Jump to content

    Как Мосцицкий Гитлера и Сталина победил

    Yennefer
    By Yennefer,
    Lewica.pl   31 августа 2009 г.   Кшиштоф Пацынский     Как Мосцицкий Гитлера и Сталина победил   Попробуйте представить себе такую замечательную картину: польские войска, вступающие в Берлин, а затем президент Мосцицкий с осанкой памятника и жёстким взглядом принимает в Кремле безоговорочную капитуляцию от покорно склонившегося Иосифа Сталина. Да, вы не ошибаетесь. Это могучая II Речь Посполита вместе с союзническими державами выиграла Вторую мировую войну.   Конечно, это только фикция, но какая захватывающая. Фикция, добавим, которая вышла непосредственно из кухни польского телевидения и широко доступна на наиболее посещаемом СМИ в мире – на youtube. Этот десятиминутный парадокумент убеждает нас, что Польша могла победить как Гитлера, так и Сталина. Это на километр отдаёт ложной логикой.   Фильм начинается, как в действительности: с подписания пакта Риббентропа-Молотова, чему сопутствует замечательно сыгранная сцена, как оба диктатора по-братски обнимаются, поставив свои подписи под этим смертельным приговором нашей стране. На этот раз Гитлер явно превозмог свою врождённую нелюбовь к путешествиям.   Затем мы видим мудрых польских штабистов, склонившихся над картами в обществе президента Мосцицкого, планирующих оборону перед угрозой, которую – о, диво! – на этот раз они вовремя заметили. Чтобы обеспечить себе помощь, предусмотрительный президент Мосцицкий лично едет в Токио и уговаривает добродушного императора Хирохито подписать пакт о взаимопомощи, согласно которому Япония нападёт на СССР, если он осмелится поднять руку на Польшу. Император явно страдает провалами в памяти, забывая, что всего несколько месяцев назад войска генерала Жукова задали его армии неплохую трёпку в Монголии. А наш президент, в свою очередь, вопреки устоявшимся клеветническим утверждениям, оказывается дальновидным государственным деятелем. В фильме, как видно, нет невозможных вещей, ведь в чём заверяет нас название «Так могло быть!»   Немецкое вторжение начинается, но польское войско быстро останавливает агрессора. Значит ли это, что наши командирские кадры сумели превозмочь привитую им некогда маршалом Пилсудским нелюбовь к танкам и самолётам? Фильм об этом как-то не вспоминает. Но ведь «так могло быть».   Гадкие французы, конечно, сидят спокойно за линией Мажино и даже не думают помогать союзнику, чем приводят в бешенство премьера Черчилля. Когда и как, без блицкрига на западе, погружённый в политическое небытие престарелый британский лев пришёл к власти, неизвестно, хоть ведь «так могло быть». А что случилось с нажимом французов на упрямого островного соседа, чтобы сделать что-нибудь в польском вопросе?   В конце концов, Сталин нас не подвёл и предательски нанёс удар по восточным Кресам. Но тут он встречает сопротивление поспешно сформированных подразделений, состоящих из украинцев и белорусов, которые воспылали внезапной горячей любовью к Речи Посполитой. Японцы тоже не сидят сложа руки и в один день громят советские силы на Дальнем Востоке. Перепуганный «дядя Джо» умоляет Польшу о перемирии.   После достижения этого успеха, чтобы добить нацистов, Черчилль вместе с генералом Андерсом, чьи таланты санационная элита должна была внезапно оценить, а его самого полюбить, едет в США, чтобы интриговать с генералом Паттоном насчёт создания американского корпуса, который пришёл бы на помощь Польше. Президенту Рузвельту идея не нравится, но нажим американской Полонии, которая, как давно известно, является тамошней могучей политической силой, вынуждает его поддаться.   Ловкая польская разведка обманула своих нацистских, более тупых, коллег по профессии, высылая при помощи «Энигмы» (мы быстро получили эти «Энигмы», чего там) фальшивую информацию о планируемой высадке в Нормандии. Тем временем американские суда, ведомые прославленными на всех океанах мира польскими военно-морскими силами, никем не замеченные, проскальзывают через датские проливы и причаливают в Дембках. А почему бы и нет? Пляж, как любой другой.   Дальше всё пошло как по маслу. Германия была занята, а Гитлер взят в плен. Затем генералы Паттон и Кутшеба совершают нечто, что не удалось фраерам, типа Наполеона, то есть покоряют и занимают весь СССР. Сталин вынужден безоговорочно капитулировать перед представителями держав-победителей: президентом Мосцицким, премьером Черчиллем, императором Хирохито и Паттоном, который победил на внеочередных президентских выборах (что случилось с Рузвельтом, и когда была изменена соответствующим образом американская конституция, фильм, понятно, не объясняет, чтобы не портить возвышенного настроения). А потом происходит встреча на высшем уровне в Юзефове, во время которой мудрый и дальновидный химик в президентском костюме предлагает создать Европейский Союз на базе прав народов и христианских ценностей. Ведь так могло быть, вместо федералистических поползновений безбожного Брюсселя.   Гитлер, Сталин, Молотов, Геринг и другие приземляются на скамье подсудимых в Нюрнберге. А сегодня, почти через 70 лет после окончания той войны, мы видим снимки офиса Европарламента в Варшаве.   История, признаюсь, интересная. И она могла бы стать комедийным парадокументом или первоклассным гротеском. К сожалению, вместо этого мы получили очередное доказательство того, что, утверждаемые в этом как нельзя более официальными средствами (ведь фильмик вышел под патронажем публичного телевидения), мы не в состоянии серьёзно дискутировать о собственной истории и извлекать из неё надлежащие выводы. Нас хватает самое большее на выдумывание рассказов, как «могло быть», если бы генерал Кутшеба въехал в Москву. Конечно, так «могло быть», подобно, как пан Твардовский мог поселиться на Луне, а барон Мюнхгаузен вытянуть себя за волосы из болота или летать на пушечных ядрах. Но не более того. Нельзя извлечь из драматической, что ни говорить, истории выводы в категориях барона Мюнхгаузена. Хотя сравнение этого фильмика с литературным шедевром – это сильное преувеличение. Если б авторы хотя бы ставили перед собой такую же цель, что и автор приключений сумасбродного барона.   ОРИГИНАЛ

    Как приручить россиянку?

    Yennefer
    By Yennefer,
    WP.PL   14 марта 2009 г.   Антон Келлер   Как приручить россиянку?     «Россиянка в заботе о муже должна принести ему палку, чтобы Венец Творения не уставал в поисках орудия, которым он изобьет жену», - утверждает в эссе «Вопросы gender в современной России» Илья Роготнев, уральский писатель молодого поколения. (Примечание переводчика: Первоисточника - эссе на русском языке - я, к сожалению, не нашла) И что-то в этом есть. Когда речь идет о верности, жертвенности и выдержке – россиянки относятся к мировым лидерам.   Дамско-мужскими отношениями, что бы ни кричали об этом феминистки, управляет закон спроса и предложения: демография в России хромает больше, чем у нас, мужчин там как на лекарство, а уж такой тип, который не хлещет вусмерть с утра до вечера, не гниет в тюрьме и не вздыхает при виде юношеского торса – это настоящий клад. И об этом кладе надо заботиться! Нехваткой мужской популяции России пользуются соседи. И ты тоже можешь стать для одной из этих красавиц исполнением ее снов, объектом воздыханий и нежных забот. Но, чтобы ее не спугнуть, стоит – особенно в начальной фазе – помнить о нескольких правилах.   Не старайся понравиться ей деньгами     Даже если облюбованная тобой россиянка – не миллионерка, то вполне вероятно, что ее дядя, тетя, однокурсник или сосед воспользовались растущими в 2000-2008 годах ценами на нефть. Хаммеры, большие джипы, роллс-ройсы в России встречаются гораздо чаще, чем в Европе и в Соединенных Штатах, и не только на улицах Москвы или Санкт-Петербурга. Первоклассных автомобилей и вообще вызывающего потребления полно и в провинциальной России. Но роскошь уже перестает быть модной! К укрощению россиянки ты приблизишься, если выскажешь пару слов в адрес типов, кичащихся богатством.   Не старайся понравиться ей знаниями!     Если ты даже окончил Кембридж – российскую красотку не переговоришь. Если даже окажется, что она прочитала не все произведения Гуссерля, то и так нагнет тебя Хайдеггером. В России придают огромное значение образованию, с особым нажимом на гуманитарные науки. И лучше всего ориентируются в мире культуры именно женщины.   Восхитись Борисом Ельциным!     Вопреки существующим у нас стереотипам, воплощением обаяния и красоты для россиянки не является ни Владимир Путин, ни Дмитрий Медведев. Россиянки насмехаются над диктаторскими предводителями своей страны. Их до слез смешат женственные движения Медведева и возмущают капральские шуточки Путина. Политиком, которого они ценят, бывает зато покойный Борис Ельцин. И не из-за его – безусловно, спорного – личного шарма, а из-за той несбывшейся надежды на свободу и демократию, которую он посеял пятнадцать лет назад. А то, что он грубиян и пьяница? Почти каждый мужчина, которого встречает россиянка, раньше или позже оказывается запьянцовским троглодитом (у тебя она тоже подозревает такой «правдивый облик»), но демократию не строит ни один из них. А значит, не забудь сказать пару теплых слов о Ельцине, если даже они с трудом пройдут у тебя через горло.   Не будь знатоком музыки!     Если ты уже спрятал в гараж своего шестисотого мерса, признал за девушкой правоту в вопросе гегелевской триады, посмеялся над Медведевым и с ностальгией вспомнил о Ельцине, пора приступать к очередной теме для беседы. Классическая музыка – тут можешь не заморачиваться. Самое большее – сразу дай понять, что ты ошеломлен знаниями своей новой подруги о Генделе и Берлиозе. Если же ты не кончал консерватории по классу музыкальной подготовки, у тебя, скорее всего, нет шансов на беседу с обычной россиянкой на уровне, на котором ты не выглядел бы абсолютным невеждой.   Осторожнее с восторгами по поводу русского рока!     Можешь зато попытаться поговорить о роке. Теоретически хорошо было бы похвалить какую-нибудь из российских групп, но если твои знания о русском музоне ограничиваются творчеством «Арии» и группы «Ленинград» во главе с Сергеем Шнуровым, лучше воздержись. Россиянка наверняка с презрением изогнет губы, отвечая таким образом на твои восторги по поводу «коммерции». Настоящий российский рок, который ее захватывает – это малоизвестные провинциальные группы из Екатеринбурга, Иркутска, Перми или Владивостока, которых ты, само собой, просто не можешь знать. Но – узнаешь, этого тебе не избежать. Если – несмотря на интенсивное изучение русского языка – ты не поймешь из MP3, который тебе пускает россиянка, ни одного слова, а хрипы и подвывания просверливают твой мозг навылет, можешь смело хвалить произведение. Наверняка это ее любимая группа!   Позволяй себя бить!     Слабость мужчин и их недостаточная численность пробудили в российских девушках первобытные желания. Россиянка будет искать в тебе мачо. Ты совсем не должен им быть, девушка сама сумеет, выдавая желаемое за действительное, увидеть на твоем теле мускулы, которых у тебя нет, а в твоих добрых глазах бухгалтера из артели инвалидов – зрачки агрессивного охотника. Однако иногда, особенно во время ласк, она может забыть о том, что воином ты стал только в ее воображении, будет бить тебя кулаками по животу (твердому и мускулистому, как она верит), вешаться на твоем бицепсе (стальном, как ей кажется), садиться тебе на плечи (титанические, в ее воображении). Позволяй ей это! За эти ее мелкие шалости ты заплатишь – самое большее – несколькими синяками и ссадинами, но зато приобретешь женское восхищение, а временами, может быть, и восхищение самим собой, если и ты уверуешь в то, что ты – мачо.   Носи ее на руках!     По той самой простой причине, которую мы привели в предыдущем пункте. Тебе не надо напрягаться, когда вы вдвоем. Но если вы случайно встретите ее однокурсниц или сотрудниц, или вместе с ними отправляетесь в клуб - пронеси ее, хотя бы на короткую дистанцию. Она знает, что одинокие подружки ее возненавидят, но за этот полный восхищения и зависти взгляд, которым они вас окинут, она отдаст тебе все.   Время от времени протрезвляйся!     С точки зрения так называемой культуры потребления алкоголя ты должен хоть немного отличаться от россиян в лучшую сторону. Это нетрудно и в принципе сводится к тому, чтобы раз в какое-то время протрезветь. Распространенность пития в России приводит к тому, что кабаки, автобусы, спортивные клубы и прочие места, где можно встретить мужчин, воняют похмельем. Поэтому твоя россиянка будет убеждать тебя в том, что мужчины должны использовать больше духов и одеколона, чем женщины, так как «по природе своей пахнут плохо и интенсивно». А когда вдруг случится, что утром от тебя не будет нести перегаром, и твоя дорогая спросит, что у тебя за новый одеколон, ответь: „Eau de Pologne”.   Оцени ее макияж/отсутствие макияжа!     Среди россиянок распространены две крайние тенденции относительно макияжа. Часть девушек создает у себя на лице толстую скорлупу из флюида, пудры, помады и теней для век, будучи убежденными в том, что «только россиянки умеют хорошо краситься». Вторая часть тем временем не красится вообще, подчеркивая, что «россиянки не умеют краситься». Какую бы из школ ни представляла твоя избранница – признай ее точку зрения истинно верной. Для россиянок макияж или его отсутствие представляет собой важный культурно-политический вопрос, тотем, отличительный знак, личную манифестацию.   Не хвали ее тряпки! Не поверит!     Россия гипермодна, модна до крайности. На улицах ни одного из западноевропейских городов не встретишь столько женщин, выглядящих так, словно пришли сюда просто с подиума. С тем, что тряпки всемирно известных марок, которые наиболее охотно покупаются в России, отличаются от своих западных аналогов шкалой преувеличения. Если блузка в обтяжку, то ты увидишь под ее фактурой каждую складочку на коже девушки, если юбка мини – то она наверняка не будет прикрывать трусиков, каблуки туфель напоминают ходули. Российская улица выхватывает тенденции мировой моды и адаптирует для своего использования ее извращения. Несмотря на это, россиянки убеждены в том, что они и так недостаточно модны. Шок они испытывают только на улицах Парижа или Лондона, когда оказывается, что там никому не приходит в голову наряжаться на работу как Наоми Кэмпбелл. Вывезенная в одну из таких столиц россиянка уже после первой прогулки впадет в прострацию, затем закроется на несколько часов в гостиничном номере и в поте лица будет трудиться над комплектацией нового наряда из привезенных с собой экстравагантных элементов. Так, чтобы затеряться в толпе. Не хвали ее ни тогда, когда она модна до преувеличения, ни тогда, когда ей удастся избавиться от экстравагантного стиля. И так она тебе не поверит! Комплексы, связанные с классом моды на Западе, у нее сильнее, чем контакт с действительностью.   Не выходи из постели!     С прирученной таким образом россиянкой ты можешь смело выбираться в страну чувственных наслаждений. Здесь тебя ждет тяжелый труд, потому что по страстности россиянка наверняка превзойдет не только других славянок, но пламенных итальянок или испанок. В постельных игрищах с нашей восточной соседкой ты найдешь нечто экстатическое и одновременно отчаянно-смелое. Она любит так, словно каждый секс – первый и последний. Она стремится к совершенству, для нее нет недозволенных вещей, если речь идет о том, чтобы доставить наслаждение вам обоим. Благодаря воспитанию, избавленному от религии и консервативных влияний - наследству Страны Советов, ее подход к телесной любви свободен от какой-либо скованности. В том числе в том, что касается безопасного секса. Финал таков, что уже через несколько недель знакомства ты можешь поздравить себя, так как ты помог в исправлении демографический ситуации у одного из наших соседей. А ведь именно этого и хотелось с самого начала, по крайней мере, одному из вас. Правда?   ОРИГИНАЛ      

    Разрушенная память

    Yennefer
    By Yennefer,
    "Przegląd"   13 марта 2009 г.   Юлия Лапиньская   Разрушенная память   От советской базы остался только дикий сад, несколько домов с выбитыми окнами и развалины     Когда строился дворец для генерала Фридриха фон Паулюса, никому не приходило в голову, что через несколько лет его разрушат, а на его месте возникнут советские казармы. В те времена, когда дворец еще был цел, местность называлась Вестваленгоф. Россияне, когда устраивали здесь свою военную базу в Польше, назвали эту местность Грудек. На Западном Поморье они квартировали больше полувека. Когда последние отправляющиеся в неизвестность российские части выехали в 1992 году из Польши, опустевший городок обозначали на картах как Кломино. Словно бы каждый раз тот, кто сюда приходил, хотел затереть следы своего предшественника.   Сегодня от городка остался только дикий сад и несколько домов с выбитыми окнами. Развалины старой школы. Ее крыша обрушилась в этом году. Солдатская столовая превратилась в груду кирпичей. Знак при въезде информирует об отсутствии крышек на канализационных люках. Новых устанавливать не стоит – снова кто-нибудь заберет. Дорогу, мощенную еще при немцах, разворовали. Хватило неполных двадцати лет, чтобы окончательно унизить этот городок воровством. Даже убежища для беженцев или наркоманов из него уже не получится. Сначала здания охраняло войско польское, потом – нанятый сторож. Когда из города исчезло все, представлявшее какую-то ценность, гмина Борне сторожа уволила.   Для гминных чиновников разорение Грудека – это неудобная тема. Сейчас все, что еще осталось, превращается в развалины. Битым кирпичом из Кломино засыпаются дороги в окрестных лесах. Город понемногу уходит в землю. Немного лучше, чем здания, сохраняется память. Она оживает в золотых кольцах, которые оставили здесь русские. В Сыпнево и Чесанцах у каждого есть какой-нибудь предмет, напоминающий о недавних соседях. Однако здесь неохотно разговаривают с чужими о тех годах. Совсем как о первой застенчивой любви.   Офицерское пианино   «Золотые часы «Заря» с выпуклым стеклом я у них купила, внук до сих пор ими играет», - Алиция, как любой житель Сыпнево, любила торговать с русскими. От них у нее первое колечко, перстни, на которых она выгравировала инициалы – свои и мужа, фонарик и электрический самовар. Самым ценным приобретением было черное пианино, купленное у русского офицера. Оно стоит в салоне, на нем никто не играл после смерти мужа, костельного органиста. Офицер, который его продал, часто, приходя к ним в дом, садился за пианино. Играл, потому что не любил много говорить. Иногда только у него вырывалось: «Кто пережил Афганистан, тот все переживет».   Совсем другое дело – его жена. Русские женщины вообще были очень общительными. Впрочем, работы для них здесь было немного. Некоторые работали учительницами или продавщицами, а остальные были просто спутницами своих мужей. Со скуки гуляли по Грудеку или по несколько раз в день ходили в единственный магазин городка. Именно здесь чаще всего завязывались польско-российские знакомства. Люба, жена офицера, который продал пианино, заговорила с Алицией в очереди. Сразу пригласила ее домой. Просто сказала: «Пошли со мной». Немногое там было – кровать, какой-то столик, к стене прибит пестрый ковер. Скатерть, на которую Люба поставила чай, был прикрыт газетой «Правда», чтобы не запачкалась.   В других квартирах Алиция видела раскладушки и газеты вместо занавесок. Офицеров в каждую минуту могли перебросить на другую базу. Они научились не привязываться к месту. У Любы было уютнее, она словно бы не хотела соглашаться с временностью этой жизни. Обычно русские женщины приезжали спустя полгода после своих мужей. Они были очень красивые, и на вечеринках мужчины часто приглашали их на танец. Но тогда Люба смотрела на мужа, словно спрашивая его взглядом, можно ли пойти. Потом отказывалась. Мужчина – это у них царь.   Когда женщины встречались, они любили пить самогон. Правда, у Любы он хорошо получался. А какие пельмени она готовила! Алиция пробовала сделать такие же, но у нее никогда не получался такой вкус. Именно за вкусом, связанным с русскими, в Сыпнево тоскуют сильно и явно. Что сладко, то и в самом деле сладко, как огромные шоколадные конфеты. Запаха рыбных консервов Алиция тоже не забудет – сочные, большие куски, погруженные в масло. Каждая банка – почти литровая. «У них всегда все было больше, чем у нас. Когда ты покупал в Грудеке смалец или масло, тебе его продавали порциями по 12 килограммов». Алиция помнит, как в офицерских окнах сушилась на нитках рыба. Завернутую в газету, ее потом привозили в закусочную в Сыпнево и закусывали ей водку. В эти же вечера кто-нибудь из военных часто заглядывал к Алиции и ее мужу. Один раз их навестил командир ракетчиков с каким-то политическим, из КГБ, которого звали Иван. Алиция как раз купила сыну на день рождения магнитофон. Гости выпивали, весело пели, а она записывала. Перед выходом они все старательно стерли.   Один раз она по глупости заговорила с одним офицером о вере. «Бога нет», - ответил он. Это было незадолго до того, как в Сыпнево состоялись тайные крестины. Муж Алиции, костельный органист, «в миру» работал в госхозе кладовщиком. Там была закусочная, куда приходили русские. Один из них потихоньку договорился с мужем Алиции о крестинах. В церемонии участвовала только мать-украинка с грудной девочкой. Малышка тихонько лежала в кроватке, словно бы знала, что она не должна вредить отцу.   Больше всего Алиции было жалко обычных солдат. «Я смотрела - дети на плацу стоят. В армию призывали восемнадцатилетних. Один раз в Грудеке батальон – 200 таких солдат – бежал в полной амуниции. Я остановилась в тени дерева. В этот день была страшная жара. За батальоном медленно ехала черная «волга», в ней офицер с водителем. Ноги в офицерских сапогах выставил в открытое окошко, рубашка вся расстегнута. Он же за несколько дней перед этим ударил щуплого солдата только за то, что у него пуговица была расстегнута. Я видела. Солдат даже звука не проронил. Русские – это закаленный народ».   Лучше иметь дело с прапорщиками   Рядовым солдатам было запрещено покидать часть. Они выезжали, только если офицер брал их с собой как водителей. Офицер зайдет к полякам, а солдат в машине ждет по несколько часов. Даже зимой в мороз не соглашается зайти в дом, потому что нельзя. Зарплаты у него нет. Единственный его заработок – это обмен товарами. И при этом нужно рисковать. И вот он выносит бензин и консервы из столовой, потом меняет их на сигареты, порно-карты, модные зеркальца с обнаженными женщинами или на еду. Иногда даже меняли тушенку на тушенку – только чтобы шла торговля. К пану Эдмунду из Сыпнево солдаты стучались только ночью. Иногда он что-то у них покупал, иногда нет, потому что обмануть они тоже умели, продавали несвежее мясо. Благодаря торговле с русскими Эдмунд выстроил себе два дома. Лучше всего было иметь дело с офицерами, которых здесь называли прапорщиками (ну так в тексте! – Прим. переводчика). У них была зарплата по 5 тысяч. Из России они навезли золота и телевизоров, будто бы для себя. Очень любили «познакомиться». Более 30 лет Эдмунд каждый день ездил туда после работы. Уже с обеда он не знал, чем заняться, дома делать нечего. А так поедет человек на три часа. Поговорит с одним, с другим. В магазин зайдет. Спросит, нет ли у того, который только что приехал из Союза, чего-нибудь на продажу. Попасть в Грудек обычно не было проблемой. Проходя мимо поста, нужно было только сослаться на кого-нибудь из городка. А кое-кто попроворнее и пропуск себе организовал.   В Борне было труднее, но и там иногда торговали. Один раз, уже в начале девяностых годов, Эдмунд поехал в Борне со своим знакомым Владеком, владельцем большого швейного ателье. Заведующая магазином при их виде выставила за двери нескольких солдат, которые, чтобы убить время, осматривали фуражки и погоны. Заслонила окна. Эдмунд и Владек выпили с толстыми продавщицами две бутылки водки. Выпивка перед началом сделки служила для разрядки напряжения с обеих сторон. Когда все уже расслабились, завмаг выглянула наружу. Строго крикнула проходящим мимо магазина двоим солдатам, чтобы они погрузили товар. Без возражений солдаты загрузили «жук» свертками тканей.   Рядовые на полигоне были тогда по иерархии ниже, чем продавщица. Стресс, унижение и перегрузки время от времени заканчивались громким побегом. То, что сбежал солдат, можно было понять по усиленным патрулям на дорогах. Не всегда такого солдата удавалось вернуть в часть. Иногда беглец был быстрее - до того, как его поймают, он успевал покончить жизнь самоубийством.   Исчезли в одну ночь   Весной 1968 года в Грудек ехали танки – ехали, ехали и не могли перестать. Эдмунд видел, как их тянут на больших транспортерах. Понаехало солдат с Украины и Белоруссии. Везде говорят, что на учения. Раскинули большой лагерь с кинотеатром и столовой. Два месяца Эдмунд пас в околицах коров и наблюдал за лагерным бытом. А однажды пришел, а луг уже опустел. Все исчезли в одну ночь.   Когда Эдмунд осматривал траву, примятую палатками, солдаты были уже в Чехословакии. Утром вылетели с военного аэродрома. Те, кто об этом догадывался, ничего не спрашивали у русских. Поляки тоже знали, что есть вещи, о которых не нужно говорить. За разговоры о войне или о Сталине русским грозила бы высылка. «Мы сами не знали, что с этой политикой, зачем бы мы у них спрашивали?» - пожимает плечами Эдмунд. Ну и вел разговоры об угле или о горючем. С некоторыми людьми разговаривал и о свиньях, но потихоньку, потому что нарушение было серьезным.   «У русских был большой свинарник, - Эдмунд даже сегодня, когда об этом рассказывает, беспокойно оглядывается. – Они хотели заработать, и привезли в Сыпнево подросших свиней. Крестьяне давали им поросят – лишь бы количество штук совпадало. Конечно, добавляли и денег. Русские уезжали с поросенком, которого потихоньку выпускали в свинарник. Обе посвященные стороны были довольны. Не то, что повара в Грудеке, которые все время обсуждали, почему свиньи так плохо растут.   Русские приезжали в Сыпнево не только ради бизнеса. Их привлекали западные фильмы. В Грудеке, несмотря на то, что там были два кинотеатра, было запрещено показывать «Челюсти» иди «Вход дракона». А здесь можно было по нескольку раз смотреть Брюса Ли.   В конце 80-х годов Эдмунд все реже ездил в Грудек. Тогда там появилось много таджиков и кавказцев. После выхода из Афганистана их перебросили на отдых в Польшу. «Они даже не умели говорить по-русски, - вздыхает он с огорчением. – Это были в основном такие хитрецы, что с ними не стоило говорить о бизнесе». Последние полгода перед ликвидацией базы были несчастливыми для русских. На повороте в Сыпнево много их тогда погибло. И все из-за старых «волг», которые им позволили покупать. Ну и садиться за руль после выпивки было нормой. Губила их и самоуверенность. Как того лейтенанта, который командовал расстановкой боевых машин в гараже: «Как вы едете, товарищ! Ближе, ровнее... Ко мне, ко мне...» И так он ругался, что неопытный водитель, который хотел выполнить приказ, впечатал офицерское тело в стену гаража.   Попугаи на ракетной базе   В начале 70-х годов недалеко от дороги, связывающей Сыпнево с селом Швеция, в лесу началось строительство. Его оградили тремя рядами колючей проволоки. Даже надпись «строго секретно» не была нужна. Один раз Бронек Вернер из Чесанца пошел по грибы и забрел в эти околицы. За первым рядом колючей проволоки росли замечательные лисички. Еще шаг – и его бы застрелили. К его счастью, не сделал этого шага. Дело закончилось в милиции.   Охраняемая значительно строже, чем близлежащий Грудек, местность называлась Колония Бжежница. В народе, однако, ее называли «ракетовкой». Что там держали русские, до сих пор неизвестно. Остались шахты и пустые бункеры, в которых спят летучие мыши. На стене одного бункера видно оборванный провод от счетчика Гейгера, Недавно специалисты из Познани измерили внутри радиоактивность - было 0,5 µSv/час. Ходили и слухи, что в Бжежнице дети рождаются не такие, как нужно. Немного там было обитателей – может, человек 300, которые не могли «познакомиться», как те в Грудеке. Временами люди только видели, как россиянки выскакивали из кустов, чтобы попасть на автобус до Вальча. Рисковали, потому им было запрещено покидать базу. Однако для женщины покупки – вещь наиважнейшего значения.   Иногда пан Эдмунд, направляясь в четыре утра на работу в поле, видел, как солдаты возвращаются с маневров. Их проводили только по ночам. Тогда ревели самолеты. Время от времени со стороны «ракетовки» из Сыпнево было видно обширное зарево. Поговаривали, что это химические учения. Один раз, после того, как зарево повторилось несколько раз, племянник старосты выгнал на пастбище сельских коров. 20 из них пало. Три – еще на полигоне, остальные – спустя несколько дней. Все молочные, с хорошим аппетитом. Племянник старосты десять лет тому назад умер от рака, но кто может сказать, от этого ли. Говорят, что офицеры из «ракетовки» держали в каждом доме попугая. Как только попугаи дохли, поднималась тревога. Но что-то, наверно, там испарялось, потому что у каждого офицера были такие глаза, будто он всю неделю чистил лук.   Кшиштоф из Чесанца, которого прозвали Толстый, видел Колонию Бжежница еще перед самым уходом россиян. Один знакомый полковник – фамилию он не помнит – сказал: «Кшись, если захочешь, возьмешь отсюда ненужные вещи». Они с братом въехали в ворота на тракторе. Одно окно в постовой будке было выбито. Посреди соснового леса стояли три многоэтажных здания и десять офицерских домов. Недалеко сад, яблоня, баня. Толстый иначе себе это представлял.   Нагрузили они с братом на трактор извести и разных железок. Столько этого там было, что они три раза в день ездили за новыми партиями, пока польский майор, который приехал принимать базу, не пригрозил им, что ими займется специальная группа. Перепуганный Толстяк пошел к русскому. До сих пор он не забыл, как офицер тогда улыбнулся: «Я тут командую еще три дня. Они пока могут тут все только осматривать» - и похлопал Толстого по плечу. Толстый Кшисек из Чесанца не скажет о русских плохого слова. Это были ближайшие соседи.   Однажды на их подворье въехал на «газике» майор. Представился и объяснил, что приехал «познакомиться». Возле сарая как раз лежали распиленные колоды. Смотрят, а майор уже рубит дрова - ради нового знакомства. За час наколол целый прицеп. Майор часто их навещал. Потом его послали в Афганистан. Через полгода вывезли отсюда его жену и детей. Наверно, погиб. Все время находятся какие-то памятки о русских. Хоть бы это поддельное обручальное колечко, которое должно было быть золотым. К утру оно посинело – было сделано из латуни. Мать купила его для Кшиська у какого-то рядового. Может быть, поэтому Кшись до сих пор холостой? А сколько ворот поставлено в Чесанце из русского материала. На одних по-прежнему гордо топорщатся красные звезды. По селу бегают коты-метисы. Русские привозили таких огромных сибирских кошек с пушистыми хвостами. Можно, наверно, сказать, что наиболее стойкая память о русских осталась в кошачьих генах.   На танке на вечеринку   Все 50 лет мужчины из Грудека страдали от дефицита женщин на базе. Ну и «знакомились» с ними у польских соседей. Сегодня пожилые уже женщины из Сыпнево и Чесанца молчат об этом, как могила. «С коротким флиртом проблем не было, - отвечает за них Эдмунд. – У офицеров, сержантов и гражданских из Грудека была свобода действий. Достаточно было одной сельской вечеринки. А в Чесанец они могли приехать на вечеринку даже на танках. Знали, как произвести нужное впечатление. Но даже ни к чему не обязывающие романы бывали небезопасными. 30-летний кинооператор из Сыпнево, когда ехал лесом, получил пулю. Откуда она прилетела, до сих пор никто не знает.   По официальной версии это был рикошет. Некоторые, правда, поговаривают, что его молодая жена закрутила роман с русским. Ну да, любви тут нужно было избегать. Бывала она опасной. Ведь если кто влюбится, то захочет жениться, А властям это не нравится. Вдруг он захочет в Польше остаться? Слишком много знает. Поэтому предусмотрительная власть отправляла влюбленных офицеров в Россию.   Только один из них, полковник Махайко, опередил власть и сыграл свадьбу в Грудеке. Сразу же после этого он получил назначение на Сахалин. Много лет скитался по конфликтным и отдаленным базам. Должен был отслужить запрещенную любовь. Только после распада СССР он пенсионером вернулся с женой в Сыпнево. Тут и умер. Похоронен на местном кладбище.   Год тому назад Эдмунду позвонила девушка, которую ее мать-одиночка вырастила в Сыпнево. Сказала, что хочет встретиться и поговорить об отце. Красивая такая. Смуглянка с вьющимися волосами. Теперь живет в Берлине, познакомилась там с грузинками. Они ей говорят: «Как ты на наших похожа». Приехала, чтобы найти отца. Эдмунд припоминает, что в конце 70-х был тут такой грузин, заведовал котельной. Они часто разговаривали в баре. Нс что с ним сейчас, Эдмунд не скажет, ведь он даже не знает, какая у него была фамилия. «Я там фамилий старался не спрашивать. Прозвища были лучше. Если, например, кто-то из Чехословакии служил, мы его звали Чех», - улыбается. Хотя девушку ему жалко. Ни с чем вернулась в Берлин. И через русских искала – тоже не помогли. Говорят, что бумаги затерялись. Эдмунд считает, что это матери должны были позаботиться о том, чтобы записать адрес и фамилию. Но у некоторых тогда было другое в голове. Одна пани из Сыпнево вместо алиментов потребовала цветной телевизор. И получила его.   Специалисты по неразорвавшимся снарядам   Когда русские выехали, местные кормились за счет неразорвавшихся снарядов. «Русские их 50 лет бросали. Масса этого была», - Толстый помнит, как снаряды привозили на тракторах с полигона, иногда их набиралось по две тонны в день. Тогда все это лежало и мхом зарастало. Это сейчас надо искать под землей. Собирали снаряды с восьми до четырех часов в местах, где когда-то стояли мишени. За это получали около 400 злотых в день на человека.   Олаф из Чесанца объясняет, что собирал снаряды с детства. Здесь каждый – сапер. Знает, что если не нажмешь туда, куда не следует, ничего не случится. Хотя один чудак насобирал снарядов и держал их в сарае. Один взорвался. Пол-Чесанца полиции приехало. Второй разряжал снаряд. Он взорвался, когда мужик держал его между ногами. Курицу разорвало на мелкие кусочки, «полонез» сильно повредило, а с мужиком, кроме небольшой раны на голени, ничего не случилось. На металлургическом комбинате в Щецине один раз тоже здешний товар взорвался. Развалил печь. Такое случается, когда запал не вывинчен. Снаряды шли в Чесанце не только в скупку металлолома. Еще два года тому назад ими взрывали бобриные плотины. А как-то озеро в селе замерзло, и один рыболов-экспериментатор решил снаряд в лунку заложить. Рвануло на несколько метров вверх. У соседей стекла повылетали.   В Сыпнево, говорят, было проведено несколько операций Центрального следственного бюро. Сначала там вертелись арабы, искали контактов с русскими. Потом что-то покупали варшавяне. Похоже, что удачно, потому что тогда все время что-то взрывалось в Марках (под Варшавой. – прим. Переводчика). Парни из Надажице из-за этой коммерции сидят в тюрьмах. Продавали мафии порох. Одному парню на этой работе оторвало руки. У Олафа тоже был несчастный случай со снарядами. Он работает в лесном хозяйстве. На самоходке разгребал ветви в лесу. Вдруг бухнуло. Потом – тишина. Олаф думал, что оглох. Оказалось, что под колесом взорвался минометный снаряд. Разорвало шину, а она 12 тысяч стоит... Об этом случае писали даже в центральной прессе. Когда Олаф пошел, чтобы застраховаться от неразорвавшихся снарядов, услышал, что никто за это не возьмется.   Некому яблоки оборвать...   «Когда русские уезжали, они плакали, - вздыхает мать Толстого Кшиштофа. Двое солдат неделю прожили у них в доме. Спали на том самом диване, на котором она сейчас сидит с сыном. – Не знали, где будут жить в России, боялись». Один из них, таджик, даже оставил им черно-белый снимок, как бы хотел этим жестом подкупить их память. Фотография, стоящая на комоде, живет здесь с ними 15 лет. Паренек в армейской форме серьезно смотрит нс большой фотографии на семью Толстого Кшиштофа.   В Борне лежало много застреленных собак. Не могли их забрать с собой, и пристреливали, чтобы животное не оставалось беспризорным. Большинство имущества вывозили на свалку. В этом мусоре даже кинопроектор можно было найти. Все бросились тогда на эту свалку, чтобы после русских что-нибудь выгрести. Алиция думала, что они не уедут. Столько их тут было. Ходили по этим красивым улочкам. Большинство зданий были еще немецкие. Теперь аж страшно ездить туда на велосипеде по грибы. В окрестностях городка растет множество яблонь, еще довоенных. Нет русских, некому яблоки оборвать.   Алиция помнит, что оставлено все было в хорошем состоянии. Каждому, кто спросит, она скажет, что Грудек разграбили поляки. Даже довоенный элеватор пал жертвой польской жадности. В околицах говорят: «Элеватор пережил Гитлера, пережил коммунизм, а демократии не пережил». Разбирали его ночью «спецы» из Сыпнево. Сначала один пошел красть, за ним другие. Всю ночь ездили эти машины. Только видно было, как оборудование блестит.   Алиция предпочла бы, чтобы воинская часть здесь оставалась, потому что она не может смотреть, как городок уходит под землю. Сначала люди думали: что-то здесь будет. Полгода охраняла здания польская воинская часть. Потом – сторож, который не очень-то и старался. Люди увидели, что ничего не происходит, начали растаскивать. Алиция считает, что ничего не надо было охранять, «просто наше государство не умеет управлять». Достаточно было в каждый многоэтажный дом вселить по две, по три семьи с детьми. Разве таких мало? Иногда в единственное еще пригодное здании гмина пытается кого-то поселить, но даже самые бедные не хотят тут долго оставаться.   Эдмунд рассказывает, что настоящей золотой жилой здесь был кабель. На полигоне он был проложен как шахматная доска. Еще русские здесь были, а люди уже кабель воровали. Тракторами его вытягивали. В Колонии Бжежница за одну ночь можно было заработать даже 5 тысяч. С метра получали четыре килограмма меди. Чтобы не ударило током, лучше всего развести костер с двух сторон. Потом можно без опаски вытягивать пережженные кабели. В прошлом году кабель закончился, но парни выкопали подстанцию. Один при этой операции устроил короткое замыкание. Выжил. Сердце крепкое, но шрамы остались. Эдмунд не был в Грудеке уже несколько лет. Сейчас туда нужно ехать по дороге, которой практически нет. Вся брусчатка уже разворована. А было ее здесь тысячи тонн. Весь плац был вымощен паулюсовской брусчаткой, тесанной вручную. Километр в одну сторону, километр в другую. До осени здесь стояла камнедробилка, которая дробила кирпичи с разрушающихся зданий. Полученную крошку ссыпаюли в терриконы на плацу.   Иногда пролетит орел, который любит безлюдные места. На полигоне уже несколько лет живут и волки. «Здесь была школа. Здесь столовая. Вот штаб, его разбирают, - Эдмунд ведет нас по территории, которой уже не узнает. Крыши провалились. Страшно туда входить.– Я не верил, что они уйдут. Правда, не верил», - повторяет он.   Память сохраняется лучше, чем здания, но это уже ненадолго. Те, кто вспоминает те времена, часто теряют нить разговора, забывают фамилии. А молодые не знают ничего. Рассеянно смотрят на обручальные колечки, на самовары или на потертый верблюжий плед в бабушкиной спальне.   На этих хрупких предметах заканчивается общая история русских и поляков из Грудека.   Имена некоторых героев изменены по их просьбе.   ОРИГИНАЛ

    Зачем немцам была нужна Первая Мировая война?

    Yennefer
    By Yennefer,
    HistMag   Форум   13 января 2009 г.   Зачем немцам была нужна Первая Мировая война?   Himen Действительно, что было целью Германии в этой войне? Захват территорий? Но ведь они уже получили по максимуму. А может, колонии?   Xellos Из того, что я знаю, речь шла о политическом и военном господстве в Европе. Германия хотела быть здесь тем, чем были США для обеих Америк...   Himen А планировали ли они какие-нибудь территориальные изменения в Европе?   Czajna Seczen Вот к чему ведёт крайний национализм и позиция «нам причитается всего и побольше». Бисмарк считал это глупостью, но он был, наверное, единственным человеком во всей Германии, который так думал.   Gryzio Так, для уточнения... Не только Германии хотелось разрешить пару проблем силовыми методами...   Himen Германия должна была стремиться избежать этой войны. Если она не хотела территориальных приобретений, то зачем ей была нужна эта война?   Gryzio Думаю, что Германия немного просчиталась, надеясь на нейтральность Великобритании. Допуская, что врагом Германии и Австро-Венгрии оставались бы только Франция и Россия, они могли рассчитывать на победу... Но это только мои предположения.   Duke Mihashi В сумме Германия была близка к победе в первый период войны.   Twister Я согласен, что Германия развязала войну ради военного господства... Но только ли ради него? Во-первых, Германия была ограничена в том, что касается завоевания колониальных владений, а их экономическая экспансия требовала новых земель. В своё время Бисмарк был против колоний, но не было силы, чтобы удержать немецкую экспансию. Во-вторых, конец XIX – начало XX века – это экспансия технологической мысли. Где-то нужно проверять новые возможности этой мысли... А лучше всего – на войне, то же самое мы наблюдаем сейчас в Ираке. Иначе, зачем американцам эта война? В-третьих, к войне стремились все державы, не только Германия. Примером может послужить хотя бы соперничество держав на Балканах или в колониях. Пока всё, привет!   Xellos М-да, две войны на Балканах перед Первой Мировой. Просто удивительно, что она не началась раньше.   Romuald Мне кажется, что Первая мировая была результатом также определённой немецкой ментальности, которая возникла после объединения Германии. Раздробленные до тех пор сильные немецкие государства, каждое из которых по отдельности представляло собой сильный центр, способный проводить эффективную политику, сложились в единое целое, в котором появилась идея, что оно может господствовать в мире.   Twister Тебе ли одному так кажется? Ведь в каждом учебнике можно об этом прочитать. Возьмём хотя бы «Общую историю XIX века» Базилёва – ведь это очевидный факт, а тебе только так кажется...   Romuald Я согласен не со всем, что пишется в учебниках, но ментальность немцев того периода убедила меня в этом. Я не привык считать истиной в последней инстанции всё, что я говорю, поэтому часто употребляю слова «мне кажется», «по моему мнению». И также не считаю истиной в последней инстанции всё, что написано в учебниках.   Rodak Точно! Так же, как «Валенса победил коммунизм» в каждом втором учебнике )).   Twister Эх... Ведь мы не говорим о том, что нужно соглашаться с учебниками... Я говорю о том, что на базе учебников, а затем – специальной литературы можно сделать собственные выводы. Если говорить о ментальности немцев, тут действительно достаточно учебников, но, понятно, не школьных – это хлам. А что касается Валенсы – и правда, не надо читать глупости в учебниках, достаточно знаний, вынесенных из дома. Разве что кто-то хочет писать большую научную работу... но это уже совсем другое дело J   Sabat Но прежде чем сделать собственные выводы на серьёзную тему, нужно прочитать книги двух авторов (лучше всего – придерживающихся разных точек зрения), чтобы вопрос был освещён с двух сторон. Тогда мы будем знать два крайних мнения, и на их основе можем определить собственную позицию. Иначе мы будем находиться под влиянием кого-то одного, и картина будет в каком-то смысле размазана и неполна. Что касается Первой Мировой войны, то её причиной стали старые счёты с Францией (Эльзас, Лотарингия), столкновение на Балканах интересов многих держав, назревающие в России перемены, а также - начавшаяся гонка вооружений, в основном, между Германией и Великобританией. Это привело к такой напряжённости, что, в конце концов, война должна была начаться.   Page Из того, что знаю, поводом для Первой Мировой войны стало убийство сербом эрцгерцога Фердинанда в Сараево. Сербия был обязана выплатить компенсацию, но этого австрийцам было недостаточно, и они объявили войну Сербии, чтобы доминировать на Балканах. А тогда сработала сеть союзов. Россия выступила за Сербию, Германия вступила в войну вместе с Австрией, на что Франция и Великобритания также ответили объявлением войны – по крайней мере, так меня учили в школе.   Twister Сказать честно?? – ты мало знаешь, начни читать специальную литературу, а не учебники. Привет. Надеюсь, что коллега не обидится, но что поделаешь...   Duke Mihashi Каждый когда-то начинал. Несколько лет тому назад я и сам бы сказал что-то подобное, и ты, Twister, тоже, до того, как поступил в университет.   Turaglar Англичане вступили в войну потому что – вот удивительно-то! - сдержали обещание насчёт защиты независимости Бельгии, на которую напала Германия. А иначе они стояли бы в стороне, наблюдая за дракой немцев и французов. (...) Германия всегда была агрессивной по отношению к соседям. Не выдержали и – бах! – погибли миллионы людей. Европа была разрушена, а они почувствовали себя обиженными результатами войны и хотели попробовать ещё раз.   el comandante По немецким понятиям, это не Германия начала войну. Её вынудил к этому военный союз, возникший в результате российской мобилизации против Австро-Венгрии. Немецкое командование считало, что в случае вступления Германии в войну на Востоке весьма правдоподобным было бы выступление против неё Франции, и поэтому германские военные планы предполагали опередить французов и победить их в молниеносной кампании, прежде чем Россия подготовится к войне. А почему Германия решилась на войну? Она отдавала себе отчёт в том, что предоставленная самой себе Австро-Венгрия будет разбита Россией, в связи с чем политическая роль Германии уменьшится, что приведёт к банкротству немецкой имперской концепции Mittleeuropa (Европейского центра). Сегодня можно выдвинуть предположение, что поражение Австро-Венгрии могло принести Германии определённые выгоды (она избавлялась от слабого союзника), но эта тема больше подходит для ветки «Что было бы, если бы»...   Erwin Rommel Второй Рейх – новый раздел колониальных владений, завоевание доминирующего положения в Европе и в мире (ведь известно, что в тех реалиях наличие колоний было тем же, чем сегодня – наличие ядерных боеголовок). Австро-Венгерская монархия – расширение влияния на Балканах и вытеснение оттуда России. Царская Россия – стремление блестящей победой затереть унизительное поражение под Цусимой в 1905 году, разрядить негативные настроения в обществе, увеличить своё влияние на Балканах и обеспечить выход к средиземному морю. Франция – Эльзас и Лотарингия, реванш за поражение в 1870-1871 годах. Япония – стремление завоевать тихоокеанские немецкие колонии. Италия – защита своих колоний в Африке. США – может быть, тихим голосом, но под нажимом предпринимателей и военной промышленности. Англия – сохранение мирового господства. Это - наиболее общий анализ ситуации. Так что обвинять только Германию в развязывании Первой Мировой войны – это невежество.   Stempi Page правильно написал о сети европейских союзов как о причине начала войны. Во всей этой дискуссии нельзя забывать, что: Вильгельм II ещё в течение 3 дней после сараевского покушения в личных письмах Францу Иосифу и Николаю II пытался предотвратить угрозу войны. Ни один из них не послушался, Австрия начала военные действия против Сербии, Россия объявила войну Австро-Венгрии. В этой ситуации у Германии не было другого выхода, как только выполнить свои союзнические обязательства – объявить войну России. Но! Только России. Не Германия Франции, а именно Франция Германии объявила войну. Кроме того, французская армия уже находилась в состоянии мобилизации, и, стало быть, французское командование решилось на быстрое наступление через Арденны, которое, благодаря «блестящему» французскому командованию, захлебнулось уже через 20 километров, без какого-либо серьёзного сопротивления с немецкой стороны. Поэтому французы не придавали большого значения обороне арденнского фланга в 1940 году, по собственному опыту считая, что оттуда нападение им не грозит. Как они ошиблись – мы знаем из истории. А Бельгия? Прежде чем немецкие войска атаковали Бельгию, германское правительство потребовало пропустить свои войска через территорию Бельгии, на что она, конечно, не согласилась. Только после этого Бельгия была атакована. Противная сторона до сих пор тычет этим Германии в нос, старательно забывая о собственной «похвальной » позиции по отношению к нейтральной Греции.   Kaj Германские власти были напуганы молниеносным развитием России после 1905 года. Они боялись (так же, как США сейчас боятся Китая), что если сейчас не предпримут решительных действий, то потом будет поздно.   Франц Иосиф II Боялись России? Не говорю, что не должны были бояться, но государственные интересы в понимании старых прусских юнкеров не позволяли видеть в России первостепенного врага. Скорее, ожидалось, что Франция захочет взять реванш за Эльзас и Лотарингию. Ускорялось строительство морского флота, но войны с Россией никто не хотел. Каждый понимал, что целью панславистской экспансии России может стать, скорее, Австро-Венгрия (так оно и случилось), А у Вилли были буйные амбиции, он хотел изменить мировой порядок, в котором Великобритания была важнейшей и сильнейшей. Типичный близорукий прусский юнкер.   Kaj Если бы только Вилли хотел войны, в Берлине этого бы не допустили. Прежде всего, немецкие власти боялись, что ещё 20 лет – и Россия станет первой мировой державой и гегемоном. (...)   Mercykiller Германия вообще не хотела этой войны. Она была трагической ошибкой. После покушения в Сараево придунайская монархия выдвинула Белграду список требований – Белград согласился выполнить их все, кроме одного, но важнейшего – следователям из Австро-Венгрии не было разрешено участвовать в следствии. Это стало поводом для вступления австрийских войск (впрочем, с согласия Запада). Россия, согласно международному праву, могла перегруппировать вооружённые силы на границе с соседом, готовящимся к военным действиям (на случай, если бы сосед планировал нападение – такое средство защиты применяли все, и оно не имело большого значения). Кроме того, русские перегруппировывали силы на протяжённости всей границы! На немецкой в том числе! Вильгельм II послал телеграмму Николаю II, чтобы узнать, что происходит. Царь вызвал военного министра Сухомлинова и шефа генерального штаба Янушкевича, чтобы спросить их, правда ли это, что российские войска группируются на границе с Германией. Они подтвердили, и царь приказал немедленно отвести войска. Они этого не сделали. Вильгельм снова телеграфирует Николаю, Николай снова вызывает Сухомлинова и Янушкевича, те обманывают его, говоря, что войска отведены. Царь телеграфирует Вильгельму, что войск на границе нет. Вильгельм, видя войска на границе, приходит к выводу, что царь лжёт, и решает на него напасть. И объявляет войну. Сухомлинов и Янушкевич после войны попали за это под суд и признались, что обманули царя. Эта война была одним большим недоразумением, но машина двинулась, и никто уже не мог её остановить.   Prosperus de ClaroMontum Ну так Германия должна была хранить нейтралитет, если не хотела войны. А как закончили жизнь Сухомлинов и Янушкевич?   Mercykiller То есть как? Спокойно смотреть, как на границе группируются российские войска?   Prosperus de ClaroMontum Ты меня спрашиваешь как историка или как германского императора?   Mercykiller Как германского императора, потому что как историк ты располагаешь большими знаниями, чем он тогда.   Prosperus de ClaroMontum Я бы созвал Рейхстаг и в своей речи обосновал бы, почему в государственных интересах лежит сохранение мира, и что в пользу мира свидетельствуют независимые факторы (географическое положение). Потом, когда я был бы уже уверен в ослаблении позиции «ястребов», я бы приказал войскам окопаться на границе, а сам поехал бы во Францию на переговоры.   Mercykiller Зачем? Если бы Франция объявила войну до того, как Германия объявила войну России, она была бы агрессором. Франция была в союзе с Россией, кроме того, французы жаждали войны с Германией (после унижений в наполеоновских войнах и создания Второго рейха в Зеркальном зале Версаля). Почему было бы не позволить им стать агрессором? Фактически ошибкой была попытка предупредить атаку Франции и нападение на нейтральную Бельгию.   Prosperus de ClaroMontum Для Германии и так бы ничего не изменилось. Британия и США и так встали бы на сторону Франции, если только Вильгельм не предложил бы англичанам поделить поровну французское добро. Вероятно, колониальные и экспансионистские круги Британии довели бы, однако, до войны с Германией, опасаясь чрезмерного роста её могущества.   Mac ap Конечно, Германия и так объявила бы войну России, в момент нападения России на Австро-Венгрию. Ничего не поделаешь, в той политической ситуации война была неизбежна.   Mercykiller Суть в том, что если бы Россия это сделала, это она стала бы главным виновником, а не Германия. А, кроме того, зачем бы она это делала, если она сама рекомендовала Белграду подчиниться Вене в вопросе следствия?   Prosperus de ClaroMontum Суть в том, что даже виноватого победителя – агрессора никогда не судят.   Mercykiller Необязательно. Всё зависит от того, кто пишет историю. Пока её пишут левые силы (американские студенты гордо носили цитатники Мао, чтобы продемонстрировать свою поддержку культурной революции, сегодня носят майки с Че), до тех пор целые народы позволят массовым убийцам вести себя на поводке.   Kaj Mercykiller: Германия вообще не хотела этой войны. Если бы не хотела, то не поддержала бы Вену в её стремлении развязать войну, а выступила бы с инициативой проведения конференции, чтобы войну предотвратить. Она была трагической ошибкой. Согласен. После покушения в Сараево придунайская монархия выдвинула Белграду список требований – Белград согласился выполнить их все, кроме одного, но важнейшего – следователям из Австро-Венгрии не было разрешено участвовать в следствии. То есть это был пункт, принятие которого для Белграда было невозможным. Это стало поводом для вступления австрийских войск (впрочем, с согласия Запада). Когда это Франция и Англия одобряли объявление войны? Если бы одобряли, то сами бы войну не объявили. Эта война была одним большим недоразумением Каким недоразумением, если к ней стремились Вена, Берлин, Париж и Петербург? но машина двинулась, и никто уже не мог её остановить Кроме вялых попыток Лондона, никто и не старался Всё зависит от того, кто пишет историю. Пока её пишут левые силы... Я всегда считал, что ты – страшный левак.   Mercykiller То есть это был пункт, принятие которого для Белграда было невозможным. Они хотели участия в следствии, а не в судебном разбирательстве. Пункт, возможный для принятия в каждом цивилизованном государстве. Когда главу иностранного государства убивают на территории чужой страны, это нормально, что службы этого государства принимают участие в следствии. (...)   Kaj Как они могли согласиться, чтобы австрийцы на территории Сербии получили права, принадлежащие собственным службам? Ты бы одобрил, чтобы русские на территории Польши могли внедряться, прослушивать, арестовывать? Прочитай содержание ультиматума. (...)   Mercykiller Если бы мы убили Путина или Медведева на территории Польши, то предполагаю, что у нас не было бы выхода... (...)   Kaj Какие мы? Разве это сербские власти убили Фердинанда? Если бы какой-нибудь поляк убил Путина, то в жизни бы мы не согласились, чтобы российские службы на территории Польши могли получить право на задержание, допросы или обыски. (...)   Mercykiller А Россия послушно бы уступила нам и доверчиво позволила бы нам вести следствие. Именно следствие должно было доказать, что правительство не замешано в это убийство. Ты думаешь, что если бы Туск задумал убить Путина, то сделал бы это сам или всё-таки это выполнил бы по его поручению какой-нибудь поляк? (...)   Prosperus de ClaroMontum Kaj – само имя много говорит, ведь это наследник юнкерских богатств.   Mac ap Вот только не надо переходить на личности, особенно всерьёз.   ОРИГИНАЛ

    Без слёз

    Yennefer
    By Yennefer,
    „NIE”   19 апреля 2010 г.     Ежи Урбан   Без слёз   Мой предыдущий фельетон назывался «Катастрофа президента К.». Начинался он фразой: «Несчастный случай, произошедший с президентом Польши, стал, наверное, первой в истории авиакатастрофой, которую вызвал пассажир ещё перед тем, как сесть в самолёт». Продажа номера «НЕ», содержащего эти слова, началась спустя два дня после катастрофы. Номер был датирован 15 апреля. Читатель вначале должен был получить впечатление, что фельетон касается действительной катастрофы, и что дальше у автора начался бред, потому что, наверно, от горя он потерял рассудок. Если читатель не прервал чтения, то вскоре он бы заметил, что фельетон был написан перед катастрофой, а его автор не предсказывает, а комментирует планируемый на 9 мая визит Леха Качиньского в Москву.   Когда в субботу 10 апреля самолёт разбился в Смоленске, тираж «НЕ» уже был отпечатан, и началась его экспедиция по стране. Я мог принять решение об уничтожении тиража и повторной печати, без устаревшего фельетона. Но я счёл, что читатели сориентируются в том, что этот фельетон был написан раньше и полностью потерял актуальность, а события лишили его смысла.   Кроме замены «Катастрофы президента К.» каким-либо другим текстом, я не считал нужным изменять под влиянием событий ни вида, ни содержания предыдущего номера «НЕ». Зачем? Во имя ритуала дать на первой полосе всем уже известную новость о знаменательной катастрофе? Рисовать на первой странице «НЕ» чёрную рамку, то есть выражать скорбь, которой я не чувствую, но, несмотря на это, бежать вместе со стадом? Мои ближайшие сотрудники и я не имели и не имеем желания ни участвовать в племенных ритуалах поляков, ни заражаться массовыми национальными психозами. Я не радуюсь смерти никаких политических противников, и не желаю им её, но ясно заявляю: это не был и не есть мой траур. Отсутствие лицемерия и решимость исключать себя из социальных групп, и уж наверное из такой, связанной эмоциями – это мои единственные достоинства. И я их берегу. Конечно, известие о катастрофе, исключительной в связи с рангом жертв, и для меня была шоком. В ней погибли также четыре человека, которых я более или менее знал. * * * Трагическая по своему способу смерть президента Польши наверняка принесла один положительный результат. Он ни в коем случае не является заслугой покойного, а только самой катастрофы в Смоленске: наступило психологическое отторжение польско-российской враждебности, которую братья Качиньские совместно создавали. Поэтому, и только поэтому покойный президент, возможно, заслужил того, чтобы Вавель стал с этих пор семейным склепом Качиньских.   Другие политические последствия падения «Ту» очень нехорошие. Смерть уберегла Леха Качиньского от благоприятного для государства и для граждан поражения на президентских выборах.   Что ещё хуже – она развязала траурную национальную истерику. Если истерика быстро не угаснет, это создаёт опасность победы Ярослава Качиньского на президентских выборах. А наглое размещение брата с женой на Вавеле свидетельствует о растущей неумеренности аппетитов шефа ПиС на власть.   Всё, что происходит и делается с трагикомическим преувеличением: толпы на улицах, телевизионные рыдания людей, не любящих ПиС; Вавель; мнение, что разыгралась величайшая драма в истории народа, - всё это вызывает страх у мыслящего человека. Рациональные оценки, мерки, выборы, позиции исчезают под воздействием массовых эмоций, накручиваемых визуальными СМИ. Прежде чем упал на землю президентский самолёт, многие аналитики политической ситуации говорили: перед всеобщими выборами ничего ещё нельзя сказать наверняка, что-нибудь может случиться. Ну и случилось. Самый важный на сегодняшний день вопрос звучит так: достаточно ли этих двух с половиной месяцев, отделяющих нас от президентских выборов, чтобы люди выбрались из пучины сентиментальных эмоций и восстановили свою способность к мышлению? Пройдет ли наслаждение затапливанием разума в коллективно проливаемых слезах прежде, чем наступит июнь? Поверит ли население в порождённое неудачей пилота величие Леха Качиньского так крепко, что изберёт президентом двойника?   Фатальна сама альтернатива: участие во власти усилившегося ПиС или единовластие Платформы. «Газета Выборча» пытается переломить этот фатализм, предлагая, чтобы под давлением траура обе крупнейшие рассорившиеся партии поддержали общего нейтрального кандидата в президенты. Это нереально. В изменившихся обстоятельствах и раскладе сил эти политические организмы по-прежнему будут играть за весь банк.   Я получил электронное письмо: читатель удивляется, что мы и я отказались от участия в рыданиях и траурных ритуалах. Это означает, - пишет он, - исключение из сообщества, в котором мы живём. Он считает, что это требует необычайной отваги. Своё предположение он подтверждает собственной пугливостью, потому что хочет оставаться неизвестным.   Я разъясняю: никакая это не отвага. Не в первый раз я исключаю себя из стада (например, так было в 1980 году) без значительных собственных издержек. В этом же случае отличие только временное. Вскоре большинство, как всегда, присоединится к холодному меньшинству.   Перевод с бумажного оригинала. СКАН     В том же номере:   Орёл приземлился     (Слева) Рисунок из бельгийской «Gazet van Antwerpen». Польское посольство в Брюсселе подало протест.   (Справа) Обложка польского еженедельника «Форум». Из-за отсутствия в Варшаве польского посольства протестовать было некому.

    Неполная колода

    Yennefer
    By Yennefer,
    "POLITYKA"   9 июля 2009 г.   Вавжинец Смочиньский   Неполная колода   Вбрасывание нереальных кандидатов в не начавшиеся избирательные гонки – это уже традиция польских президентских кампаний. В январе 2004 года, за полтора года перед предыдущими выборами, «Ньюсуик» опубликовал рейтинг, из которого следовало, что шансы на победу имеет Томаш Лис (тележурналист, – прим. перев.). «Шок! Я должен это обдумать. Спросите меня об этом через год», - сказал журналист, приятно удивлённый результатом. В конце концов, в политику он не пошёл, а за двузначный ответ заплатил потерей работы в новостной программе «Факты» на TVN. Согласно тому рейтингу, Лис мог проиграть только одному сопернику, Иоланте Квасьневской. Жена уходящего президента тоже не стала баллотироваться, а возглавила избирательный комитет Влодзимежа Цимошевича, и утонула вместе с кандидатом, кампанию которого торпедировали фальшивые, как позже оказалось, обвинения Анны Яруцкой*. Но в политике, как и в природе, ничто не исчезает. Та же самая фирма, которая в 2004 году составляла рейтинг для «Ньюсуик», в этом году по заказу «Газеты Выборчей» подсчитала шансы Квасьневской в единоборстве с Туском во втором туре. И снова бывшая первая леди выигрывает.     Результаты второго тура ------------------ Ответы мужчин ---- Ответы женщин   Результаты рейтинга-забавы «ГВ», из которого следует, что Иоланта Квасьневская победит Дональда Туска во втором туре президентских выборов. Источник: www.wyborcza.pl   Что такого есть в Иоланте Квасьневской, что она, как бумеранг, возвращается к президентским раздачам карт? Вопреки видимости, это совсем не значит, что поляки хотят, чтобы она стала главой государства – об этом свидетельствуют более поздние рейтинги, в которых её поддержка снижается почти до нуля. Популярность Квасьневской – это, в большой степени, выражение признательности её мужу, который не может снова баллотироваться и, кроме того, с ним связаны некоторые негативные ассоциации, которые не обременяют его жену. Но указание на Квасьневскую – это также рейтинговый «голос» за недостающего кандидата, которого избиратели хотели бы видеть в состязании.   Место, занятое Квасьневской, показывает, насколько широк спектр гипотетических кандидатов за полтора года перед выборами. Дело не в фамилиях, а в типах людей, которых поляки способны представить себе в Президентском дворце. По краям этого спектра – чистая популярность и чистый профессионализм. На стороне полюса популярности находятся политические знаменитости (Иоланта Квасьневская) и известные журналисты (Томаш Лис), на стороне профессионализма – бывшие политики на важных должностях (Ежи Бузек), в бизнесе (Анджей Олеховский), и, наконец, эксперты, которые занимались политикой (Марек Сафьян, Генрика Бохняж).   Действующие политики располагаются где-то посередине этого спектра, и это именно до их числа, вероятно, сузится выбор следующего главы государства. Вероятно, так как ближайший год станет «открытой выкладкой», окном шансов для кандидатов – непрофессиональных политиков. Даже если сама Квасьневская, что наиболее вероятно, не будет баллотироваться, её результат указывает на место для кандидата, не входящего в группу «традиционных подозреваемых» - необязательно это будет знаменитость или журналист, скорее, бывший политик и профессионал. Случай Рафала Тшасковского, toutes proportions gardées**, показывает, что в Польше уже можно «раскрутить» толкового кандидата, о котором никто раньше не слышал. Если это получилось с депутатом Европарламента, то почему может не получиться с президентом?   Многие видят результат Квасьневской в рейтинге, как прогноз более активного участия женщин в польской политике. Но если бы действительно существовала такая зависимость, то уже после предыдущих президентских выборов мы должны были бы заметить рост участия женщин в политике. Тем временем, всё происходит наоборот – наступила резкая маскулинизация стиля ведения политики. Да, благодаря Гражданской платформе, в Европарламент вошло гораздо больше женщин, чем благодаря любой другой польской партии, но сколько из них раньше состояло в Гражданской платформе и выдвинулось в структурах этой партии? И отчего наиболее известным депутатом Платформы остаётся Иоанна Муха? (32-летняя преподавательница, красавица, спортсменка, – прим. перев.).   Поляки ставят на Квасьневскую не потому, что мечтают о женщине-президенте, а только потому, что они не удовлетворены стилем политики, ассоциирующимся с мужчинами. Им будет достаточно, если президент не будет понимать политику исключительно в категориях вольной борьбы, будет уметь что-то большее, чем только браниться, ерошить перья и скрывать хамство под видимостью галантности. Даже, если Туск лично не приобрёл этих навыков, то Платформа борется с Правом и справедливостью их же методами, и уж наверняка она не сумела вывести публичные дебаты из конфликтной риторики. Правление ПиС скомпрометировало политику «твёрдой руки», а правление Гражданской платформы сделало то же самое с политикой «лужёной глотки».   Может быть, мы начинаем понимать, что эффективность политики не определяется голой силой. Что общественная жизнь – это сложная коллективная игра, а не просто драка один на один. Последние четыре года подрывают образ политики, которую исповедует её философ Карл Шмитт. Он считает, что сутью публичной жизни является постоянный конфликт, а компромисс свидетельствует о политической слабости. Этой философии придерживался Ярослав Качиньский, и похоже на то, что поляки уже в это не верят, во всяком случае, они видят президента в роли арбитра, а не стороны конфликта.   Лех Качиньский уйдёт с должности так же, как Джордж Буш-младший – не только как скомпрометированный политик, но и как ошибка тех, которые его поддержали, и наука для всех избирателей, чтобы более внимательно присматривались к кандидатам. В конце концов, для этого и существует избирательная кампания, чтобы проверить людей, добивающихся высшей государственной должности, в различных ситуациях, выяснить не только их компетентность, но и психику, проверить не только определённость и постоянство взглядов, но и способность к компромиссу и к верификации собственных убеждений. Качиньский оказался исключительно неприспособленным к психологическим требованиям должности.   Речь идёт не только о способности функционировать в публичном пространстве, но и о «кабинетных» склонностях. Наша система власти рассчитана на сотрудничество президента с премьером, и она перестаёт действовать, когда президент применяет принцип неограниченной подозрительности. Конечно, глава государства обязан смотреть на руки главе правительства, но в таких общих делах, как внешняя политика, и при таких разрушительных инструментах, как президентское вето, этот контроль не должен заключаться в постоянном блокировании правительства. Готовность к сотрудничеству не исключает, как минимум, принципа ограниченного доверия, которым, с хорошими результатами, руководствовался Квасьневский.   Возвращаясь к аналогии с Америкой, можно представить себе сценарий, по которому недовольство президентством Качиньского переродится в мобилизацию избирателей и кандидатов перед очередной раздачей карт. Опыт последних четырёх лет учит, что нельзя объединять президентские выборы с парламентскими, потому что, даже тогда, когда они проходят с интервалом в несколько месяцев, мы голосуем оптом, а это отражается на качестве решения. Парадоксально, но двойные выборы – это наиболее реальный инструмент, которым может воспользоваться Дональд Туск, желая нейтрализовать своего наиболее грозного соперника. Того, который теоретически может занять место Иоланты Квасьневской.   * Бывшая ассистентка накануне выборов предъявила доверенность, в которой Цимошевич якобы поручал ей изменить его налоговую декларацию. Позже суд обвинил её в подлоге – прим.перев. ** принимая во внимание все различия (фран.) – прим. перев.   ОРИГИНАЛ

    Битва за Гоголя

    Yennefer
    By Yennefer,
    "PRZEKRÓJ"   16 апреля 2009 г.   Иоанна Возничко-Чечотт   Битва за Гоголя     По случаю 200-летия со дня рождения Николая Гоголя Москва и Киев стараются доказать друг другу, что Гоголь был их великим писателем!   Кем был Николай Гоголь? Ответ Владимира Путина (на съезде партии «Единая Россия», Москва): «Это выдающийся русский писатель. Своим творчеством он неразрывно связал два братских народа: русский и украинский».   Ответ Виктора Ющенко (на праздновании 200-летия со дня рождения Гоголя, Полтава): «Это великий украинец. Его творчество не знает границ и языковых барьеров, но благодаря произведениям Гоголя мир узнал о нашей стране и о её традициях».   В этой литературной дискуссии критики молчат. Спустя 200 лет после рождения автора «Мёртвых душ» борьбу за его душу ведут представители высших эшелонов власти. В Киеве – потому что разве можно уступить кому-то душу человека, который возвёл украинские легенды в ранг литературных шедевров? В Москве - потому что разве можно уступить кому-то душу человека, с которого началась русская проза? Следы борьбы заметны в ведущемся с начала апреля (Гоголь родился первого апреля) «состязании по торжествам», а юбилейные сценарии, хоть и рождались в обеих странах независимо друг от друга, можно понимать как «ответим ударом на удар».     Торжества против торжеств   Сначала удар золотом. Украинский Центральный банк чеканит золотые монеты с изображением Гоголя. На рельефе представлен писатель, одетый в вышитую рубаху, а банк разъясняет: она олицетворяет землю, которая его сформировала.   В ответ российский литературный музей открывает выставку в честь писателя с художественным хитом. Впервые выставляется картина - дебют Владимира Путина «Узор на замёрзшем окне». Премьер нарисовал картину в январе, и на ней представлено – о, ирония! – окно с украинской занавеской. Украинцы отвечают открытием экспозиции в музее села Гоголево полтавской области, где родился писатель. Президент здесь присутствует собственной персоной: Ющенко приезжает на открытие. Русские на это открывают музей в последнем жилище писателя. Ключевое место в особняке на Никитском бульваре (центр Москвы) занимает камин, в котором Гоголь перед смертью, как говорят, сжёг вторую часть «Мёртвых душ». Стрелки часов установлены на три часа ночи. Время, когда сгорела рукопись.   Украинцы пером Николая Босака отвечают: второй том «Мёртвых душ» не сгорел, потому что он никогда не был написан полностью. Это можно прочитать в написанной Босаком в честь 200-летия биографической книге «Тайны Гоголя». Среди прочих тайн раскрывается и та, которая касается отношения к Украине, тогда – части империи. Когда Гоголь старался устроиться в Киевский университет, он писал: «Киев наш, не их!» Гоголь Босака не чувствовал себя своим среди русских.   Становится горячо, потому что ревизии сейчас подвергается биография Гоголя. На Украине писатель провёл первые 19 лет жизни. Потом уехал в Санкт-Петербург, и не мог быть таким уж мужичком из провинции, раз уже в 22 года дружил с Александром Пушкиным, а три года спустя стал заведовать кафедрой в Петербургском университете. После пятилетнего пребывания за границей (Париж, Рим) он вернулся в Россию. Даже тщательный подсчёт лет, проведённых в обеих спорящих странах, не даёт однозначного решения. И в России, и на Украине он провел ровно по 19 лет.   Раз биография подводит, можно порыться в творчестве. Украинские переводчики «Тараса Бульбы», произведения, прославляющего казачество, из школьного издания вычеркнули слова «русский» и «российский». «Российская земля» оказывается «украинской землёй», а «русская душа» – «казацкой».   „Эти понятия появились только в ХХ веке, - Когда Гоголь писал свои произведения, Украина функционировала как Русь. А значит, речь идёт о сохранении смысла”, - объясняет в беседе с «Пшекруем» Михайло Мишенко, социолог из Киевского Центра Разумкова.   „Гоголь важен для нас как создатель народной мифологии. Ещё до Тараса Шевченко он открыл значение казачества как элемента украинского национального самосознания. В своих повестях он прославил легенды, которые стали теперь нашей мифологией. Россию же он описывал как человек извне”, - замечает он.   Русские на удар Бульбой отвечают с размахом. Юбилейные торжества были украшены поставленным за полмиллиарда рублей (около 50 миллионов злотых) фильмом «Тарас Бульба». Главную роль сыграл украинец Богдан Ступка, и горячие реплики о русской земле и душе не переделывает ни в «украинские», ни в «казацкие».   „Из нескольких версий «Тараса Бульбы» основой сценария стала наиболее благожелательная к Кремлю”, - говорит Мишенко. – „Фильм вызвал у нас бурю”.   Тающий пантеон   Над борьбой за юбилей можно посмеяться, но выкатывающим антиукраинские орудия россиянам не до смеха. Что если «битва за Гоголя» создаст прецедент для сторонников украинскости Исаака Бабеля (родившегося в Одессе) или Анны Ахматовой (тоже из-под Одессы)? Когда другие бывшие советские республики тоже припомнят о своих, то пантеон российских деятелей литературы и искусства резко сократится. Уже сейчас режиссера Сергея Параджанова считают своим армяне, а поэта и певца Булата Окуджаву – грузины. В странах, строящих национальное самосознание после отсоединения от СССР, культ родных творцов бесценен.   „Речь не идет о Гоголе. Нам больно, что на Украине происходят фундаментальные изменения”, - говорит Игорь Чубайс, директор Межвузовского центра по изучению России. „Создаётся новое национальное самосознание. Для нас это горький процесс – как если бы ребёнок отвернулся от матери. Поэтому об украинских юбилейных торжествах мы говорим так агрессивно. Все от нас уходят, потому что мы не провели ревизии прошлого. Кремль попросту реабилитирует времена коммунизма. Как тут говорить о Гоголе?” – спрашивает он.   Сам Гоголь писал: „Я не знаю, кто я больше - хохол или русский?” «Хохол» - это презрительное название украинца в царской России. «Русский» - презрительное название коренного россиянина*. Он не ожидал, что за его душу когда-нибудь будут сражаться президенты.   * По-польски русский - Rosjanin, а Ruski, rusek - это действительно слова уничижительные. Видимо, авторша думала, что и в России так же.   Великие люди, которых многие хотели бы считать своими   Александр Македонский - но македонец ли? Греки говорят: Нет! Николай Гоголь - не мертвая душа ни для русских, ни для украинцев. Христофор Колумб - итальянец по происхождению, который покорял мир для Испании. Мать Тереза - вроде бы из Калькутты, но родилась в Скопле. За нее борются Албания и Македония. Мария Склодовская-Кюри была женщиной (реплика из фильма "Сексмиссия", в нашем прокате - "Новые амазонки"). Но полька она или француженка? Согласия уже нет. Джонатан Свифт - его хотят считать своим Ирландия и Великобритания. Николя Тесла - дал нам радио (вот блин, а нам-то дал Попов!- прим. пер.) А его самого дала нам сербская или хорватская земля?   ОРИГИНАЛ

    Гамбит Путина

    Yennefer
    By Yennefer,
    "POLITYKA"   21 апреля 2009 г.   Кшиштоф Мрозевич   Гамбит Путина   Путин заканчивает войну с терроризмом в Чечне. Что дальше?   Премьер-министр России Владимир Путин заявил, что его правительство заканчивает войну с терроризмом в Чечне. Так как премьер Путин не даёт собственного определения терроризма, можно догадываться, что терроризмом он называет всё, что происходит в Чечне, которая собственными силами, часто незаконными методами, с нарушением прав человека, отстаивает право отечества на независимость. В настолько широко понимаемом определении помещается как партизанщина, так и народно-освободительное движение, которое - не только в Чечне, но и всюду в мире - прибегает к средствам, типичным для терроризма: к похищениям, убийству тиранов, чтобы те, находясь у власти, боялись даже при хорошей охране.   Мне кажется, что советники господина премьера Владимира Путина заново перечитали важные произведения русской классики – «Бесов» Достоевского, записки князя Кропоткина и работы Бакунина. Современный терроризм вырастает из их теорий. Отчизной современного терроризма является царская Россия. Именно тогда отчаявшиеся безумцы, аристократы, прекрасно образованные люди, не находили иного выхода в борьбе с деспотией, кроме обращения к оружию слабых, которым считается терроризм.   Если наследник великорусских традиций Владимир Путин заканчивает войну с терроризмом, это значит, что он знает, кого нельзя победить. Нельзя победить горцев в их собственных высоких горах, таких как Кавказ, при помощи солдат, которые выросли в России, то есть в стране, где нет гор, кроме Уральских. А стало быть, нет горцев. Не начинают войну с горцами, не имея собственных. Народы, находящиеся под сапогом России, которую раньше называли тюрьмой народов, дали понять Москве, что если какое-либо этническое сообщество, имеющее культурные и религиозные отличия, хочет иметь собственное государство, то нет такой силы, которая могла бы воспрепятствовать ему в этом стремлении, остановить мечту. Путин знает, что эту войну нельзя выиграть. Русские сражались с чеченцами в их горах, но не смогли победить их в собственной столице.   Чечнёй правит наместник Москвы, президент Кадыров. Его власть жестока, она не позволяет независимым племенам слишком высоко поднимать голову. Межплеменная борьба, присутствие русских вместе с чеченцем Кадыровым создает картину настолько же мутную, насколько кровавую. Вблизи Чечни проходят нефтепроводы. Россия никогда не откажется от контроля над этими линиями. Если премьер Путин говорит, что закончил войну с терроризмом в Чечне, это значит, что он предлагает ведение мирных переговоров со своими прежними противниками. Кто захочет сесть за стол переговоров с Путиным? Вот вопрос.   Комментарии   Kristoff: Пока что Путин сказал, что заканчивает войну с терроризмом в Чечне, а, как известно, политики любят много говорить, а когда доходит до дела, то с этим бывает хуже. Не манёвр ли это премьера, чтобы только убедить другие народы в том, что Чечня отвергает руку, протянутую ей Россией?   Tuciu: Считаю, что эта статья, к сожалению - бессвязный бред польского романтика, сравнимый с геополитическими взглядами а-ля Товяньский. Как можно одновременно утверждать, что Россия проиграла в Чечне и что она контролирует её через Кадырова? Утверждение, что если какое-либо сообщество хочет иметь собственное государство, то нет такой силы, чтобы его удержать – явная чепуха. Что в таком случае с курдами, уйгурами, тибетцами, чеченцами, тамилами, татарами, казаками, силезцами и многими другими малыми народами, которых эффективно удерживает от независимости существующий расклад сил и геополитика? Что с историей более чем столетних разделов Польши? В своём антироссийском возбуждении автор зашёл далековато, но это ещё ничто по сравнению с его занятным подходом к терроризму. Как можно оправдывать терроризм в исполнении чеченцев и осуждать тот, которым занимаются палестинцы и Аль-Каида? Может быть, освобождение из-под российского влияния имеет какие-нибудь привилегии по отношению к освобождению из-под израильского или американского влияния? Если это так, то очень прошу автора объяснить, почему он так считает. Является ли это божьей заповедью, моральным императивом или, может быть, это историческая необходимость заставляет господина обозревателя применять к людям, убивающим безоружных мирных жителей, различные стандарты, в зависимости от национальности их жертв?   PIRS: Неужели вы действительно считаете, что в царской России «прекрасно образованные люди не находили иного выхода в борьбе с деспотией, кроме обращения к оружию слабых, которым считается терроризм»? Что дал этот терроризм – торможение демократических перемен, усиление действий полиции, казни и ссылки на каторгу тех, кто обратился к этому оружию. Можно ли вообще одобрять терроризм? Чечня разрушена, тысячи людей погибли, тысячи стали беженцами, господствует террор намного более сильный, чем при российской власти, которую здесь пытались свергнуть. Благородные боевики вырезали друг друга, похищали иностранцев, которые привозили им гуманитарную помощь, убивали мирных жителей. И – удивительно! – они имели массу денег на ведение войны, которая стоит очень недёшево. Вы в самом деле считаете, что за обретение полной независимости стоило заплатить столькими смертями и разрушениями и нужно платить дальше?   Jotka: Подзуживание малых народов к так называемой независимости приводит к тому, что они получают её при помощи ДРУГИХ и ценой огромных собственных потерь. А потом они попадают в постоянную экономическую зависимость и навеки смиряются с присутствием на своей земле чужой армии. Фактически прибыли получают те, у кого есть в этом какой-нибудь военно-экономический интерес. Было бы хорошо, если бы такие народы научились жить в согласии друг с другом. К сожалению, деньги и природные богатства поссорят всех...   zwyklak: Сядут (за стол переговоров – прим. пер.). Даже старые враги сядут. И наверно Путину не будет мешать (а если будет, то только в случае потери памяти премьером России) то, что он разговаривает с уже «бывшими» террористами. Ваш комментарий, как обычно, жемчужина. Я не хочу сказать, что прочие журналисты свиньи, нет-нет. К сожалению, многие не имеют понятия, о чём пишут, когда пишут о проблемах между Чечнёй и Россией.   Божена: Давно я не читала ничего более содержательного о том, что происходит в Чечне! Жду Ваших новых статей! Восхищаюсь и приветствую!   ОРИГИНАЛ

    ГАБОН И ПОЛЬСКИЙ ВОПРОС

    Yennefer
    By Yennefer,
    ГАБОН И ПОЛЬСКИЙ ВОПРОС   Заметки из польских СМИ, 3-5 марта 2009 года     „Politbiuro. Gazeta.pl”: Габон и польский вопрос, то есть нападение Габона   Вчера Ярослав Качиньский (председатель партии «Право и справедливость», брат-близнец президента Леха Качиньского. – прим. перев.) прицепился к Габону. Благодаря ему некоторые поляки узнали о существовании этого государства, а язык польской политики обогатился словосочетанием «атака Габона». (...) Председатель ПиС сказал, что протекционизм и эмиссия еврооблигаций – явления маргинальные и в такой же степени возможные, как нападение Габона на Польшу. Эта цитата войдёт в историю польской политики. (...)   „Dziennik”: Качиньский просит прощения у граждан Габона   Ярослава Качиньского не обескуражили критика и насмешки за слова о Габоне. Когда журналисты спросили его, что он знает об этой республике, он ответил: «Это не слишком крупное африканское государство, где важную роль играет выращивание земляных орешков». И добавил: «Если я кого-нибудь из Габона обидел, то извините". Тема Габона возникла в польской политике в понедельник. Председатель ПиС, пользуясь примером этого государства, дезавуировал успех Дональда Туска на саммите ЕС в Брюсселе: «Можно объявить, что Габон нападёт на Польшу, потом окажется, что нет, - и вот мы имеем большой успех», - насмехался Ярослав Качиньский. Последствия были очевидными. Во вторник журналистов интересовало только одно: что председатель ПиС ещё знает на эту тему. «Я хотел привести пример государства, которое ничем не угрожает Польше», - объяснял он. И добавил: «Так как язык можно использовать в любой ситуации, и можно им сформулировать любой тезис, то я привёл такой пример. Я мог с тем же успехом сказать о нападении марсиан. Но, конечно, Габон – это реальная страна». Тема земляных орешков не впервые появляется в высказываниях Ярослава Качиньского. В марте 2007 года Александр Квасьневский пожаловался, что его подслушивали. Журналисты спросили об этом тогдашнего премьера. Ярослав Качиньский ответил: «А в чём тут мы виноваты? С таким же успехом нас можно обвинять в неурожае земляных орешков в Габоне».   Ярослав Качиньский попал пальцем в небо. Габон вовсе не бедный родственник   Габон в последние дни стал хитом польских СМИ. И это несмотря на то, что не было ни встречи на высшем уровне, ни футбольного матча между командами обеих стран. И всё из-за Ярослава Качиньского, который, насмехаясь над правительством Дональда Туска, сослался на это африканское государство. Однако, следует знать, что эта страна славится вовсе не выращиванием земляных орешков, как убеждал председатель ПиС. Основой экономики этого государства является нефть, она составляет 80 процентов экспорта. Габон – это и один из мировых лидеров по добыче марганца. На территории этой страны имеются залежи урана, железных руд, свинец, алмазы и мрамор. Габон – это одно из ведущих африканских государств, имеющих приличную величину показателя общественно-экономического развития. Габон находится на 123 месте в группе средне-развитых стран, в одной компании, например, с Ливией, Россией и Египтом.   Музей IV РП: (сатирический портал)   Как можно было с очевидностью предполагать, даже в такой важный момент растущей заинтересованности Габоном и размышлений Ярослава Качиньского об эмиграции в эту страну, враги народа со страшной силой атаковали его, оказывая беспримерный нажим, нацеленный на принуждение Отца Народа к выезду. Ниже представлены образцы такого беспрецедентного давления, однозначно подтверждающие, что мы имеем дело с чётко спланированной и хорошо скоординированной вражьей акцией:   «Я выслал бы председателя Качиньского в Габон, там его место» (Януш Паликот* в беседе с Моникой Олейник (передача «Точка над i», TVN 24, 04.03.2009 г.)   «То, что Паликот высылает господина председателя в Габон - это хорошо, потому что если он уедет в Габон, то не будет себя здесь компрометировать, как в последнее время» (Гжегож Схетина** в беседе с Моникой Олейник (передача «Гость радио «Зет»», 05.03.2009 г.)   * Депутат Сейма ** Министр внутренних дел и администрации в правительстве Дональда Туска

    Царское село

    Yennefer
    By Yennefer,
    "NIE"   20 апреля 2009 г.,   Гжегож Билиньский   Царское село На даче у Путина     В России бизнесмены и артисты любят быть поближе к власти, а поэтому – другого выхода нет! – они должны следовать за ней. Так было в давние времена, когда тогдашние Абрамовичи и Аллы Пугачёвы поспешали за царским двором между Москвой и Петербургом, так остаётся и теперь. Именно поэтому таким модным стал маленький, убогий, запойный городишко Валдай на берегу одноимённого озера. С тех пор, как неподалёку была построена дача для Владимира Владимировича Путина, тогда президента, а сегодня ещё более важного, чем президент, премьер-министра, цена земли подскочила до небес. Правда, она не догнала Рублёвку, подмосковный городок миллионеров, но меньше 4 тысяч евро за «сотку», то есть за сто квадратных метров земли, ничего купить не удастся. Пионером конъюнктурного переселения на Валдай был режиссёр Эльдар Рязанов. Он первый поставил здесь дачу. Сейчас дачи вырастают одна за другой. Все надеются, что хоть издалека увидят Путина.   Такой же надеждой – увидеть Путина – живёт население Валдая. Почти все они работают на начальственном объекте, но на время пребывания хозяина их отсылают по домам. Конечно, они обязаны строго хранить тайну. Проблема в том, что благодаря работе у людей есть деньги, а так как их негде и не на что потратить в Валдае, то все пьют по-чёрному. Алкоголь развязывает языки, чем пользуются российские журналисты. Воспользовался и я. Оказалось, что во времена, когда у каждого в сотовом телефоне есть фотоаппарат, даже раздобыть фотографию тайного объекта не слишком трудно.   *** В послереволюционном Петрограде почти каждый хвастался, что видел Ленина вблизи. Теперь жители Валдая рассказывают о «близких встречах» с Путиным, причём рассказы о Путине, так же, как раньше рассказы о Ленине, нельзя принимать всерьёз. Невозможно отделить правду от вымысла, ещё и потому, что – как я уже упоминал – вне службы там редко кто бывает трезвым.   Красиво звучит, например, история о президенте-премьере, рассекающем по озеру на катере в одних плавках и об охранниках, сопровождающих его на таких же катерах, но с полным вооружением и в пуленепробиваемых жилетах вместо спасательных. Катер как-то не подходит Путину, который, по-видимому, охотней сел бы на вёсла, чем стал бы пугать водоплавающую птицу. Ну и охранники – это противоречит другим рассказам местных жителей, из которых следует, что хозяин передвигается по территории без охраны, чувствует себя в полной безопасности, а каждый нежеланный гость будет задержан далеко от объекта.   Я сам слышал от жителя Валдая, как милиционер дорожно-патрульной службы, которых тут называют «гаичниками», хотел задержать «Волгу» за превышение скорости. За рулём сидел Владимир Владимирович без всякой охраны – может быть, хотел навестить кого-то из знакомых на даче и спешил, чтобы обед не остыл. «Волга» помчалась дальше, а когда она возвращалась, на посту было уже несколько других «гаичников». Наверно, хотели проверить, не заливает ли коллега, будто видел самого Путина. И в плебейской «Волге».   Громкой была в Валдае история сторожа, который при входе в «запретную» зону задержал самого Путина и запретил ему идти дальше. Когда Путин пытался объяснить ему, что он президент России, сторож обругал его: «Знаю я вас, президентов. Тут через одного все президенты». Говорят, что вначале к сторожу отнеслись добродушно. Только когда он начал хвастаться на всех углах, как он задержал самого Путина, он потерял место. Эта история подозрительно напоминает рассказ, кажется, писателя Зощенко о Ленине, которого караульный не хотел пропустить в Кремль.   Владения Путина занимают 52 гектара. Их окружают несколько зон безопасности. Наружная охраняется наиболее слабо. В лесу даже можно собирать грибы и ягоды. Интересно то, что чем ближе к власти, тем они крупней. Вместе с рядовыми любителями даров леса сюда с корзинками проникают журналисты; ничто так не соблазняет эту братию, как таинственность власти. Только когда в небе появляются два белых вертолёта, что означает прибытие хозяина, заканчивается грибной сезон. Пока запрет не будет отменён. Внутренняя зона – это высокий забор с колючей проволокой, через которую, говорят, пропущен ток. Говорят – потому что никто не прикасался к проволоке даже по пьяному делу.   *** Девственная природа – это не единственное достоинство Валдая. Он расположен почти точно на полдороги между Москвой и Петербургом. Путин – не первый властелин России, который обратил внимание на это красивое и стратегически важное место. Первым был Сталин. Он построил дачу на противоположном берегу озера, по отношению к тому, на котором сегодня отдыхает Путин. По тогдашней моде в здании было бомбоубежище, а Сталин, кажется, заглянул сюда раз в жизни. Началась война, и оказалось, что дача слишком далеко выдвинута на запад. Сегодня в летнем сталинском доме устроена гостиница. Можно снять номер за 100 долларов в сутки, люкс за 200, а если кто-то пожелает, чтобы его согрела в постели местная красавица, то такое удовольствие стоит 400 долларов за ночь. Говорят, стоит, так как красавица не из сталинской эпохи.   Жильцом сталинской дачи мог бы стать Никита Хрущёв, и на длительный срок. Когда в 1964 году Леонид Брежнев вместе с начальством КГБ планировал дворцовый переворот в Кремле, рассматривалась ссылка на озеро, на бессрочный принудительный отдых, снятого первого секретаря ЦК КПСС, если бы он не захотел добровольно отцепиться от кресла. Обошлось без этого.   Следующим, кто обратил внимание на Валдай, был Борис Ельцин. И он велел построить летний домик, скорее, невзрачный, так как Ельцин был весёлым, но скромным человеком. Не могло не быть только теннисного корта, потому что Ельцин любил отбивать мячики. Сегодня дача Ельцина занята под хозяйственные помещения во владениях Владимира Владимировича, которого Ельцин благословил на властелина России. Страна, как видно, развивается.   *** Путин, скорее, не ограничивал себя. Двухэтажное здание с внутренним бассейном – это не всё. Есть китайский домик, корчма, поле для мини-гольфа. Жители Валдая рассказывали мне о поручнях из золота, о двух посадочных площадках для вертолётов (на самом деле одна) и черт знает о чём ещё. И без этих фантазий дача такая, что её не должен стыдиться важнейший человек России.   На Валдай хозяин любит приглашать гостей, в том числе иностранных. Частым гостем тут бывал, а может быть, и теперь бывает, Герхард Шрёдер, бывший канцлер Германии, друг Путина. По слухам, не так давно там был концерт знаменитой когда-то группы «АББА», а крупицей правды, которая есть в каждой сплетне, стал факт, что там выступила группа, подражающая знаменитым шведам.   Кто строил дачу? Это очередная загадка. Одни говорят о финах, другие – о гастарбайтерах из бывшей Югославии. Известно, что не русские. Легенды ходят о заработках рабочих. Думаю, что наиболее правдоподобна балканская гипотеза, а если говорить о заработках, то коренные жители способны пропить каждую сумму. А значит, незачем волноваться из-за чего-то настолько текучего, как деньги.   *** Валдай – это не единственный объект такого типа в России, а Путин – не единственный важный чиновник на свете, который отдыхает в роскошных условиях. Во время президентской кампании Лех Качиньский обещал отдать все объекты, находящиеся в распоряжении главы государства, кроме летней резиденции в Хеле. Слова он не сдержал. Путин не обещал, что после того, как сменит должность президента на кресло премьера, отдаст Валдай. И слово сдержал.   ОРИГИНАЛ

  • 177,599
    Total Topics
    5,401,029
    Total Posts
    5,544
    Total Members
    12,032
    Most Online
    Kivlarov
    Newest Member
    Kivlarov
    Joined 10/25/2021 11:09 AM
×