Перейти к содержанию

Ursa

«Хозяйка всея Усадьбы»
  • Публикаций

    11 046
  • Зарегистрирован

  • Посещение

2 Подписчика

Информация о Ursa

Информация

  • Пол
    Женщина
  • Проживает
    Москва
  1. Станислав Левицкий Как делается эффективная историческая политика? Один малюсенький пример, одна сцена из информационной программы телеканала Россия. Место – Еврейский Музей и Центр Толерантности в Москве. Действующие лица – Президент России Путин, Премьер Израиля Нетаньяху, Президент Федерации Еврейских Общин в России Александр Борода. Диалог (я переводил на слух, так что могут быть мелкие неточности). Нетаньяху спрашивает Бороду о дальнейших судьбах повстанцев и беглецов из немецкого лагеря в Собиборе. - Скольким удалось выжить? Борода: - Было около 300 человек. Потом они разделились на три группы. Одна группа, вместе с Печерским [командиром] пошла в Белоруссию, и они практически все дожили до конца войны. Другая группа пошла на Украину, и они практически все погибли от рук бандеровцев. И третья группа пошла в Польшу, где часть из них местное население выдало немцам, и они погибли, а из оставшихся уже после войны большинство погибли в погромах, которые устраивали… [тут неразборчивое слово, заглушённое шумом]. Слушая это повествование, Нетаньяху кивает головой. Путин: - Страшно! Как видите, это повествование для бандеровцев сокрушительно, для поляков лишь чуть получше, для белорусов и русских – великолепно. Прошу также обратить внимание, что всё это говорит лидер российских евреев премьеру Израиля. Стоящий рядом Путин подводит итог одним единственным словом – «страшно!». Таким образом, к годовщине восстания в Собиборе, которая будет отмечаться в Польше в октябре, нарратив уже подготовлен. И это нарратив, охватывающий также и польское население, которое не помогало, а выдавало этих еврейских борцов немцам. И этот нарратив станет известен всему миру, потому что в мае должна состояться премьера фильма, дорогостоящего блокбастера – «Собибор». Наверняка нам опять как следует достанется. Сроки определены, события срежиссированы. Со стороны России это может быть месть за уничтожение памятников советским солдатам в Польше. Вдобавок месть, совершённая не русскими непосредственно, а через еврейские организации и правительство Израиля. Совершенно не нужна нам была эта конфронтация с Россией на поле истории. Наш нарратив о равноценности нацизма и советизма никто не поддерживает, ну, разве что бандеровцы и потомки нацистских коллаборационистов из Латвии и Литвы. Вот только они восхваляют нацизм, а потому нам лучше бы держаться от них подальше, чтобы не запачкаться. Myśl Polska Stanisław Lewicki Jak robi się skuteczną politykę historyczną?
  2. Станислав Левицкий Как делается эффективная историческая политика? Один малюсенький пример, одна сцена из информационной программы телеканала Россия. Место – Еврейский Музей и Центр Толерантности в Москве. Действующие лица – Президент России Путин, Премьер Израиля Нетаньяху, Президент Федерации Еврейских Общин в России Александр Борода. Диалог (я переводил на слух, так что могут быть мелкие неточности). Нетаньяху спрашивает Бороду о дальнейших судьбах повстанцев и беглецов из немецкого лагеря в Собиборе. - Скольким удалось выжить? Борода: - Было около 300 человек. Потом они разделились на три группы. Одна группа, вместе с Печерским [командиром] пошла в Белоруссию, и они практически все дожили до конца войны. Другая группа пошла на Украину, и они практически все погибли от рук бандеровцев. И третья группа пошла в Польшу, где часть из них местное население выдало немцам, и они погибли, а из оставшихся уже после войны большинство погибли в погромах, которые устраивали… [тут неразборчивое слово, заглушённое шумом]. Слушая это повествование, Нетаньяху кивает головой. Путин: - Страшно! Как видите, это повествование для бандеровцев сокрушительно, для поляков лишь чуть получше, для белорусов и русских – великолепно. Прошу также обратить внимание, что всё это говорит лидер российских евреев премьеру Израиля. Стоящий рядом Путин подводит итог одним единственным словом – «страшно!». Таким образом, к годовщине восстания в Собиборе, которая будет отмечаться в Польше в октябре, нарратив уже подготовлен. И это нарратив, охватывающий также и польское население, которое не помогало, а выдавало этих еврейских борцов немцам. И этот нарратив станет известен всему миру, потому что в мае должна состояться премьера фильма, дорогостоящего блокбастера – «Собибор». Наверняка нам опять как следует достанется. Сроки определены, события срежиссированы. Со стороны России это может быть месть за уничтожение памятников советским солдатам в Польше. Вдобавок месть, совершённая не русскими непосредственно, а через еврейские организации и правительство Израиля. Совершенно не нужна нам была эта конфронтация с Россией на поле истории. Наш нарратив о равноценности нацизма и советизма никто не поддерживает, ну, разве что бандеровцы и потомки нацистских коллаборационистов из Латвии и Литвы. Вот только они восхваляют нацизм, а потому нам лучше бы держаться от них подальше, чтобы не запачкаться. Myśl Polska Stanisław Lewicki Jak robi się skuteczną politykę historyczną?
  3. Я знаю. Меня интересовали не ролики вообще, а доказательства именно этой "э-миссии", состоящей из опытных наблюдателей и бывших дипломатов (коих было, как они пишут, "несколько десятков человек", а потом оказывается, что 25; даже по-польски это не "несколько десятков"). И вот эти 25 человек мужественно не отходили от мониторов 12 часов, следили, всё записывали. Так выложите хотя бы самое-самое - вот, вот, глядите! Фальсфицируют! Обманывают! У них же есть эти разоблачительные записи! Так где же они?
  4. Я тоже не поняла. Сначала я думала, что они просто смотрели на монитор и считали - раз пришёл, два пришёл... и записывали на бумажке. А если там две урны - то сидели вдвоём, и каждый считал своих. Но нет, оказывается, у них была специальная программа. Как она считала? Всех людей, находящихся в помещении? Или только подходящих к урнам? Всё надеялась, что где-нибудь будет дано объяснение. Но нету. Что интересно, в польских СМИ нет никакой реакции на эту статью. А казалось бы - такое открытие!
  5. Меня, собственно, интересовали видео-доказательства (или хотя бы фотографии), у них же была специальная программа для записи изображения. В статье – никакого иллюстративного материала. Искала я, искала… И вот нашла. В течение девяти минут по экрану идёт текст статьи. И всё. А где же разоблачительные кадры фальсификаций?
  6. Матеуш Баек Подсыпать голосов Путину Лишь в конце дня мы поняли, что нас надувают. Что явка, которую мы видим, будет даже в четыре раза меньше чем явка официальная. Вдруг стало ясно, как в России воруют голоса на выборах. В России массово фальсифицируют выборы. Как? Фальсифицируя протоколы избирательных комиссий, а не – как до сих пор предполагали – подбрасывая голоса в избирательные урны. Благодаря таким методам Владимир Путин мог получить на выборах около 9 миллионов голосов. Это результат частного расследования группы поляков, которые наблюдали за выборами в России (они прошли две недели назад) благодаря камерам, которые российские власти установили на избирательных участках. «You are so professional» Увидеть своими глазами российские президентские выборы – об этом мечтает каждый, кто интересуется этой страной. Владимир Путин – это мощная фигура международной политики, которая контролирует исполнительную, законодательную и судебную власть. Но путь на российские выборы не прост - чтобы наблюдать их, можно подать заявление в независимую миссию ODIHR OSCE (участников выбирает польское министерство иностранных дел), но в проекте всего лишь 21 место (судя по сообщениям Vsquare, в этом году желающих было более 100 человек). О лимитах мест в серьёзных и независимых миссиях знают организации, приближенные к Кремлю. Это они чаще всего приглашают некоторых иностранцев для наблюдения за выборами. В присылаемых приглашениях кандидатов соблазняют комплиментами («Я пишу Вам, поскольку своими глазами видел Ваш профессионализм (…) и политическую беспристрастность») и обещанием бесплатно провести почти восемь дней в России. В мейлах к кандидату в наблюдатели пропутинские организации доказывают, что решение ODIHR OSCE не посылать наблюдателей в Крым неверно. «Поскольку в действительности оно означает, что универсальное право на выражение воли народа через свободные выборы перестаёт касаться почти двухмиллионного населения Крыма. Другими словами, будущее крымского общества, похоже, не имеет значения для тех людей, которые постоянно и непрерывно повторяют лозунги об универсальности демократических ценностей», в связи с чем «наш долг – обеспечить поддержку избирателям в Крыму, чтобы сделать выборы честными и заслуживающими доверия». Такая поездка означает одно: присутствие наблюдателей из-за границы будет использовано пропагандой для легитимизации оккупации полуострова Крым, а гости должны будут исполнять роли подставных фейк-наблюдателей. Интернет вместо миссии Что же делать, если на выборы в России невозможно поехать, не пойдя против своей совести? Российские власти, желая доказать гражданам, что проводимые в стране выборы честны, в 2012 году оборудовали избирательные участки интернет-камерами, которые показывают ход голосования и подсчёта голосов. Появление камер не убедило россиян в честности выборов, но позволило российским наблюдателям доказать, что на избирательных участках имели место нарушения и избирательные фальсификации, например, «stuffing the ballot boxes» (подбрасывание в урну больше голосов, чем существует избирателей), либо «carousel voting» (когда один и тот же человек голосует на многих избирательных участках). Несмотря на потенциал камер никто до сих пор не использовал их в массовом масштабе. Почему? Контролирование избирательного участка требует физического наблюдения и в то же время не позволяет (в отличие от работы наблюдателя, представляющего ODIHR OSCE) наблюдателю отреагировать. В кругу несостоявшихся наблюдателей из Польши, которые не поехали в Россию, идея электронного наблюдения за выборами очень понравилась. В проекте принял участие польский портал, посвящённый вопросам Восточной Европы, Eastbook.eu, который благодаря помощи Мачея Заневича предоставил помещение для реализации наблюдения. В проекте изъявили желание участвовать несколько десятков человек со всей Польши – из Закопане, Гдыни, Вроцлава, Познани, Кракова и Варшавы. Студенты и выпускники университетов, а также многократные международные наблюдатели на выборах и бывшие польские дипломаты. Всего 25 человек, среди них - опытный наблюдатель Кароль Бийось и Адам Савицкий из Фонда Ответственная Политика. Оставалось решить технические проблемы – как обмануть защиту, не позволяющую зайти на портал nashvybor.ru, с которого можно наблюдать выборы в более чем 40 000 российских избирательных комиссиях? Для этого нужны были российские IP – которых у нас не было. После консультаций мы обеспечили наблюдателей доступом к российской Virtual Private Network (VPN). Российскую защиту оказалось не так уж трудно взломать. Ещё один вызов – за какой именно комиссией наблюдать? Благодаря специалистам, связанным с российским The Movement for Defence of Voters' Rights «Golos», мы знали, что не в каждом регионе России выборы фальсифицируются. Мы решили проверить, на самом ли деле согласно обещаниям властей количество фальсификаций уменьшается, а потому мы должны были выбрать те регионы, где избирательных нарушений до сих пор было больше всего. За кем подглядывать, как считать? Регионов с нарушениями на выборах в России относительно много. Это почти весь Северный Кавказ, часть национальных республик (Татарстан, Башкирия и Мордовия), а также российские области: Кемеровская, Саратовская, Пензенская. Мы решили выбрать три: Республику Кабардино-Балкарию, потому что это один из регионов Северного Кавказа, где официальная явка на выборы и голосование за кандидатов, поддерживаемых администрацией, почти всегда превышает 80%, результат, редко встречающийся в других регионах России. Республика Татарстан, потому что из почти трёх тысяч избирательных комиссий в этом регионе в ходе парламентских выборов в 2016 году в более чем 1700 комиссиях избирательная явка превысила 95%. Также и в Пензенской области в огромном количестве избирательных комиссий явка превысила в 2016 году 80%. Впервые в качестве э-миссии мы встретились виртуально в субботу, накануне голосования в России. Это был день, когда те, кто уже ездил на настоящие миссии, провели обучение. Какие нарушения происходят чаще всего? Как выглядят записи с интернет-камер, на которых видны фальсификации? Какую методологию работы принять, чтобы исследовать явку в отдельных комиссиях? Последний и самый трудный элемент обучения – тест установленной программы, обеспечивающей доступ к российскому VPN, а также дающей возможность записывать изображение с камер с целью документирования возможных нарушений. Осталась жеребьёвка избирательных комиссий с камерами – это оставляем на последнюю минуту, потому что русские засекретили список избирательных комиссий, в которых будет интернет-наблюдение, вплоть до дня выборов. К счастью, в России аж 11 часовых поясов, так что это задание можно было выполнить вечером в субботу, когда на российском Дальнем Востоке россияне начали отдавать свои голоса. Мы начали отсчитывать часы до пяти утра по польскому времени, когда большинство наблюдателей проснулись, чтобы в 6 часов по польскому времени начать наблюдение за выборами. Голосование идёт, нарушений нет Начало голосования в 11 избирательных комиссиях, за которыми мы наблюдаем. Скука. Ничто не указывает на то, что должна произойти какая-то фальсификация. Избирательные урны выглядят правильно запечатанными. В большинстве избирательных комиссий уже в 8.00 по московскому времени выстраиваются очереди, многие жители Кабардино-Балкарии, Татарстана и Пензенской области хотят проголосовать как можно быстрее. Наша программа для подсчёта избирателей начинает преодолевать очередные барьеры: 5, 20, 50, 100 избирателей. До 10% явки в большинстве избирательных комиссий доходит через два часа. В этот момент мы просим наблюдателей, чтобы они сменили друг друга за компьютерами, чтобы в ближайшие два часа их глаза и спины отдохнули. В 10 часов по московскому времени на избирательных участках начинают появляться молодые люди. Многие делают себе селфи с бюллетенями для голосования (в Татарстане авторам селфи на избирательных участках, опубликованных в Инстаграме, обещали участие в розыгрыше iPhone X). Есть кое-что и для тех, кто постарше – в 11 часов по московскому времени на избирательных участках в Кабардино-Балкарии молодёжь начинает концертную программу. В России выборы – это праздник, а не только привилегия гражданина. На избирательных участках можно купить еду и питьё, часто по ценам ниже, чем в магазинах. Где-то около 12 часов явка практических на всех избирательных участках превышает 20%. Ещё одна смена наблюдателей в Польше. Ничего не происходит. Практически всё выглядит так, как во время выборов в Европе, - только явка низкая. После 14.00 мы получаем сообщение от одного из наблюдателей: - Вижу фальсификацию на моём избирательном участке в Кабардино-Балкарии. Члены комиссии подбрасывают голоса в урну. Действительно – члены комиссии голосуют по несколько раз. Не повезло нам – в этот момент не сработала программа для записи изображения с монитора. В комиссии номер 240 в Кабардино-Балкарии один из членов комиссии начинает вслух оценивать, какие должны быть результаты нынешних выборов: - По закону или не по закону, а они потребуют сейчас как можно более высокой явки. Чтобы удалось получить, по крайней мере, 70%. Мы слушаем то, что происходит в комиссии номер 240, и ломаем голову – когда же будет 70%, если мы пока что наблюдаем от 20% до 45%, а число избирателей упало? В 16.00 очередная смена польских наблюдателей. А в комиссиях и дальше ничего не происходит. Избиратели почти перестали голосовать, вместо 60-120 голосующих в час, как в начале дня, их приходит уже в четыре раза меньше. До закрытия избирательных комиссий в 20.00 в Кабардино-Балкарии явка едва превышает 30%, в Пензенской области – 45%, в Татарстане – 55%. Комиссия фальсифицирует явку В конце дня всё указывает на то, что выборы окажутся одними из самых честных в истории России. Ни в одной комиссии мы не наблюдали «carousel voting», «stuffing the ballot boxes» в небольшом масштабе случился всего в одной, а явка была исторически низкой. Подсчёт голосов должен быть быстрым, раз так мало людей голосовало. Между тем региональные избирательные комиссии объявляют явку в отдельных комиссиях. Среди них и те, за которыми мы наблюдали. Появляются данные по часам – 10, 12, 15 и 18. И тогда начинаются чудеса. В Пензенской области официальная явка на 18 часов вместо 47% официально составляет почти в два раза больше – 80%. Столь же странная ситуация и в комиссии номер 2029, а также 1792 в Татарстане. Вместо установленных нашим наблюдением 52-54% официально объявляют 80-82%! Это почти на 30% больше голосующих – которых ведь не было! Между тем в двух остальных комиссиях в Татарстане явка точно такая же, как в той, за которой мы наблюдали. А явка в Кабардино-Балкарии? Во всех комиссиях, за которыми мы наблюдали (номера 91, 110 и 240), официальная явка вместо установленных нашим наблюдением от 21% до 34% объявлена от 76% до 86%. Это в 3-4 раза больше! А ведь мы не слепые! Мы посчитали почти каждого избирателя! Выборы кончаются. В комиссиях, за которыми мы наблюдали, свои голоса официально отдали 13235. Между тем 25 польских наблюдателей, работая 12 часов без перерыва, насчитали только 8765 избирателей. Откуда взялись 4470 дополнительных голосов? Каким образом они попали в избирательные урны? А если их вообще там не было? Достаточно сфальсифицировать протокол Что показала наша э-миссия? Что результаты выборов в большинстве наблюдаемых (выбранных случайно) комиссий были сфальсифицированы. В некоторых вместо наблюдаемой нами 30-процентной явки официальная оказалась почти в три раза выше. Всего лишь в 6 российских избирательных комиссиях, за которыми мы наблюдали, были сфальсифицированы почти четыре с половиной тысячи голосов. В среднем почти по 740 голосов на каждую из этих 6 избирательных комиссий. Это почти столько же, сколько было фактически отданных в этих комиссиях голосов. Технология фальсификации выборов проста: не нужны были никакие carousel voting, а также stuffing the ballot boxes. Не нужно воровать голоса у оппозиционных кандидатов в ходе подсчёта голосов. Избирательные комиссии вместо того, чтобы считать полученные голоса, а результаты записывать в протоколы, просто сфальсифицировали протоколы. Выводы? На практике в России люди всё ещё приходят в избирательные комиссии, хотя явно менее охотно, чем говорит пропаганда Кремля. Избиратели получают бюллетени для голосования и заполняют их – однако никто этих голосов не считает. В расчёт берётся только приказ, который приходит сверху. Явка должна составить 89%, а поддержка Путина превысить 90%? Так и будет. По мнению российского физика и избирательного аналитика Сергея Шпилькина, из 56 миллионов голосов, отданных во время нынешних выборов за Владимира Путина, более 10 миллионов – это сфальсифицированные голоса. Из этого числа около 650 тысяч голосов были сфальсифицированы в Татарстане, более 350 тысяч голосов – в Кабардино-Балкарии, а более 150 тысяч голосов были сфальсифицированы в Пензенской области. Остальные 9 миллионов голосов были сфальсифицированы в особенности в кавказских республиках - Чечне, Карачаево-Черкесии, Дагестане, Адыгее, а также в республиках Башкирии, Калмыкии, Мордовии, Туве, в Кемеровской, Саратовской, Тюменской и Тамбовской областях, а также в Краснодарском крае. Newsweek Polska MATEUSZ BAJEK Dosypać głosów Putinowi
  7. Матеуш Баек Подсыпать голосов Путину Лишь в конце дня мы поняли, что нас надувают. Что явка, которую мы видим, будет даже в четыре раза меньше чем явка официальная. Вдруг стало ясно, как в России воруют голоса на выборах. В России массово фальсифицируют выборы. Как? Фальсифицируя протоколы избирательных комиссий, а не – как до сих пор предполагали – подбрасывая голоса в избирательные урны. Благодаря таким методам Владимир Путин мог получить на выборах около 9 миллионов голосов. Это результат частного расследования группы поляков, которые наблюдали за выборами в России (они прошли две недели назад) благодаря камерам, которые российские власти установили на избирательных участках. «You are so professional» Увидеть своими глазами российские президентские выборы – об этом мечтает каждый, кто интересуется этой страной. Владимир Путин – это мощная фигура международной политики, которая контролирует исполнительную, законодательную и судебную власть. Но путь на российские выборы не прост - чтобы наблюдать их, можно подать заявление в независимую миссию ODIHR OSCE (участников выбирает польское министерство иностранных дел), но в проекте всего лишь 21 место (судя по сообщениям Vsquare, в этом году желающих было более 100 человек). О лимитах мест в серьёзных и независимых миссиях знают организации, приближенные к Кремлю. Это они чаще всего приглашают некоторых иностранцев для наблюдения за выборами. В присылаемых приглашениях кандидатов соблазняют комплиментами («Я пишу Вам, поскольку своими глазами видел Ваш профессионализм (…) и политическую беспристрастность») и обещанием бесплатно провести почти восемь дней в России. В мейлах к кандидату в наблюдатели пропутинские организации доказывают, что решение ODIHR OSCE не посылать наблюдателей в Крым неверно. «Поскольку в действительности оно означает, что универсальное право на выражение воли народа через свободные выборы перестаёт касаться почти двухмиллионного населения Крыма. Другими словами, будущее крымского общества, похоже, не имеет значения для тех людей, которые постоянно и непрерывно повторяют лозунги об универсальности демократических ценностей», в связи с чем «наш долг – обеспечить поддержку избирателям в Крыму, чтобы сделать выборы честными и заслуживающими доверия». Такая поездка означает одно: присутствие наблюдателей из-за границы будет использовано пропагандой для легитимизации оккупации полуострова Крым, а гости должны будут исполнять роли подставных фейк-наблюдателей. Интернет вместо миссии Что же делать, если на выборы в России невозможно поехать, не пойдя против своей совести? Российские власти, желая доказать гражданам, что проводимые в стране выборы честны, в 2012 году оборудовали избирательные участки интернет-камерами, которые показывают ход голосования и подсчёта голосов. Появление камер не убедило россиян в честности выборов, но позволило российским наблюдателям доказать, что на избирательных участках имели место нарушения и избирательные фальсификации, например, «stuffing the ballot boxes» (подбрасывание в урну больше голосов, чем существует избирателей), либо «carousel voting» (когда один и тот же человек голосует на многих избирательных участках). Несмотря на потенциал камер никто до сих пор не использовал их в массовом масштабе. Почему? Контролирование избирательного участка требует физического наблюдения и в то же время не позволяет (в отличие от работы наблюдателя, представляющего ODIHR OSCE) наблюдателю отреагировать. В кругу несостоявшихся наблюдателей из Польши, которые не поехали в Россию, идея электронного наблюдения за выборами очень понравилась. В проекте принял участие польский портал, посвящённый вопросам Восточной Европы, Eastbook.eu, который благодаря помощи Мачея Заневича предоставил помещение для реализации наблюдения. В проекте изъявили желание участвовать несколько десятков человек со всей Польши – из Закопане, Гдыни, Вроцлава, Познани, Кракова и Варшавы. Студенты и выпускники университетов, а также многократные международные наблюдатели на выборах и бывшие польские дипломаты. Всего 25 человек, среди них - опытный наблюдатель Кароль Бийось и Адам Савицкий из Фонда Ответственная Политика. Оставалось решить технические проблемы – как обмануть защиту, не позволяющую зайти на портал nashvybor.ru, с которого можно наблюдать выборы в более чем 40 000 российских избирательных комиссиях? Для этого нужны были российские IP – которых у нас не было. После консультаций мы обеспечили наблюдателей доступом к российской Virtual Private Network (VPN). Российскую защиту оказалось не так уж трудно взломать. Ещё один вызов – за какой именно комиссией наблюдать? Благодаря специалистам, связанным с российским The Movement for Defence of Voters' Rights «Golos», мы знали, что не в каждом регионе России выборы фальсифицируются. Мы решили проверить, на самом ли деле согласно обещаниям властей количество фальсификаций уменьшается, а потому мы должны были выбрать те регионы, где избирательных нарушений до сих пор было больше всего. За кем подглядывать, как считать? Регионов с нарушениями на выборах в России относительно много. Это почти весь Северный Кавказ, часть национальных республик (Татарстан, Башкирия и Мордовия), а также российские области: Кемеровская, Саратовская, Пензенская. Мы решили выбрать три: Республику Кабардино-Балкарию, потому что это один из регионов Северного Кавказа, где официальная явка на выборы и голосование за кандидатов, поддерживаемых администрацией, почти всегда превышает 80%, результат, редко встречающийся в других регионах России. Республика Татарстан, потому что из почти трёх тысяч избирательных комиссий в этом регионе в ходе парламентских выборов в 2016 году в более чем 1700 комиссиях избирательная явка превысила 95%. Также и в Пензенской области в огромном количестве избирательных комиссий явка превысила в 2016 году 80%. Впервые в качестве э-миссии мы встретились виртуально в субботу, накануне голосования в России. Это был день, когда те, кто уже ездил на настоящие миссии, провели обучение. Какие нарушения происходят чаще всего? Как выглядят записи с интернет-камер, на которых видны фальсификации? Какую методологию работы принять, чтобы исследовать явку в отдельных комиссиях? Последний и самый трудный элемент обучения – тест установленной программы, обеспечивающей доступ к российскому VPN, а также дающей возможность записывать изображение с камер с целью документирования возможных нарушений. Осталась жеребьёвка избирательных комиссий с камерами – это оставляем на последнюю минуту, потому что русские засекретили список избирательных комиссий, в которых будет интернет-наблюдение, вплоть до дня выборов. К счастью, в России аж 11 часовых поясов, так что это задание можно было выполнить вечером в субботу, когда на российском Дальнем Востоке россияне начали отдавать свои голоса. Мы начали отсчитывать часы до пяти утра по польскому времени, когда большинство наблюдателей проснулись, чтобы в 6 часов по польскому времени начать наблюдение за выборами. Голосование идёт, нарушений нет Начало голосования в 11 избирательных комиссиях, за которыми мы наблюдаем. Скука. Ничто не указывает на то, что должна произойти какая-то фальсификация. Избирательные урны выглядят правильно запечатанными. В большинстве избирательных комиссий уже в 8.00 по московскому времени выстраиваются очереди, многие жители Кабардино-Балкарии, Татарстана и Пензенской области хотят проголосовать как можно быстрее. Наша программа для подсчёта избирателей начинает преодолевать очередные барьеры: 5, 20, 50, 100 избирателей. До 10% явки в большинстве избирательных комиссий доходит через два часа. В этот момент мы просим наблюдателей, чтобы они сменили друг друга за компьютерами, чтобы в ближайшие два часа их глаза и спины отдохнули. В 10 часов по московскому времени на избирательных участках начинают появляться молодые люди. Многие делают себе селфи с бюллетенями для голосования (в Татарстане авторам селфи на избирательных участках, опубликованных в Инстаграме, обещали участие в розыгрыше iPhone X). Есть кое-что и для тех, кто постарше – в 11 часов по московскому времени на избирательных участках в Кабардино-Балкарии молодёжь начинает концертную программу. В России выборы – это праздник, а не только привилегия гражданина. На избирательных участках можно купить еду и питьё, часто по ценам ниже, чем в магазинах. Где-то около 12 часов явка практических на всех избирательных участках превышает 20%. Ещё одна смена наблюдателей в Польше. Ничего не происходит. Практически всё выглядит так, как во время выборов в Европе, - только явка низкая. После 14.00 мы получаем сообщение от одного из наблюдателей: - Вижу фальсификацию на моём избирательном участке в Кабардино-Балкарии. Члены комиссии подбрасывают голоса в урну. Действительно – члены комиссии голосуют по несколько раз. Не повезло нам – в этот момент не сработала программа для записи изображения с монитора. В комиссии номер 240 в Кабардино-Балкарии один из членов комиссии начинает вслух оценивать, какие должны быть результаты нынешних выборов: - По закону или не по закону, а они потребуют сейчас как можно более высокой явки. Чтобы удалось получить, по крайней мере, 70%. Мы слушаем то, что происходит в комиссии номер 240, и ломаем голову – когда же будет 70%, если мы пока что наблюдаем от 20% до 45%, а число избирателей упало? В 16.00 очередная смена польских наблюдателей. А в комиссиях и дальше ничего не происходит. Избиратели почти перестали голосовать, вместо 60-120 голосующих в час, как в начале дня, их приходит уже в четыре раза меньше. До закрытия избирательных комиссий в 20.00 в Кабардино-Балкарии явка едва превышает 30%, в Пензенской области – 45%, в Татарстане – 55%. Комиссия фальсифицирует явку В конце дня всё указывает на то, что выборы окажутся одними из самых честных в истории России. Ни в одной комиссии мы не наблюдали «carousel voting», «stuffing the ballot boxes» в небольшом масштабе случился всего в одной, а явка была исторически низкой. Подсчёт голосов должен быть быстрым, раз так мало людей голосовало. Между тем региональные избирательные комиссии объявляют явку в отдельных комиссиях. Среди них и те, за которыми мы наблюдали. Появляются данные по часам – 10, 12, 15 и 18. И тогда начинаются чудеса. В Пензенской области официальная явка на 18 часов вместо 47% официально составляет почти в два раза больше – 80%. Столь же странная ситуация и в комиссии номер 2029, а также 1792 в Татарстане. Вместо установленных нашим наблюдением 52-54% официально объявляют 80-82%! Это почти на 30% больше голосующих – которых ведь не было! Между тем в двух остальных комиссиях в Татарстане явка точно такая же, как в той, за которой мы наблюдали. А явка в Кабардино-Балкарии? Во всех комиссиях, за которыми мы наблюдали (номера 91, 110 и 240), официальная явка вместо установленных нашим наблюдением от 21% до 34% объявлена от 76% до 86%. Это в 3-4 раза больше! А ведь мы не слепые! Мы посчитали почти каждого избирателя! Выборы кончаются. В комиссиях, за которыми мы наблюдали, свои голоса официально отдали 13235. Между тем 25 польских наблюдателей, работая 12 часов без перерыва, насчитали только 8765 избирателей. Откуда взялись 4470 дополнительных голосов? Каким образом они попали в избирательные урны? А если их вообще там не было? Достаточно сфальсифицировать протокол Что показала наша э-миссия? Что результаты выборов в большинстве наблюдаемых (выбранных случайно) комиссий были сфальсифицированы. В некоторых вместо наблюдаемой нами 30-процентной явки официальная оказалась почти в три раза выше. Всего лишь в 6 российских избирательных комиссиях, за которыми мы наблюдали, были сфальсифицированы почти четыре с половиной тысячи голосов. В среднем почти по 740 голосов на каждую из этих 6 избирательных комиссий. Это почти столько же, сколько было фактически отданных в этих комиссиях голосов. Технология фальсификации выборов проста: не нужны были никакие carousel voting, а также stuffing the ballot boxes. Не нужно воровать голоса у оппозиционных кандидатов в ходе подсчёта голосов. Избирательные комиссии вместо того, чтобы считать полученные голоса, а результаты записывать в протоколы, просто сфальсифицировали протоколы. Выводы? На практике в России люди всё ещё приходят в избирательные комиссии, хотя явно менее охотно, чем говорит пропаганда Кремля. Избиратели получают бюллетени для голосования и заполняют их – однако никто этих голосов не считает. В расчёт берётся только приказ, который приходит сверху. Явка должна составить 89%, а поддержка Путина превысить 90%? Так и будет. По мнению российского физика и избирательного аналитика Сергея Шпилькина, из 56 миллионов голосов, отданных во время нынешних выборов за Владимира Путина, более 10 миллионов – это сфальсифицированные голоса. Из этого числа около 650 тысяч голосов были сфальсифицированы в Татарстане, более 350 тысяч голосов – в Кабардино-Балкарии, а более 150 тысяч голосов были сфальсифицированы в Пензенской области. Остальные 9 миллионов голосов были сфальсифицированы в особенности в кавказских республиках - Чечне, Карачаево-Черкесии, Дагестане, Адыгее, а также в республиках Башкирии, Калмыкии, Мордовии, Туве, в Кемеровской, Саратовской, Тюменской и Тамбовской областях, а также в Краснодарском крае. Newsweek Polska MATEUSZ BAJEK Dosypać głosów Putinowi
  8. Насчёт бумажных газет не знаю. Но вот проПИСовские издания радостно сообщают, что «Газета Выборча» разоряется, того гляди – объявит о банкротстве. Что касается приложения – то оно платное и подзамочное. Причём платное отдельно от основной «Жепы». Дополнительно. Может быть, Вы не заметили, что речь идёт о статье в «Жечьпосполитой», а ссылка на Белсат. И перевела я не саму статью, а её пересказ. Потому что в оное приложение я проникнуть не могу, а Белсат – это телеканал и сайт, работающий на Белоруссию. Его давеча прикрыть хотели, но они устроили ужасный вой насчёт того, что правительство не хочет прибрать к рукам Белоруссию, отдаёт её без боя Путину, наверное, в правительстве окопались путинские агенты. Правительство, дабы доказать свою приверженность демократии и прометеизму, дало Белсату денег. И, поскольку им зарабатывать не надо – государственное же финансирование, они могут пересказывать (не перепечатывать) у себя подзамочные статьи. Чем я и воспользовалась. Вот на какие хитрости приходится идти. А так – да, скоро забесплатно и прогноз погоды по-польски не прочитаешь… .
  9. Адам Эберхард пессимистично о перспективах белорусской независимости после Лукашенко - Лукашенко своей политикой превращения Белоруссии в «Россию, только лучше» вместо усиления национальной идентичности привёл к тому, что она беззащитна перед возможными русскими планами аннексии страны, - утверждает в статье в приложении к «Жечьпосполитой» «Плюс Минус» руководитель Центра Восточных Исследований. - Является ли белорусская государственность реальной сущностью? А может, закат правления Александра Лукашенко станет также и закатом независимой Белоруссии? – такой вопрос в своей статье «Поглотит ли Россия Белоруссию?» задаёт эксперт. По его мнению, проблемы эти обострились после аннексии Крыма и начала войны в Донбассе. Он считает, что на Украине политика укрепления национальной идентичности и обособленности от Москвы привела к тому, что она была в состоянии защититься от российской агрессии. Однако Лукашенко все 25 лет своего правления проводил политику совершенно противоположную. - Он начал президентство борьбой с исторической национальной символикой, перечеркнул деятельность своих предшественников, которые укрепляли позицию белорусского языка, маргинализованного в глубоко русифицированной стране. Он сделал ставку на синтез (нео)советской и колхозной идеологии, он утверждал, что «белорусы – это русские со знаком качества», - утверждает Эберхард. По мнению автора, только после того, как вспыхнул конфликт на Украине, белорусский президент «покаялся и признал обоснованность усиления родной национальной идентичности». Однако единственное, на что он способен, - это мягкая белорусизация, то есть умеренный допуск белорусского языка в общественное пространство. Однако до сих пор школы и университеты остаются бастионами «russkiego miru». Ситуацию ухудшает также повсеместная доступность привлекательных российских СМИ. Руководитель ЦВИ подчёркивает, что долгие годы Лукашенко умело пользовался экономической поддержкой России, консервируя советскую модель экономики и обеспечивая стабильность в стране. Однако эта модель себя исчерпывает, и Белоруссия может встать перед фактом, что она, в сущности, является худшей копией России, совершенно непривлекательной для своих граждан. - Что шокирует, когда разговариваешь с белорусами, особенно за пределами столичного Минска, это концентрация на индивидуальных стратегиях выживания, которой сопутствует почти повсеместное равнодушие к судьбам государства. Жители Витебска, Баранович и Лиды на вопрос о том, как они проголосовали бы в гипотетическом референдуме относительно вхождения Белоруссии в состав России, в сущности, единогласно одобряют ликвидацию белорусской государственности, видя в этом шанс на улучшение условий жизни, - пишет Эберхард. По мнению эксперта, многолетние преследования и маргинализация оппозиции привела к тому, что единственной альтернативой Лукашенко в глазах белорусов может стать Путин. Российский президент, по мнению автора, мог бы использовать присоединение Белоруссии к России как фактор, укрепляющий его власть на очередной срок после 2024 года. - В случае, если власть Лукашенко пошатнётся, проявится естественная или спровоцированная нестабильность, скоординированные между собою пророссийские группы (при поддержке кремлёвских СМИ) могут оказаться ключевыми для проведения бархатного переворота, навязав равнодушному к судьбам государства обществу промосковские эмоции. Следует предполагать, что возможное появление на улицах «зелёных человечков» не вызвало бы массового сопротивления, а в час испытания белорусская номенклатура – не говоря уж об армии, в которую внедрены множество российских агентов, а также значительной части спецслужб – без особых терзаний будет склонна поменять в своих кабинетах портреты Лукашенко на портреты Путина. Аннексия с согласия аннексируемых – это весьма соблазнительный для Кремля сценарий. И что парадоксально, с каждым годом белорусской независимости он становится всё более вероятным, - констатирует автор. belsat.eu Adam Eberhard pesymistycznie o perspektywach białoruskiej niepodległości po Łukaszence
  10. Томаш Сакевич: I Речь Посполита была воссозданием всей Римской Империи – восточной и западной Редакционная статья - В Европе со времён разделения Римской Империи существовала идея воссоздания Рима. Воссоздавали его разными методами. Германцы хотели воссоздать его в форме германской империи, вот только это опирается на западный образец. Что гениального было в I Речи Посполитой? А то, что она была воссозданием всего Рима – восточного и западного, поскольку православие уцелело только в I Речи Посполитой. (…) Наследником Византии стал Киев. (…) Чем была I Речь Посполита? Римской демократией на стороне Королевства Польского и государством византийским на стороне Руси и Литвы, - сказал в своём выступлении в рамках V Полонийного Форума в американской Ченстохове Томаш Сакевич, главный редактор «Газеты Польской». В субботу, 14 апреля, в ходе V Полонийного Форума в американской Ченстохове – Дойлстауне – Томаш Сакевич, главный редактор «Газеты Польской» и «Газеты Польской Ежеденевно», в рамках панели, посвящённой 100-летию отвоевания Польшей независимости, выступил с докладом «Актуальная политическая ситуации Польши на фоне международных отношений – исторический контекст». Ниже мы публикуем фрагменты доклада, а также видеозапись всей лекции. - Как вы знаете, в прошлом году имело место необыкновенное событие. Президент Трамп приехал в Польшу и начал рассказывать польскую историю. И он начал рассказывать неплохо, с полным пониманием (…), с большим чувством польскости. То, что он прекрасно рассказал о Варшавском Восстании, - заслуга его польских советников, но он говорил и ещё кое-что очень важное. Он говорил о Междуморье. Это такая великолепная часть истории, о которой не знают поляки – потому что им запретили, потому что это было стёрто в нашем сознании, и то, чем в реальности была Речь Посполита, было весьма эффективными методами уничтожено в сознании и патриотизме поляков и заменено неким эрзацем, продуктом сначала царской охранки, а потом коммунистической пропаганды, - подчеркнул во вступлении главный редактор «Газеты Польской». Томаш Сакевич констатировал, что польский многокультурный патриотизм старались заменить неизвестным ранее в Польше этническим патриотизмом. - Это была очень важная операция, которая должна была привести к изоляции Польши от великих геополитических и политических проектов, - добавил он. - Теперь я дам определение некоего организма – многокультурная, многонациональная страна, опирающаяся на общие ценности. Какой страны это определение? Тут можно задуматься – США или I Речь Посполита? Проблема в том, что I Речь Посполита была на 500 лет раньше, по крайней мере, в этой форме, чем Соединённые Штаты. И когда мы осознаем это, когда основательно изучим эту историю и познаем истинную историю Польши, которую мы изучаем таким образом – обрывками из разных источников, а смысла её не понимаем, чем она в действительности было, то только тогда нас потрясает тот факт, что первые соединённые штаты, причём такие многокрасочные, создали наши предки, а потом американцы и многие другие нации, в том числе и основатели ЕС, у нас учились, - продолжал Томаш Сакевич. - Мы – представители невероятного народа с невероятной историей, и не потому, что мы выигрывали битвы в стиле Фермопил или хотя бы были в состоянии совершить такое самопожертвование. И не потому, что в то время у нас была лучшая кавалерия в мире, которая отрядом в 300 человек разбивала до двадцати тысяч противника, но потому, что мы создали самый великолепный геополитический проект того времени, который сегодня излучает свой свет на политические взгляды величайших мировых держав, - которого боятся русские и которым восхищаются американцы, - заметил главный редактор «Газеты Польской». В следующей части своего выступления Томаш Сакевич указал, что существенной чертой, объединяющей I Речь Посполиту и США, являются гражданские свободы и привилегии. Другая важная черта – возможность выбора. - Дело в том, что демократия не была неизвестна во времена I Речи Посполитой, она была известна за тысячи лет до этого. Мы имеем пример либо в виде площади, где собирались славяне, либо украинского Майдана. Ведь это не случайность, что украинцы на Майдане свергают свои власти, потому что там они создавали демократию. На площади, на майдане славяне выбирали свои власти. Плюс мы имеем демократию греческую, которая впоследствии повлияла на демократию римскую. Это городские демократии. В городе легко выбрать вождя. Проблемы начались тогда, когда вождя надо было выбрать на большой территории, когда эти малые демократии начинают создавать государственные структуры. Откуда же тогда возьмётся власть, - объяснял он. - Какое гениальное открытие использовали поляки? Это знают американцы как нечто архаичное – систему выборщиков. Раз весь народ не может выбрать (…), значит, надо было изобрести систему выборов, и поляки её изобрели. Система выборщиков служила избранию короля. Американцы имели готовый проект, как выбрать президента. Без этого демократия не существовала бы. Лишь когда ввели систему выборщиков, тогда наступила демократия, потому что она требует не только идеи, но и реальных механизмов действия. I Речь Посполита учит демократии, учит, как её формально и технически ввести, учит все остальные демократии в мире, - подчеркнул редактор Сакевич. - Ещё одна интересная идея – в Европе со времён разделения Римской Империи существовала идея воссоздания Рима. Воссоздавали его разными методами. Германцы хотели воссоздать его в форме германской империи, вот только это опирается на западный образец. Что гениального было в I Речи Посполитой? А то, что она была воссозданием всего Рима – восточного и западного, поскольку православие уцелело только в I Речи Посполитой. В сущности, не было православия нигде кроме I Речи Посполитой, потому что тюркское и монгольское нашествие смело эту религию. Наследником Византии стал Киев, а Россия очень сильно соперничает, кто является наследником православия и Византии. Чем была I Речь Посполита? Римской демократией на стороне Королевства Польского и государством византийским на стороне Руси и Литвы, - указал Томаш Сакевич. Niezależna.pl Tomasz Sakiewicz: I RP była odtworzeniem całego Cesarstwa Rzymskiego - wschodniego i zachodniego Redakcja
  11. Томаш Сакевич: I Речь Посполита была воссозданием всей Римской Империи – восточной и западной Редакционная статья - В Европе со времён разделения Римской Империи существовала идея воссоздания Рима. Воссоздавали его разными методами. Германцы хотели воссоздать его в форме германской империи, вот только это опирается на западный образец. Что гениального было в I Речи Посполитой? А то, что она была воссозданием всего Рима – восточного и западного, поскольку православие уцелело только в I Речи Посполитой. (…) Наследником Византии стал Киев. (…) Чем была I Речь Посполита? Римской демократией на стороне Королевства Польского и государством византийским на стороне Руси и Литвы, - сказал в своём выступлении в рамках V Полонийного Форума в американской Ченстохове Томаш Сакевич, главный редактор «Газеты Польской». В субботу, 14 апреля, в ходе V Полонийного Форума в американской Ченстохове – Дойлстауне – Томаш Сакевич, главный редактор «Газеты Польской» и «Газеты Польской Ежеденевно», в рамках панели, посвящённой 100-летию отвоевания Польшей независимости, выступил с докладом «Актуальная политическая ситуации Польши на фоне международных отношений – исторический контекст». Ниже мы публикуем фрагменты доклада, а также видеозапись всей лекции. - Как вы знаете, в прошлом году имело место необыкновенное событие. Президент Трамп приехал в Польшу и начал рассказывать польскую историю. И он начал рассказывать неплохо, с полным пониманием (…), с большим чувством польскости. То, что он прекрасно рассказал о Варшавском Восстании, - заслуга его польских советников, но он говорил и ещё кое-что очень важное. Он говорил о Междуморье. Это такая великолепная часть истории, о которой не знают поляки – потому что им запретили, потому что это было стёрто в нашем сознании, и то, чем в реальности была Речь Посполита, было весьма эффективными методами уничтожено в сознании и патриотизме поляков и заменено неким эрзацем, продуктом сначала царской охранки, а потом коммунистической пропаганды, - подчеркнул во вступлении главный редактор «Газеты Польской». Томаш Сакевич констатировал, что польский многокультурный патриотизм старались заменить неизвестным ранее в Польше этническим патриотизмом. - Это была очень важная операция, которая должна была привести к изоляции Польши от великих геополитических и политических проектов, - добавил он. - Теперь я дам определение некоего организма – многокультурная, многонациональная страна, опирающаяся на общие ценности. Какой страны это определение? Тут можно задуматься – США или I Речь Посполита? Проблема в том, что I Речь Посполита была на 500 лет раньше, по крайней мере, в этой форме, чем Соединённые Штаты. И когда мы осознаем это, когда основательно изучим эту историю и познаем истинную историю Польши, которую мы изучаем таким образом – обрывками из разных источников, а смысла её не понимаем, чем она в действительности было, то только тогда нас потрясает тот факт, что первые соединённые штаты, причём такие многокрасочные, создали наши предки, а потом американцы и многие другие нации, в том числе и основатели ЕС, у нас учились, - продолжал Томаш Сакевич. - Мы – представители невероятного народа с невероятной историей, и не потому, что мы выигрывали битвы в стиле Фермопил или хотя бы были в состоянии совершить такое самопожертвование. И не потому, что в то время у нас была лучшая кавалерия в мире, которая отрядом в 300 человек разбивала до двадцати тысяч противника, но потому, что мы создали самый великолепный геополитический проект того времени, который сегодня излучает свой свет на политические взгляды величайших мировых держав, - которого боятся русские и которым восхищаются американцы, - заметил главный редактор «Газеты Польской». В следующей части своего выступления Томаш Сакевич указал, что существенной чертой, объединяющей I Речь Посполиту и США, являются гражданские свободы и привилегии. Другая важная черта – возможность выбора. - Дело в том, что демократия не была неизвестна во времена I Речи Посполитой, она была известна за тысячи лет до этого. Мы имеем пример либо в виде площади, где собирались славяне, либо украинского Майдана. Ведь это не случайность, что украинцы на Майдане свергают свои власти, потому что там они создавали демократию. На площади, на майдане славяне выбирали свои власти. Плюс мы имеем демократию греческую, которая впоследствии повлияла на демократию римскую. Это городские демократии. В городе легко выбрать вождя. Проблемы начались тогда, когда вождя надо было выбрать на большой территории, когда эти малые демократии начинают создавать государственные структуры. Откуда же тогда возьмётся власть, - объяснял он. - Какое гениальное открытие использовали поляки? Это знают американцы как нечто архаичное – систему выборщиков. Раз весь народ не может выбрать (…), значит, надо было изобрести систему выборов, и поляки её изобрели. Система выборщиков служила избранию короля. Американцы имели готовый проект, как выбрать президента. Без этого демократия не существовала бы. Лишь когда ввели систему выборщиков, тогда наступила демократия, потому что она требует не только идеи, но и реальных механизмов действия. I Речь Посполита учит демократии, учит, как её формально и технически ввести, учит все остальные демократии в мире, - подчеркнул редактор Сакевич. - Ещё одна интересная идея – в Европе со времён разделения Римской Империи существовала идея воссоздания Рима. Воссоздавали его разными методами. Германцы хотели воссоздать его в форме германской империи, вот только это опирается на западный образец. Что гениального было в I Речи Посполитой? А то, что она была воссозданием всего Рима – восточного и западного, поскольку православие уцелело только в I Речи Посполитой. В сущности, не было православия нигде кроме I Речи Посполитой, потому что тюркское и монгольское нашествие смело эту религию. Наследником Византии стал Киев, а Россия очень сильно соперничает, кто является наследником православия и Византии. Чем была I Речь Посполита? Римской демократией на стороне Королевства Польского и государством византийским на стороне Руси и Литвы, - указал Томаш Сакевич. Niezależna.pl Tomasz Sakiewicz: I RP była odtworzeniem całego Cesarstwa Rzymskiego - wschodniego i zachodniego Redakcja
  12. Я совершенно с Вами согласна – на то и дан человеку разум, чтобы думать о последствиях. А мужчина – разве он не человек? Он тоже должен думать о последствиях. Мало того, по моему разумению, он-то в первую очередь и должен думать о последствиях. Или только женщина? В Польше решили, что о последствиях должна думать женщина и ответственность должна нести она же – и вот к чему пришли. Но ведь мы у себя такого же не хотим, правда?
  13. Так вот, про постинор. В Польше такие препараты называются «таблетка на другой день» и официально признаны абортивными средствами, поскольку прерывают беременность – даже если этой беременности всего несколько часов. А потому их можно купить только по рецепту врача в количество одной (!) штуки – чтоб хитроумные женщины запасов на всякий случай не делали. Что из этого выходит – много рассказов в Полонете. Допустила женщина незащищённый секс – не обязательно было насилие, а по глупости, по легкомыслию… да мало ли, жизнь, знаете, сложна и многообразна. И даже не на следующий день, а прямо через пару часов бежит она к врачу, в государственную клинику или в частный кабинет. Это хорошо, если большой город, там таких кабинетов много, а если маленький городок? Там эту таблетку могут всего, например, два врача прописать. А врачи – тоже ведь люди. И они бывают разные… И устраивает врач женщине допрос с пристрастием. Когда? Как? С кем? С мужем? Ах, не с мужем? А с кем? А муж знает? А дети есть? А возраст? Образование? Материальное положение? И так далее, и так далее. Наиздевавшись вволю, объявляет, что он – правоверный католик и что клаузула совести не позволяет ему участвовать в прерывании беременности. С такой квартирой да с такими-то деньжищами – иди, рожай! Думать надо было! Сама виновата! И бежит женщина к другому врачу, к третьему… Едет в другой город… Пытается подкупить аптекаря… Уговаривает подругу добыть таблетку на своё имя… В итоге пропускает все сроки и начинает копить деньги на поездку в Словакию. А уж что с душой-то её творится в это время, как она корчится от стыда и отчаяния… Да что об этом говорить, сама виновата! Я бы ещё, набравшись сил, про профессора Хазана и его подвиги написала, да, ладно, может, потом как-нибудь. Тут ведь дело даже не в отдельных случаях. А дело вот в этом – женщина всегда виновата. Отношение к женщине как к существу низкому, дикому, развратному от природы прямо записано в законе. Ведь с трибуны Сейма говорят, что женщина по сути своей развратна, она ведь обожает аборты делать, им только дай волю, они каждый месяц будут в эти клиники бегать и наслаждаться процессом! Значит, за ней надо следить неотступно, держать взаперти и под присмотром человека разумного (то есть от мужчины). Вот что по-настоящему ужасно. Считая себя православной христианкой, я, конечно же, противница абортов. Но я и противница запрещения абортов. По той же причине, по какой, будучи противницей супружеской измены (ибо сказано – не прелюбы сотвори), если бы наше государство вдруг вздумало ввести уголовное наказание за адюльтер, я была бы против, может, даже на демонстрацию пошла бы… Да, согласна, в России ситуация с абортами плохая – лёгкая доступность этой операции приводит к слишком простому к ней отношению. И надо что-то с этим делать. Очень надо. Прямо сейчас. Но вот, как в Польше, официально низводить женщину до уровня скота бессловесного – нет уж, увольте, добра от этого не будет.
  14. Ой, Даночка, ну зачем Вы спрашиваете? Конечно, можно.
×