Jump to content
О фейках и дезинформации Read more... ×

SoltPepper

Пользователи
  • Content Count

    2,424
  • Joined

  • Last visited

Everything posted by SoltPepper

  1. Разве облако осколков не снимет проблему? С самолёта выпустить ракету и проследить за результатом.
  2. Посмотрим, как будут разгонять А так, ну сколько это 415 предприятий? Всего в финке 262 380 штук их. Лидл - немцы, к примеру, и иностранных компаний в финке большинство. Крупных финских, наоборот, немного. Они и пострадают в первую очередь. https://finrepo.fi/ru/предпринимательство-в-финляндии#1 Примерно в общем про торговлю в финке https://marketmedia.ru/media-content/finlyandiya-osobennosti-natsionalnoy-torgovli/ Ах да, профсоюзы ударят по своим, по норвежским, германским, шведским и датским филиалам крупных предприятий они не смогут ударить чувствительно. Такова истинная причина забастовки, как я считаю. Купили, чтобы задавить конкурентов-аборигенов, и время выбрали норм и повод - огонь
  3. Ну голосуют они против санкций и чё? Санкции то вводят и без их голоса. Моральный долг? Пиар для электората, который сам не хочет в ЕС, но его туда тащат. При этом треть сербов связана с получением доходов в странах ЕС, либо в найме, либо в командировках, либо на сезонных работах, либо в семьях зарабатывающих в ЕС. Они видят вокруг зомби и не хотят уподобляться. Ну, это дело сербов, если им нравится такая двойственность, то и ладно Сербские товары как-то попадают в Россию, вижу их и покупаю, почему бы и нет.
  4. Эту проблему уже решают, без лишних расходов - наши ВКС не наносят удары по военкоматам. Кто не хочет на фронт - уже вышли из зоны досягаемости военкомов, а остальные едут стройными колоннами в расход. Сами.
  5. Моряки взрывали С улыбочкой ПС.. Радиации почти не было, вот этого не знал. Сто и более мегатон и без сильной радиации Вот откуда у америкосов сказки про возможность выжить после современной ядерной войны.
  6. А, не все евреи ревностные иудеи, вот наверное и всё
  7. Налогами занимается Федеральная налоговая служба Сейчас, наверное, почти на каждом смартфоне стоит приложение от ФНС, прежде всего для удобства.
  8. И если в это верят на Западе - это хорошо, ибо половина наших доходов для них остаётся в тени Запад уже почти год не может знать, какие финансы в руках России. А Запад живёт финансами - это их кровь, их сила. Не ракеты, флот и ЯО, а финансы. И вот разведка им там докладывает, что у России вполовину меньше возможностей, чем есть на самом деле. Это очень хорошо!
  9. Это типичный междусемизм Это грех, если что - евреям запрещено обманывать евреев, это хуже антисемитизма, по факту
  10. Короче, сколько реально стоит наша нефть не скажет даже Минфин Тролляки
  11. Укры финансировали демократов на выборах США. Укрогейт ещё впереди и свидетельство коррупции и участия демократов надо устранять. Думаю, амеры зачищают свидетелей и их компроматы.
  12. Сурков у нас Владислав Юрьевич. Якобы. А так и не знаю, что ответить, хотя есть что-то такое, неуловимое
  13. https://rg.ru/2023/02/01/reg-cfo/budushchee-uzhe-nastupilo.html Владислав Овчинский - об электромобилях, колбасе и лекарствах, сделанных в столице Автор: Любовь Проценко Дата: 01.02.2023 Московская промышленность справилась с негативным сценарием, вызванным уходом иностранных компаний. Такой вывод сделали столичные власти, подводя итоги 2022 года. Что позволяет говорить об этом? И вообще, какое место сегодня занимают заводы и фабрики в городе, которому еще недавно предсказывали судьбу чисто делового, финансового и культурного центра, но уж никак не места для развития различных производств? Об этом корреспондент "РГ" беседует с руководителем департамента инвестиционной и промышленной политики Москвы Владиславом Овчинским. Колбаса идет за юани Владислав Анатольевич, вопреки пессимистическим прогнозам о том, что промышленность столицы после ухода иностранных компаний встанет, на предприятиях города произошел даже рост производства? Владислав Овчинский: Да, причем практически по всем показателям. Хорошими темпами растет индекс промышленного производства. Легпром, пищевые предприятия, микроэлектроника - все закончили год с плюсом. Выросла выручка от произведенной продукции, но если это скептики могут объяснить ростом цен и в целом инфляцией, то увеличение отгрузки товаров - бесспорное свидетельство роста московской промышленности. Что еще радует? Повышается инвестиционная активность в сфере промышленности. Под 31 масштабный проект с начала 2022 года город одобрил выделение более 180 гектаров земли, на которых инвесторы построят различные производственные объекты. Они дадут москвичам свыше 19 тысяч новых рабочих мест. Признаюсь, в условиях санкций мы очень переживали за несырьевой экспорт. Но сумели быстро переориентироваться с недружественных стран на поставки в дружественные государства. В результате экспорт даже вырос, валютная выручка от нашей продукции не упала. И что же Москва сейчас поставляет за рубеж? Владислав Овчинский: Московские производители продукции пищевой и перерабатывающей промышленности активно наращивают поставки не только на освоенных рынках дружественных стран, но и открывают новые экспортные направления в Латинской Америке, Восточной Азии и Африке. Наибольшим спросом пользуются столичные продукты питания, в частности макароны, кондитерские мучные изделия. Более того, колбасы, другие продукты из мяса, молочные продукты везем даже в Китай, несмотря на очень жесткие стандарты ко всему, что закупает эта страна для внутреннего потребления. Кроме пищевой продукции на внешних рынках пользуются популярностью косметическая продукция, а именно это средства для макияжа и ухода за кожей и для зубной гигиены. Активнее всего их закупают байеры из стран СНГ. "Москвич" и москвичи Владислав Овчинский: Единственная отрасль, которая в столице просела, - автомобилестроение. Связано это, как известно, с уходом компании "Рено", завод которой был в Москве локомотивом автомобильной промышленности. Но и ее восстановление сейчас активно идет: прошло всего семь месяцев после рестарта обновленного завода "Москвич", а первые автомобили уже поступили в продажу. Так быстро удалось перезапустить предприятие прежде всего потому, что город сохранил самое ценное - коллектив, квалифицированный персонал. У Москвы был немалый опыт в автомобилестроении. Она выпускала в огромном количестве "Москвичи", грузовики… Но это было так давно! Насколько реальны новые планы? Владислав Овчинский: Сделаю короткий исторический экскурс. Во времена Советского Союза отрасль состояла из нескольких крупных автозаводов и множества отдельных производств автокомпонентов, разбросанных по всей стране - не только в России, но и в республиках. В начале 2000-х большая часть из них закрылась. Пришедшим в Россию заграничным предприятиям стало дешевле завозить автокомпоненты из Польши, Чехословакии, Венгрии, Китая, даже из Латинской Америки. Сейчас, понимая, что при такой зависимости от Запада, от недружественных стран, нам далеко не уйти, мы в принципе выбрали другую логику - развитие автомобилестроения на территории города и смежных субъектов РФ. Действующие производства в программу реорганизации не попадают. Промышленные предприятия модернизируются, но ни в коем случае не закрываются. Речь еще идет и о том, чтобы сделать Москву столицей электромобилестроения в России? Владислав Овчинский: Да, для отработки новых технологий и организации серийного производства легковых электромобилей, электрогрузовиков и электробусов на базе Московского инновационного кластера создан межотраслевой кластер электромобилестроения. Он объединяет 40 научно-исследовательских, производственных и других организаций. Объясню, почему ставку делаем именно на электромобили. От двигателей внутреннего сгорания сейчас отказывается весь мир. Самая видная и понятная причина - экология. Но есть и другие - чисто экономические причины. Создать электромобиль гораздо проще и дешевле. Двигатель внутреннего сгорания - самая сложная часть автомобиля, которая несравненно дороже, чем электрическая батарея. К тому же электромобили гораздо легче и в обслуживании, плюс электричество дешевле само по себе - как его выработка, так и продажа. В результате меньше затрат будут нести не только производители, но и москвичи, которые купят эти машины и будут ездить на них. Москва намерена наладить и производство электрических батарей? Владислав Овчинский: Да, создадим на территории города завод, который будет производить основной элемент электромобиля. Пока на территории РФ нет таких полноценных производств с нужным нам качеством. Уже подписано распоряжение правительства Москвы о проведении конкурса среди инвесторов, которые возьмутся за организацию глубокой локализации производства электробатарей как для электромобилей, так и для электробусов. Нам нужно не только капсулирование батарей, но и отечественное производство всех необходимых для их выпуска материалов - катодных, анодных и прочих составляющих. Победители конкурса в свою очередь получат главное - город возьмет на себя обязательство на закупку их продукции в течение гарантированного срока. Незаменимых на рынке нет Межотраслевой кластер электромобилестроения не первый в столице. Почему именно на кластеры делают ставку столичные власти? Владислав Овчинский: Кооперация инвестиций и кадров в рамках межотраслевых кластеров позволяет сформировать полноценные промышленные цепочки, стимулирует компании на поиск новых технологий и выпуск новой продукции. Хороший пример такой работы в Зеленограде - традиционный центр микроэлектроники становится еще и центром фармацевтики. Крупнейшие игроки отечественного фармрынка не просто создают там производственные площадки, но и строят крупные фармацевтические заводы. Первый офсетный контракт с компанией "Биокад" Москва заключила в 2017 году. В сентябре 2020-го он ввел в эксплуатацию на территории особой экономической зоны "Технополис Москва" первую очередь фармзавода, в сентябре 2022-го - вторую. Это позволило нам гарантированно обеспечивать лекарствами тысячи москвичей, в том числе льготных категорий. И это не единственный офсетный контракт, по которому в городе уже создаются собственные химические составы, собственные лекарства. Анализ фармрынка на предмет возможного импортозамещения, проведенный в прошлом году, помог сформировать предложения по новым офсетным контрактам на выпуск еще свыше 80 наименований совершенно разных лекарств, которые требуются для лечения онкологических, кардиологических, неврологических и других заболеваний, которые раньше поставлялись в Москву исключительно из-за рубежа. В самое ближайшее время конкурсы на их локализацию будут объявлены, и я не сомневаюсь, что за короткие сроки в городе появятся новые предприятия по производству нужных горожанам препаратов. Вот почему мы все спокойнее воспринимаем заявления международных фармкомпаний об уходе с российского рынка. На территории столицы уже работают более 3,5 тысячи производственных площадок, при этом продолжают появляться новые. Что это за предприятия? Находят ли они свою нишу на рынке? Владислав Овчинский: Самые разные предприятия - и по масштабу, и по структуре. Москва всегда славилась своей готовностью помочь хорошим предпринимательским инициативам. Есть, например, сервис для локализации производства. Тем, кто хочет организовать свое производство, он помогает арендовать для начала, как правило, небольшую площадку, где можно быстро начать работать. Очень часто из таких малых предприятий вырастают средние, а иногда и крупные. На одном из таких я побывал недавно - называть не буду, скажу лишь, что занимается оно пассивной фотоникой - альтернативой микроэлектронике, которая передает информацию световым потоком. Ребята выросли с малого предприятия и фактически на второй год оно стало у них уже средним. Сейчас свою продукцию поставляют не только нашим телекоммуникационным компаниям, но и экспортируют в Латинскую Америку, Африку, страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Всего за два с половиной года существования предприятия выручка достигла 5 млрд рублей. Почему мы ставку делаем на электромобили? Не только из-за экологии. Создать электромобиль гораздо проще и дешевле А Зеленоград, который вы назвали центром микроэлектроники, как чувствует себя в новых условиях? Что он дает городу? Владислав Овчинский: Зеленоград был и остается центром микроэлектроники. Здесь размещены не только передовые предприятия отрасли, но также четыре площадки особой экономической зоны столицы, на которых локализованы высокотехнологичные компании. Эти предприятия предоставляют городу и регионам страны необходимую продукцию. Взять хотя бы социальную карту москвича. Раньше чип на ней был импортный, а сейчас наш, сделанный в Зеленограде. Новая карта справляется со своей задачей ничуть не хуже, чем прежняя. На такие заводы, как "Микрон" в Зеленограде, равняется микроэлектроника всей страны. В Москве благодаря его продукции продолжают успешно работать все отечественные производства, которые занимаются выпуском радиоэлектроники, бытовой техники. Раньше необходимую им микроэлектронику покупали за рубежом, теперь поставки из некоторых стран для нас закрыты. Но ни одно предприятие из-за этого не прекратило свою деятельность! Вот оно, то самое импортозамещение, которое внешне можно и не заметить. А взять регулирование автомобильным движением в городе? Все, что создается в Москве для транспортного комплекса, основано на базе отечественных чипов, сделанных также в Зеленограде. Была в стране еще одна проблема в прошлом году - с упаковкой. Как Москва справилась с ней? Владислав Овчинский: Когда в экономике возникли кризисные явления, Сергей Семенович Собянин большое внимание уделил встречам с руководителями промышленных предприятий. Я прекрасно помню такую встречу на одном из мясокомбинатов, где как раз говорилось об упаковке. Ситуация действительно оценивалась как критическая, тем не менее кризиса не произошло. Почему? Выяснилось, что многие наши производители не видели у себя под боком продукцию, аналогичную той, которую они завозили из-за рубежа. В результате многие просто сменили поставщиков. Но случай возможного дефицита подтолкнул правительство Москвы принять решение о передаче земли под строительство собственного завода по производству упаковки - аналога тетрапака. Инвестор пришел к нам с готовой технологией. С ним заключен договор аренды, ведется проектирование предприятия. Тогда же было принято решение о предоставлении участка и под возведение еще нового завода по производству специй. Для нас важно не только заместить иностранные аналоги, мы хотим быть независимыми даже от дружественных стран и потому локализуем производства, для продукции которых у нас есть емкий рынок сбыта. Требуются инженеры-промышленники Не могу не спросить, как дела с кадрами в промышленности. Цеха не опустели под влиянием санкций, частичной мобилизации? Владислав Овчинский: Как я уже говорил, ни одно предприятие не остановилось, в том числе по причине нехватки сотрудников. При этом кадры были и остаются вопросом номер один для нашей отрасли во все времена. Особенно двух ключевых категорий - прежде всего всегда нужен инженерный состав, а также хорошие специалисты среднего звена. В технические вузы поток абитуриентов в последнее время уже серьезно увеличился. И если еще не так давно все хотели стать юристами и экономистами, то теперь появилась надежда, что будет все больше выпускаться инженеров. Мы со своей стороны активно поддерживаем подготовку инженера-промышленника. С этой целью запущен прекрасный проект "Московская техническая школа", который объединяет на одной площадке предприятия и, как мне кажется, все ведущие федеральные вузы Москвы - МГТУ им. Баумана, МИФИ, Станкин, НАМИ, МГУ и другие. За два года мы в рамках проекта выпустили почти 600 инженеров по технологиям связи и аддитивным технологиям, и эта работа по подготовке прикладных специалистов будет продолжена. Пытаемся восполнить и нехватку специалистов среднего звена, потерянных, когда не только в Москве, но и в целом по стране закрывались ПТУ, а вместо них появлялись колледжи, ориентированные на выпуск все тех же юристов и экономистов. Теперь в Москве создаются специализированные колледжи, которые выпускают работников для производства. Общее количество занятых в отрасли - 700 тысяч человек - сохраняется? Владислав Овчинский: Да, но внутри этого количества происходят два процесса. Первый - роботизация. Недавно я побывал, например, на очень поразившем меня предприятии по выпуску канализационных труб. Есть на территории города и такое. Там практически нет людей. За счет роботизации, конечно, спрос на работников сокращается. Но в то же время повышается потребность в узких специалистах очень высокой квалификации. "Московская техническая школа", о которой я уже говорил, и готовит нам такие кадры. Задачи по подбору необходимых специалистов для промышленных предприятий решает также и созданный в прошлом году Центр поддержки промышленности. Сотрудники передают кадровую проблематику, полученную от наших промышленных предприятий, специалистам в центры занятости и взаимодействуют с московскими колледжами. Благодаря такой коллаборации на производства приходят молодые инженеры, которые проходят там практику и зачастую остаются там работать после. Это очень похоже на существовавшую во времена Советского Союза систему подготовки и распределения кадров. Столичные предприятия включены в онлайн-путеводитель по промышленному туризму страны. Но Москва и сама активно занимается регулярным проведением акции "Открой#Моспром", в рамках которой москвичи могут своими глазами увидеть, что собой сегодня представляет промышленность города. Чем объясняется такое внимание властей к ней? Владислав Овчинский: Проект "Открой#Моспром" мы запустили в 2019 году. За четыре года его участниками стали более 11 миллионов человек. В первую очередь проект знакомит всех желающих - детей, школьников и взрослых - с работой столичной промышленности. Экскурсии позволяют стать частью производственного процесса, увидеть, как производятся товары ежедневного пользования, а также инновационные разработки, например, для ракетно-космической отрасли. Кроме того, гости могут продегустировать сошедшую с конвейера продукцию и принять участие в мастер-классах. Вторая, не менее значимая задача - привлечь молодые кадры. Показать, что современная промышленность - это автоматизированные производства, чистые и модернизированные цеха. А также интересная работа с возможностью карьерного роста и хорошая стабильная зарплата - в среднем она составляет 86 тыс. рублей. Однако предприятия по-прежнему испытывают нехватку специалистов, им нужна молодежь. Промышленные компании ищут специалистов разных направлений: инженеров-механиков, технологов пищевого или швейного производства, химиков фармацевтического производства, агрономов и IT-специалистов. Реновация, которая пять лет назад началась в столице, все больше захватывает не только жилые районы, но и промышленные зоны. На территориях прежних фабрик и заводов строятся жилье, объекты соцкультбыта, разбиваются парки и скверы, ну и где-то там деловые и офисные центры. Вас не пугает, что это ограничивает возможности для развития промышленности и в конечном счете приведет к уменьшению рабочих мест? Владислав Овчинский: Абсолютно не пугает. Градостроительное регулирование в городе очень сбалансированно. Действующие производства в программу реорганизации не попадают. Промышленные предприятия модернизируются, но ни в коем случае не закрываются. Ключевая задача реновации промзон - создать не только производственный потенциал, но и сделать территорию удобной для жизни. Разве это нормально, когда человек добирается два - два с половиной часа от дома до работы с одного конца Москвы на другой? Для города лишняя нагрузка на транспортную инфраструктуру, да и предприятию нет пользы от уже уставшего с утра сотрудника. Московский антикризисный пакет, адресованный реальному производству, насчитывает порядка 80 мер поддержки. Какие из них, на ваш взгляд, оказались самыми полезными? Владислав Овчинский: В самом начале кризиса, когда резко выросла ключевая ставка ЦБ, самой востребованной была мера поддержки оборотного кредитования. Город тогда начал помогать в компенсации части процентных ставок для кредитов на оборотку. Очень многие промышленники благодаря этому вовремя платили своим работникам зарплату и поддерживали ликвидность предприятий. Когда ситуация стабилизировалась, глава города принял мудрое решение перевести финансовые ресурсы помощи бизнесу в развитие производственных мощностей. Поэтому во второй половине прошлого года самым популярным видом финансовой помощи стало инвестиционное кредитование, что дало импульс для реализации новых проектов и развития промышленных площадок. Подводя итог, как бы вы, Владислав Анатольевич, сформулировали главную задачу, которая стоит перед московской промышленностью в 2023 году? Владислав Овчинский: Прошлый, 2022 год прошел для нас под лозунгом: "Мы инвестируем в будущее". Но это будущее - 2023 год - уже наступило. Значит, самое время ждать отдачи от сделанных вложений.
  14. Ну, в центральной России под стада коров есть вообще всё, что нужно, и травы немерено и заброшенных ферм и полей тысячи, и даже ангары под технику ещё не все развалились, железобетонные колонны и фермы ещё белеют среди березняка и терновника. Осталось проложить дороги, инженерные сети и восстановить разрушенное и растащенное. И плюс у нас целых пять месяцев, иногда полгода и больше. Так что, выращивай коров, сколько купят Семь тонн сена на корову за зиму - пара стогов, от выпаса до выпаса, плюс витамины, силос... С механизацией это не суперсложно. Но, но... Даже овец не держат или коз, хотя козлятина вполне себе, если правильно разделать и обработать. Не хотят, или не могут? не могу сказать.
  15. Ой, да ты чё? Правда что ли? Ходаковский в 2014-м к МГБ имел отношение и он не знал, что русскоязычные наёмники заменили в ВСУ младший командный состав, иначе укры не начали бы гражданскую войну? Да неужели? Необычный Ходаковский, а не укры.
  16. Почему оставшиеся в России евреи молчат, когда подобные мерзости кричит один из них? Сколько еврейский конгресс на СВО отправил деятелей своих, сколько и чем помог фронту, добровольцам? Где эти общественные деятели? Родина позвала и они спрятались под лавку? Или Россия и не родина им вовсе?
  17. https://www.nix.ru/computer_hardware_news/hardware_news_viewer.html?id=211577 В российском судостроении всерьез говорят о возвращении на пар Дата: 23 января 2023 9 ноября 2022 г. состоялось заседание Комитета по металлургии и тяжелому машиностроению ассоциации «Лига содействия оборонным предприятиям» на тему «Перспективы обеспечения металлургическими материалами базовых отраслей промышленности». Об одном любопытном моменте этих перспектив рассказал собравшимся Виктор Семенов, генеральный директор ЦНИИчермет им. И.П. Бардина. «Поручением министра ЦНИИчермету поручено провести аудит всей металлургии новых присоединенных территорий, а это ни много ни мало миллионов 14-16 тонн металлопродукции в проектных мощностях», – рассказал Виктор Семенов. По его словам, металлурги новых регионов жаждут выйти на российский рынок, и, что особенно важно, они умеют отлично демпинговать, поскольку занимались этим в мировом масштабе все постсоветские десятилетия. «Пора сказать об этом, – подчеркнул Виктор Семенов. – Может быть, громко кричать не надо, но я впервые называю их частью нашего рынка. Даже после того, как "Азовсталь" разбомбили, и там будет реально парк, мы туда ездили, смотрели, команда наша работает, оборудование будет сконцентрировано на других площадках, на том же "Ильиче", который по проектной мощности тоже 5 млн тонн. И при нашем избыточном предложении своих мощностей на рынке металлургии, обрезке европейского рынка, тяжелом развороте на Восток, этот комплекс сложных вопросов металлургам надо сегодня иметь в виду». В общем, большой радости директор ЦНИИчермета по поводу усиления отрасли, которая в 2021 г. выплавила 76 млн т стали, не выразил. Что касается цен и демпинга, то по этому поводу высказал свое мнение Алексей Рахманов, генеральный директора АО «Объединенная судостроительная корпорация» (ОСК). «Про цены, наверное, только совсем чуть-чуть скажу, – заявил глава ОСК. – И логика будет очень простой: вся страна, включая металлургов, живет по внутренним ценам на газ, а цены на металл у нас почему-то к лондонской бирже привязаны. Мне кажется, пора уже эту пуповину обрезать… Мы посмотрели маржинальность предприятий, которые нам поставляют то или иное оборудование. И оказалось, что одной только маржи в цене нашей гражданской продукции 17%. Это прибыль предприятий, которые нам поставляют железо, приборы и все остальное. А мы живем в лучшем случае на 2,5%. И нам еще и говорят: ну вы прямо жируете, ребята! Все-таки какая-то справедливость должна быть». Так что демпинг со стороны металлургических предприятий регионов, недавно вошедших в состав России, может оказаться весьма кстати. Если, конечно, им позволят демпинговать. Тут им не дикий Запад. Вообще говоря, при всей остроте обсуждаемых металлургами проблем, главной изюминкой заседания стало все же присутствие главного корабела страны Алексея Рахманова. Это руководитель из разряда тех, кто не лезет за словом в чужой карман. Вот несколько его самых интересных высказываний в этот день. «Мы снова, как во времена индустриализации, начинаем рассчитывать на свои силы, хотя и тогда супостаты нам напродавали лицензий и заводов». «Мы уже ушли от термина импортозамещение. Наверное, надо с пиететом относиться к понятию технологический суверенитет, но на самом деле то, о чем надо говорить, это импортоопережение, потому что догоняющие никогда не будут первыми. А во-вторых, ну для чего же у нас сохранилось, слава тебе господи, столько научных специалистов, которые еще помнят, как оно все было. Нам надо еще раз стряхнуть с себя пепел. Или опилки». «Мы столкнулись с тем, что у нас снова появились проблемы с нашими высокопрочными сталями. Что-то значит в консерватории не так, раз такие достаточно понятные позиции вдруг снова стали проблемой». «Коллеги как делали арматуру для заборов, ну пусть на этом и концентрируются. Хорошая маржа. Почему нет? Каждому свое, как было написано на известном входе в одно печально известное заведение». «Жизнь меняется, но если вы думаете, что судостроители чужие люди металлургам, то я все-таки напомню, что первый паровоз, первый танк и первый мартен были построены на заводе "Красное Сормово". Хотите верьте, хотите нет. Факт исторический». Что касается последнего утверждения, то стоит уточнить, что речь идет о первой в России мартеновской печи (1870 г.), первом пассажирском паровозе отечественной конструкции (1911 г.) и первом советском и первом русском серийном танке «Борец за свободу тов. Ленин» (1920 г.), который представлял собой нелицензионную копию французского Renault FT-17. Но особенно заинтересовал рассказ главного судостроителя об одной специфической проблеме отрасли. Речь зашла о сталях, необходимых для производства так называемых азиподов – азимутальных подруливающих устройств, представляющих собой гребной винт с электромотором в поворачивающемся на 360 градусов герметичном корпусе под днищем судна. Это решение высокотехнологичное, но сложное, а для российского судостроения, оказывается, еще и вынужденное. «В ситуации, когда последний низкооборотный дизельный двигатель был произведен в России в 2007 году, а потом по требованию MAN мы уничтожили всю документацию, то ничего другого, как электродвижение, нам для производства крупнотоннажных судов не остается, – рассказал директор ОСК. – И ключевой вопрос в том, что бочка с моторчиком и одним винтом всегда будет эффективнее по КПД, чем многочисленные преобразования энергии из поршневой машины в электрическую, а из электрической в механическую. Потери надо снижать». Видимо, со снижением потерь пока не очень получается, поэтому Алексей Рахманов рассказал, как на совещании у одного большого начальника был задан вопрос: «Ну так что, можете создать низкооборотный дизель?». На что прозвучал ответ: «Конечно, можем! Но конструкции образца 1908 года». «Вы будете смеяться, но в связи с отсутствием мощного, 15-20 МВт и выше, низкооборотного дизеля всерьез говорят про возвращение на пар, – сообщил главный судостроитель страны. – То есть ставить котлы, дальше паровые турбины и давать электроэнергию для электромоторов. Я понимаю, когда ядерный реактор является источником сильно перегретого пара, а с котлами куда уж? Нельзя же возвращаться в 19 век!» *** Комментарий НИКСа. Мало кто знает, что в свое время Россия Киев у поляков не отвоевала, а купила. Левобережная Украина вошла в состав Российской империи по условиям Андрусовского перемирия 1667 года. Киев расположен на правом берегу, но по условиям договора временно, на 2 года, он передавался России, поскольку там в тот момент располагался русский гарнизон. После его вывода город должен был отойти Речи Посполитой. Однако царь Алексей Михайлович гарнизон так и не вывел. Эта неурегулированная ситуация тянулась почти 20 лет, пока в 1686 году поляки, не имевшие возможности решить спор силой, согласились продать Киев царевне Софье. Торг начался с 800 тыс. рублей, а закончился суммой в 146 тысяч, что по тем временам составляло примерно 10% годового бюджета страны. В уплату за Киев поляки вывезли из Москвы на телегах 7 тонн серебра. Хотите верьте, хотите нет. Факт исторический. В общем, картина получается следующая. Территории, на которых расположен Херсон, вошли в состав России, разумеется, не после референдума 27 сентября 2022 года, а несколько раньше – по Кючук-Кайнарджинскому мирному договору с Османской империей 1774 года. Киев стал частью Российской империи по «Вечному миру» с Речью Посполитой в 1686 году. Харьков возник около 1630 года на территории Белгородского воеводства, вошедшего в состав Великого княжества Московского по Благовещенскому перемирию с Великим княжеством Литовским в 1503 году. Так что для того, чтобы вернуться хотя бы в 19 век, России надо еще очень и очень постараться. Холдинг НИКС – это сеть из более чем 100 магазинов цифровой техники по всей России; это инжиниринговый центр по проектированию высокотехнологичных производств «Проектмашприбор», на 75% принадлежащий компании НИКС и на 25% – Госкорпорации «Ростех»; это нанотехнологическая лаборатория, в стенах которой разработаны и изготовлены сканирующие туннельные микроскопы, исследуется квантовый электронный транспорт в металлических наноструктурах, ведутся работы по квантовым вычислениям; это агропромышленный комплекс «Тюринский» площадью 19 800 га в Тульской области, который по производительности труда сопоставим с немецкими фермерскими хозяйствами.
  18. https://lsop.ru/news/announcements/sergey-chemezov-rasskazal-ob-itogakh-raboty-v-2022-godu-i-opredelil-zadel-na-budushchee/ Сергей Чемезов рассказал об итогах работы в 2022 году и определил задел на будущее Пресс-центр Ростех Дата: 27 янв 2023 На Госкорпорацию "Ростех" в 2022 году легла огромная ответственность: не только обеспечить выполнение гособоронзаказа, но и нарастить производство наиболее востребованных для нашей армии оружия и боеприпасов для успешного проведения специальной военной операции (СВО). Эту задачу корпорация с успехом выполнила. Армия получила и современное оружие, и боеприпасы, о которых в Киеве неустанно твердили, что "они вот-вот закончатся". С какими итогами "Ростех" закончил 2022 год, какие планы у корпорации на этот год, генеральный директор предприятия Сергей Чемезов рассказал в интервью РИА Новости. – Сергей Викторович, что вы считаете основным итогом работы "Ростеха" в ушедшем году? – Мы выстояли. Вопреки ожиданиям противников не остановили конвейеры, не сократили людей, не закрыли производственные программы. Наоборот, набирали специалистов, продолжали поставки военной продукции для армии и наращивали производство. По многим направлениям смогли выполнить обязательства перед Минобороны досрочно. Все ключевые гражданские программы – по авиационной технике, двигателям, электронике, медицине – также продолжаются. В этом большая заслуга трудовых коллективов. Они трудятся в несколько смен, делают для страны все возможное. Это, считаю, главный результат. – В прошлом году объемы гособоронзаказа выросли значительно, какие виды военной продукции оказались наиболее востребованы? – Это все, что сегодня массово задействовано в зоне СВО: ствольная и реактивная артиллерия, бронетехника разных классов, ударные и транспортные вертолеты, штурмовая авиация, истребители. Также тяжелые огнеметные системы, стрелковое оружие и боеприпасы. В новостях можно видеть множество примеров нашей техники, помогающей решать задачи СВО. Это и танки Т-90М "Прорыв", и "Искандеры", и разные виды РСЗО, и боевая авиация – вертолеты Ка-52, Ми-28, истребители Су-35С и Су-57, беспилотники "Куб" и "Ланцет" и многое другое. Важно, что мы работаем во взаимодействии с военными и имеем обратную связь. Так мы можем быстро реагировать на меняющиеся потребности, вносить конструкционные изменения и улучшать нашу продукцию. Кстати, например, автомат АК-12 существенно доработан по результатам применения в СВО. Он стал намного удобнее, эргономичнее. В этом году в серию пойдет уже обновленная версия. – В прошлом году много говорилось об отсутствии у армии достаточного количества дронов. Как решается эта проблема? – Мы готовы поставлять беспилотники в соответствии с потребностями Минобороны. Например, "Калашников" работает в этом направлении очень активно, расширяет производство. Те же "Ланцеты" сегодня применяются в зоне СВО интенсивно и очень результативно. Создаются также малые тактические коптеры, которые способны вести разведку, автоматически обнаруживать противника и наводить артиллерию. Могут осуществлять сброс гранат и наносить удары в составе роя. Такая техника существенно изменила характер боевых действий. Понимание этого есть и у нас, и у Минобороны. Мы работаем в тесном взаимодействии по этому вопросу. – СВО требует колоссального количества боеприпасов. Оборонка справляется? – Разговоры, которые сегодня ведут наши недруги о том, что у России якобы заканчиваются ракеты, снаряды, еще что-то – это полная ерунда. Расход боеприпасов в зоне СВО действительно высокий. Речь идет как об артиллерийских и танковых выстрелах, ракетном вооружении, так и о боеприпасах для стрелкового оружия. Соответственно, по заказу Минобороны мы увеличили в несколько раз производство боеприпасов, а по некоторым видам оно увеличено на несколько порядков. – Насколько удалось корпорации достичь заложенных на 2022 год финансовых показателей, несмотря на новые масштабные антироссийские санкции, введенные Западом в связи с СВО? – Окончательные итоги еще не подведены, но некоторые выводы уже можно сделать. В позапрошлом году мы достигли рекордных показателей гражданской выручки: ее доля составила 45,5%. По итогам 2022 года есть некоторое снижение, доля гражданской продукции предварительно будет около 40%. И это хороший, я считаю, показатель с учетом того, что сейчас основные силы сконцентрированы на гособоронзаказе. Консолидированная выручка, по прогнозам, превысит 2,1 триллиона рублей – есть рост, он меньше ожиданий, но он есть, несмотря на санкции и другие трудности. – Какую получили прибыль? И на какую прибыль рассчитываете в 2023 году? – От прогнозов сейчас лучше воздержаться, сами понимаете, почему. Ростех никогда не был суперприбыльным. Во-первых, самоцель для нас – не прибыль, а развитие производства и решение государственных задач. Во-вторых, мы – оборонка, где особенности ценообразования не такие, как в банковском секторе, сырьевом бизнесе или торговле. Сейчас, когда превалирует ГОЗ, в лучшем случае мы работаем "в ноль", если не сказать в убыток. Таково требование времени. Вместе с тем, сказать, что мы совсем не думаем о прибыли, было бы неправильным. Любая компания думает. Потому что от этого зависят ее устойчивость, инвестиции, кадровая ситуация. Наша стратегия предусматривает поступательный рост финансовых показателей, в том числе по прибыли. Есть целевые ориентиры, к которым мы стремимся. – Санкции оставили производителей без комплектующих. Например, у "КАМАЗа" в прошлом году возникли сложности с производством грузовиков поколения К5, а программу МС-21 пришлось, по сути, перезапускать заново. Как оцениваете текущую ситуацию? – Не соглашусь насчет "заново" – программа МС-21 сегодня фактически уже на финишной прямой. Мы решили проблему с двигателем, с "черным крылом". От Росавиации получено одобрение главных изменений в типовую конструкцию, связанных с установкой ПД-14 и крыла из отечественных композитов. В 2023 году планируем начать испытания других систем в составе самолета, чтобы к концу 2024 года сертифицировать полностью российский борт и начать серийное производство. Часть из этих систем уже проходит стендовые испытания. Что касается "КАМАЗа", то результаты говорят сами за себя: по итогам 2022 года выпущено почти 44 тысячи автомобилей. То есть производство сохранилось практически на уровне 2021 года, несмотря на ситуацию на рынке и все сложности. После ухода западных партнеров требовалось заместить несколько тысяч комплектующих. В том числе до конца локализовать производство дизельных двигателей и коробок передач. В итоге камазовцы не просто повторили иностранные технологии, а даже улучшили свою продукцию. Например, грузовик К5 получил сниженный расход топлива, стал менее шумным и может заезжать на сервис раз в 150, а не в 120 тысяч километров, как было ранее – это очень хороший показатель, даже если сравнивать с именитыми мировыми брендами. – Завершение каких ключевых проектов как в гражданского, так и военного сегментов корпорации вы ожидаете в 2023 году? – Сегодня весь наш фокус – на гособоронзаказе. Думаю, в ближайшие месяцы это останется главным приоритетом. Наша основная задача неизменна – 100% исполнение ГОЗ. Объемы возросли кратно, делаем все, чтобы справиться. В гражданской сфере ключевыми остаются задачи авиастроения. Стране нужны свои самолеты – современные и в большом количестве, чтобы навсегда забыть о "боингах" и "эйрбасах". Про МС-21 я уже говорил. Еще один проект – импортозамещение "Суперджета". В этом году мы рассчитываем закончить весь комплекс испытаний двигателя ПД-8 для получения сертификата типа, а затем завершить испытания этого двигателя в составе самолета. Аналогично и с другими системами и агрегатами самолета. Чтобы уже в следующем приступить к серийным поставкам лайнера в авиакомпании. Задача сложнейшая, наши авиапредприятия работают на пределе. В такие сроки никто в мире не воплощал в жизнь такие проекты. – Про авиастроение говорится сейчас очень много, а что в других отраслях, где вы работаете? – В корпорации более 800 предприятий, мы охватываем множество отраслей. Проще сказать, где мы не работаем. Еще одна отрасль, где от нас очень ждут результатов, – энергетика. Ведь санкции полностью запретили поставки в страну энергетического оборудования. В этом году мы готовы передать "Газпрому" первые четыре газотурбинных агрегата ГТА-8 для энергостанции, питающей нефтегазодобывающую платформу. В том числе это оборудование способно работать в условиях Арктики. Таких проектов в России не было, до этого применялось исключительно импортное оборудование. Кроме того, буквально на днях мы осуществили первую поставку серийной турбины ГТД-110М. Это турбина большой мощности для выработки энергии, единственная на данный момент в России в таком классе. Полностью отечественная разработка. Она заменит иностранные агрегаты, например, Siemens и General Electric. Я бы назвал это эпохальным событием. Отмечу также медицину, где мы работаем по линии фармы (создаем вакцины, препараты для иммунопрофилактики) и медицинской техники. Например, в этом году на Уральском приборном заводе запускаем в серию новую линейку аппаратов искусственной вентиляции легких "Мобивент". Ее можно использовать, в том числе, для лечения недоношенных детей. – В 2022 году "Ростеху" исполнилось 15 лет: каковы главные "промежуточные" итоги работы госкорпорации за этот серьезный срок? Какие ключевые задачи для развития отечественной промышленности удалось решить, благодаря ее созданию? – Главный итог – это то, каким стал "Ростех". Из россыпи предприятий, тонущих в убытках, мы стали крупнейшей производственной компанией страны. Пятнадцать лет назад почти половина переданных нам предприятий была в кризисе. Долги многих организаций копились еще с 1990-х годов. Техническая оснащенность производства была на очень низком уровне. Были огромные проблемы с производством гражданской продукции и ее сбытом. В 2009 году выручка наших компаний составляла примерно полтриллиона рублей, убыток при этом был 60 миллиардов рублей. Сегодня картина совсем другая: современное оборудование, новые цеха, новые виды продукции. Выручка выросла в четыре раза. Мы смогли создать компанию, которая успешно противостоит внешнему давлению и выпускает тысячи видов продукции, как военной, так и гражданской – от самолетов до вакцин. – Планируется включить какие-либо новые гражданские или военные предприятия в состав "Ростеха"? – Расширение численности компаний – не самоцель. Есть два сценария. Либо мы вступаем с компанией в партнерство, если у нее есть интересные компетенции, выход на рынки и так далее. Либо есть решение государства, и требуется нормализовать работу какого-то актива, либо нужна консолидация компетенций, как было с авиастроением. За несколько последних лет по этому пути в наш состав вошли предприятия КТЗ, УВЗ, ОАК, других компаний. Сегодня все они стабильно работают. Один из ярких примеров – "Курганмашзавод", где производят современные виды бронетранспортеров, боевых машин пехоты, другой техники. Он входил в состав "Тракторных заводов", которые получили печальную известность и едва не утянули на дно множество активов по всей стране. Мы буквально спасли легендарный завод от остановки и банкротства. Сегодня он успешно работает в составе "Высокоточных комплексов", поставляет необходимую для СВО бронетехнику, своевременно выполнил в 2022 году ГОЗ на поставку БМП-3, десантных БТР-МДМ и БМД-4М. Недавно было принято решение о передаче нам еще 15 заводов, значительная их часть – пороховые. Это казенные предприятия, которые производят спецхимию и комплектующие элементы боеприпасов. Будем их акционировать, интегрировать в структуру двух наших холдингов, проводить модернизацию и перевооружение. С 2022 года мы ведем оперативный мониторинг деятельности этих заводов. Уже определены их потребности в оборудовании. В их обновление планируется инвестировать десятки миллиардов рублей. Цель этих мероприятий – создание нового облика боеприпасной отрасли. – На какую сумму планирует поставить вооружений за рубеж Рособоронэкспорт в 2023 году? Удалось ли выполнить план спецэкспортера по поставкам оружия в уходящем году? – Как уже сказал, сейчас основные усилия наших предприятий сконцентрированы на выполнении ГОЗ. Вместе с тем, "Ростех" имеет надежных партнеров в Азии, на Ближнем Востоке, на африканском континенте, в Латинской Америке. Мы ценим их принципиальную позицию и находимся с ними в тесном контакте, совместно решая самые сложные задачи. Есть планы по наращиванию нашего сотрудничества. Традиционно, не буду раскрывать детали, ведется работа Рособоронэкспортом в соответствии с теми задачами, которые ставятся нам президентом и правительством. В целом могу сказать, что мы справляемся, несмотря на противодействие недружественных стран. Сдавать свои позиции на мировом рынке вооружений мы не собираемся. – Насколько оправдывает себя система взаиморасчетов с иностранными партнерами в национальных валютах? Каков процент оружейных сделок сегодня совершается в них? – Мы уже неоднократно заявляли о переходе на расчеты с нашими партнерами в национальных валютах. Это были своевременные и, как показывает сегодняшняя обстановка, оправданные действия. К настоящему времени доля таких договоренностей близка к 100%.
  19. ключевое здесь "бывший" Мозги сдал, а при увольнении забыл забрать. Бывает Зачем этот бред РИА тиражирует?
  20. Британской полиции не всё равно, работают на совесть, горят на работе. Молодцы, чё
  21. Успел сгруппироваться. Лицо не синюшное, опять же, странно, из-за множественных гематом обычно ещё и отёки... Шея странно зафиксирована. Задело слегка, видимо. Хорошая выучка.
×