, ведущее к возможное захвату всех европейско-китайских отношений, например, немецко-российскими консорциумами – столь же согласно было признано не соответствующей польским интересам аномалией властей III Речи Посполитой. Но, как это обычно и бывает в Польше, - оказалось, что может быть ещё хуже. Польша добровольно присоединилась к антикитайской кампании, проявив сразу же невиданную активность. Из простого (что не значит, что менее грубого и полного шумных обвинений) соперничества между концернами США и Китая в польской (а ранее – в канадской) колонии сразу же сделали большой шпионский скандал, уже на первый взгляд - ребяческий и, как это сказать, достойный сожаления – потому что как можно отнестись к открытию, что коммуникационные фирмы имеют нечто общее с разведками всего мира? Ибо в то, что только с китайской, кажется, никто не верит? Сколько можно потерять? Между тем главный вопрос должен звучать не – активны ли иностранные разведки на территории Польши. Потому что, во-первых, это дело контрразведки, а во-вторых, это звучало бы весьма оптимистично, потому что значило бы, что есть для нас ещё какая-то надежда, если у нас осталось что-то, достойное шпионажа. Нет, самый главный вопрос – что поляки могут приобрести, а что потерять, принимая участие в не своих геополитических экономических кампаниях? Мы уже знаем, что Америка Трампа знает только один вид ведения бизнеса: брать, что хочется, не платить и не давать ничего взамен. Соединённые Штаты, беря Польшу на мелкие роли в своих операциях, не предлагают никаких компенсаций за потери, никаких эквивалентных ценностей. Или, может быть, мы прямо сейчас узнаем, что US Army на своих неустойчивых грузовиках защищает нас от «жёлтой опасности» или вступления в Варшаву Стражей Исламской Революции? Польша не может достичь суверенности, опираясь лишь на одно геополитическое направление, словно на руль, припаянный навечно к борту судна. Напротив, страна наших размеров, народ с нашей историей и экономикой (точнее с её остатками…), после таких испытаний – должен проявлять хитрость, осторожность и прежде всего многовекторность своих интересов. Создание контактов, связей, многосторонних выгодных интересов, постепенно увеличивающих не только польские прибыли, но и наше политическое значение. Априори отказываясь от всяких шансов, молча, в версии радикальной, правительственной, даже с энтузиазмом принимая роль чьей-то шестёрки – мы обрекаем себя и наших потомков на то, чтобы вечно оставаться геополитическими отходами мира. Как там было-то? Сидит баца (пастух в Татрах – прим. перев.) на бережку, под глазом фингал, зубы выбиты, рука сломана, за спиной хата горит, а жена бацы лежит с чупажкой (чупага – пастушеский топорик, прим. перев.) в спине. Баца – как бы не обращая внимания на эти неблагоприятные обстоятельства - рассуждает: - Что разбойники пришли – такое ихнее разбойничье право, ага. Что хозяйство спалили, овечек сожрали и уворовали – ихнее разбойничье право, ага. Что тебя снасильничали – тоже ихнее право! Но вот за то, что ты им подмахивала – пришлось мне тебя чупажкой тюкнуть, потому как это бл…во! Хотелось бы, чтобы правительство Речи Посполитой по крайней мере не подмахивало… Это программа минимум для Польши. * И даже наоборот, как я уже писал где-то в другом тексте, когда 398 лет назад, после разгрома под Цецорой, казалось, что погибла Речь Посполита, только одно государство в мире помогло полякам. Шах Аббас Великий атаковал (несмотря на неблагоприятную для Персии ситуацию) Османскую империю, облегчив положение поляков, сражающихся под Хочимом. Турки, верные принципу не воевать на два фронта, постарались как можно быстрее закончить войну. Может, пора уже как-то отблагодарить персов?... Salon24 Konrad Rękas Polska śmieciem świata?
  13. Ярослав Кочишевский Русские не нуждаются в туалетах и водопроводе. Для жизни им достаточно танков и ракет Дыра в полу или уборная на улице. Так выглядят миллионы российских домов. Москва, однако, предпочитает тратить несметные деньги на вооружение вместо того, чтобы улучшать условия жизни. Многих россиян это совершенно не беспокоит. Россияне гордятся своей страной, даже если живут в нищете. Официальное российское статистическое бюро Росстат опубликовало невероятные данные об уровне жизни россиян. Из них следует, что аж 35 миллионов не имеет дома туалета и аж 47 миллионов не имеет горячей воды. Поражающее воображение число россиян – 29 миллионов – вообще не имеет водопровода. Почти две трети из 144,5 миллиона граждан России живёт без таких фундаментальных достижений современного мира, как доступ к канализации, электрической энергии и газовой либо отопительной сети. По сообщению Росстата, это, прежде всего, касается провинции. Жизнь в Москве и Санкт-Петербурге не слишком сильно отличается по своему уровню от жизни в других европейских городах. Центральные власти заботятся о том, чтобы мегаполисы выглядели хорошо. Однако в провинции ситуация трагическая, доказательством чего являются разваливающиеся дороги и рассыпающаяся инфраструктура. Так что нет ничего удивительного в том, что молодые, энергичные россияне бегут в города в поисках хорошей или по крайней мере «нормальной» жизни. В провинции остаются люди старые и больные. Алкоголизм тоже является большой проблемой. Данные Росстата производят ещё бОльшее впечатление в сопоставлении с суммами, которые Кремль предназначает на вооружение. В 2017 году военный бюджет Российской Федерации оценивался в 66 миллиардов долларов. Это немного по сравнению с оборонным бюджетом США, который больше в 9 раз, но, глядя на социальные проблемы, трудно не задать себе вопрос, не могла бы Москва предназначить эти деньги на помощь гражданам. Вместо того, чтобы посылать армию за границу и производить новые ракеты, способные поразить цели в любом месте на земном шаре, Россия могла бы позаботиться о гигиенических и жизненных потребностях своих граждан. Величайшая санитарная программа в истории человечества, то есть кампания Swatch Baharat Abiyan в Индии, стоит каждый год одну десятую российской программы вооружений. Несмотря на это Дели планирует установку туалетов и улучшение уровня жизни более 1,3 миллиарда человек. У россиян явно иные приоритеты, чем у индийцев. Индия тоже развивает амбициозную оборонную программу, а также космическую, у неё есть ядерное оружие, и она опасается соседей, однако решила почтить 150-летнюю годовщину Махатмы Ганди, создателя страны, отмечаемую в 2019 году, гигиенической революцией. Между тем как граждане России в который уже раз соглашаются с националистическими аргументами Кремля и одобряют агрессивные милитаристские замыслы президента Путина, предпочитая новые танки качеству и продолжительности своей жизни. Wirtualna Polska JAROSŁAW KOCISZEWSKI Rosjanie nie potrzebują toalet i bieżącej wody. Do życia wystarczą im czołgi i rakiety
  14. Ярослав Кочишевский Русские не нуждаются в туалетах и водопроводе. Для жизни им достаточно танков и ракет Дыра в полу или уборная на улице. Так выглядят миллионы российских домов. Москва, однако, предпочитает тратить несметные деньги на вооружение вместо того, чтобы улучшать условия жизни. Многих россиян это совершенно не беспокоит. Россияне гордятся своей страной, даже если живут в нищете. Официальное российское статистическое бюро Росстат опубликовало невероятные данные об уровне жизни россиян. Из них следует, что аж 35 миллионов не имеет дома туалета и аж 47 миллионов не имеет горячей воды. Поражающее воображение число россиян – 29 миллионов – вообще не имеет водопровода. Почти две трети из 144,5 миллиона граждан России живёт без таких фундаментальных достижений современного мира, как доступ к канализации, электрической энергии и газовой либо отопительной сети. По сообщению Росстата, это, прежде всего, касается провинции. Жизнь в Москве и Санкт-Петербурге не слишком сильно отличается по своему уровню от жизни в других европейских городах. Центральные власти заботятся о том, чтобы мегаполисы выглядели хорошо. Однако в провинции ситуация трагическая, доказательством чего являются разваливающиеся дороги и рассыпающаяся инфраструктура. Так что нет ничего удивительного в том, что молодые, энергичные россияне бегут в города в поисках хорошей или по крайней мере «нормальной» жизни. В провинции остаются люди старые и больные. Алкоголизм тоже является большой проблемой. Данные Росстата производят ещё бОльшее впечатление в сопоставлении с суммами, которые Кремль предназначает на вооружение. В 2017 году военный бюджет Российской Федерации оценивался в 66 миллиардов долларов. Это немного по сравнению с оборонным бюджетом США, который больше в 9 раз, но, глядя на социальные проблемы, трудно не задать себе вопрос, не могла бы Москва предназначить эти деньги на помощь гражданам. Вместо того, чтобы посылать армию за границу и производить новые ракеты, способные поразить цели в любом месте на земном шаре, Россия могла бы позаботиться о гигиенических и жизненных потребностях своих граждан. Величайшая санитарная программа в истории человечества, то есть кампания Swatch Baharat Abiyan в Индии, стоит каждый год одну десятую российской программы вооружений. Несмотря на это Дели планирует установку туалетов и улучшение уровня жизни более 1,3 миллиарда человек. У россиян явно иные приоритеты, чем у индийцев. Индия тоже развивает амбициозную оборонную программу, а также космическую, у неё есть ядерное оружие, и она опасается соседей, однако решила почтить 150-летнюю годовщину Махатмы Ганди, создателя страны, отмечаемую в 2019 году, гигиенической революцией. Между тем как граждане России в который уже раз соглашаются с националистическими аргументами Кремля и одобряют агрессивные милитаристские замыслы президента Путина, предпочитая новые танки качеству и продолжительности своей жизни. Wirtualna Polska JAROSŁAW KOCISZEWSKI Rosjanie nie potrzebują toalet i bieżącej wody. Do życia wystarczą im czołgi i rakiety
×